Трудное примирение с прошлым: почему Колчак повторяет судьбу Маннергейма

Установленная на днях в Петербурге мемориальная доска Александру Колчаку стала объектом атаки вандалов. ТАСС вспоминает, как в России памятники историческим личностям становились предметом дискуссий.

доска Маннергейму.jpg

Очередным объектом идеологических атак стала мемориальная доска адмиралу Александру Колчаку в Санкт-Петербурге на доме, где он жил с 1906 по 1912 г. Ее установили 12 ноября по инициативе историко-культурного центра «Белое дело» после долгих согласований с городскими властями. Буквально через день памятный знак оказался замазан черной краской. 

В итоге, церемония официального открытия, намеченная на 16 ноября (день рождения Колчака), была отменена, а представители «Белого дела» не исключают новых инцидентов. «Сторонники коммунистической идеологии присутствовали у дома Колчака в момент установки доски с плакатами „Колчак — военный преступник“ и были замечены у здания накануне, — рассказал ТАСС координатор „Белого дела“ Олег Шевцов. — Мы приведем в порядок мемориальную доску и будем „ждать“ новых ходоков». 

Народ «за» и народ «против»

«Примирение с прошлым» стало трендом последних лет: разные общественные объединения в разных городах предпринимали действия, которые, по их мнению, способствуют этой цели. В основном речь идет об установке памятников и памятных знаков личностям, сыгравшим как положительную, так и отрицательную роль в истории страны. Но часто результатом этих действий становится не примирение людей разных взглядов, а активное противостояние.

Первым случаем в российской истории, когда возникла общественная дискуссия по поводу установки памятника, стало создание монумента «Тысячелетие России» в Великом Новгороде в 1862 году. Дискутировали — найдется ли на нем место Ивану Грозному.

«Вопрос о том, кого изображать на памятнике в Новгороде, был предметом широкого обсуждения общественности. Высказывались писатели Тургенев и Гончаров, историки Костомаров и Соловьев, а также просто обыватели, — рассказал ТАСС новгородский историк Виктор Смирнов. 

— Больше всего вопросов вызвало предложение по изображению Ивана Грозного. Историк Федор Буслаев приводил в пример его заслуги, но большинство решило, что именно в Новгороде, где в 1569–1570 годах Грозный учинил погром, появление этой фигуры как минимум неуместно. Увековечение Грозного именно в этом городе было бы оскорблением исторической памяти». В итоге, император Александр II согласился с теми, кто считал, что ставить в Новгороде памятник Ивану IV нельзя, и эпоха его царствования была отражена на монументе другими историческими личностями.

В новейшей истории России первая общественная дискуссия по подобному вопросу возникла в начале 1990-х годов в Чите, когда обсуждалась возможность реабилитации одного из лидеров белого движения, казачьего атамана Григория Семенова. Сторонники реабилитации хотели установить мемориальную доску на здании, где находился его штаб. Тогда эта инициатива не нашла поддержки ни у горожан, ни у властей.

Но в ноябре 2015 года представители шести общественных организаций 
Забайкальского края, в том числе казачьих станиц, обратились к руководству России с просьбой о содействии в пересмотре Военной коллегией Верховного суда РФ уголовного дела Семенова. Они ссылались на рассекреченные документы, которые, по их мнению, указывают, что предъявленные атаману обвинения абсурдны. «Пока мы ставим вопрос только о пересмотре приговора суда. Если будет принято решение, что приговор незаконен, то мы сможем требовать реабилитации атамана», — сообщил тогда ТАСС президент фонда «Дело Бекетова» Юрий Ткаченко.

Уроженец забайкальского поселка Куранжа Семенов во время Первой мировой войны был награжден орденом Святого Георгия IV степени и Георгиевским оружием. Он не принял приход к власти большевиков и поднял мятеж на станции Березовка в Забайкалье. 

В 1918 году ему удалось утвердиться в регионе. В 1920 году указом Александра Колчака Семенов получил «всю полноту военной и гражданской власти на всей территории Российской Восточной Окраины (РВО)», возглавил читинское правительство РВО. В советские годы слово «семеновщина» ассоциировалось с массовым террором, расстрелами и пытками. Против увековечивания памяти белого генерала выступают представители КПРФ.

В Оренбурге в 2009 году после долгих споров была установлена мемориальная доска атаману Александру Дутову. «Незаурядные качества Дутова как политического деятеля в период октябрьских событий 1917 года и выполнение им де-факто функций градоправителя Оренбурга в революционный период позволили избежать массового кровопролития. Будучи неважным военачальником, Александр Ильич зарекомендовал себя как видный государственный деятель», — рассказал ТАСС президент оренбургского благотворительного фонда «Евразия» Игорь Храмов.

Мемориальную доску Дутову изготовили за счет спонсоров. Фонд «Евразия» установил ее в изначально согласованном с администрацией города месте — на историческом здании на углу улиц Кирова и Советской в центре Оренбурга. Через три месяца в адрес фонда пришло предписание от городской администрации демонтировать памятный знак. Причиной послужило неоднозначное отношение к личности атамана. Многие жители Оренбурга, считающие его тираном и палачом, требовали от администрации объяснений, откуда взялась эта табличка.

Доска вернулась на свое место только через три года после официального утверждения горсоветом. По словам депутата горсовета Александра Мостовенко, перед принятием решения был проведен социологический опрос, на котором большинство жителей все-таки высказались за установку мемориальной доски.

Где еще чтут память Колчака

Петербург не первый город, где решили увековечить память об Александре Колчаке. Свердловское отделение Русского географического общества (РГО) реализует проект «Сохранение наследия адмирала Колчака», в рамках которого собирает документы, фотографии и другие материалы, которые относятся к его биографии и деятельности в различные периоды.

7 февраля 2006 года, в годовщину гибели адмирала, в Екатеринбурге была установлена памятная доска на доме, где останавливался Александр Колчак (он прибыл туда уже в качестве одного из лидеров белого движения во время Гражданской войны).

«Мы отдавали дань уважения величайшему патриоту страны, ученому, награжденному Константиновской медалью РГО. Мы преклоняемся перед великим ученым, флотоводцем и выдающимся гражданином России», — сказал ТАСС председатель Свердловского областного отделения РГО Михаил Горюнов.

Во Владивостоке в марте прошлого года тоже открыли мемориальную доску адмиралу Колчаку на Морском вокзале. Таким образом было решено отметить его вклад в развитие ледокольного флота на Дальнем Востоке и исследования дальневосточных морей. Колчак служил на клипере Тихоокеанского флота «Крейсер», на котором с мая 1897 по март 1898-го проводил исследования по гидрологии, изучая течения у берегов Корейского полуострова. Эти наблюдения стали основой для первого научного труда будущего адмирала и были применены во время Русско-японской войны 1904–1905 гг. для размещения минных полей.

«По итогам установки памятной доски Колчаку на морском вокзале общественность города и края выразила некоторое возмущение, но дальше легкого недовольства дело не зашло», — рассказала ТАСС профессор департамента истории и археологии Дальневосточного федерального университета Елена Лыкова. При этом возражения местных жителей вызвал не сам факт размещения мемориальной доски, а слова Колчака, выбранные для запечатления на ней: «Интересы государственного спокойствия требуют присутствия во Владивостоке русских войск… Владивосток есть русская крепость». Критики отмечали, что нужно было найти цитату, более подходящую к образу полярного исследователя и географа.

Память о Колчаке несколько лет назад вернули необитаемому острову у юго-восточного берега Таймырского залива. Он был открыт во время санной экспедиции Толля и Колчака в Карском море и в 1908 году нанесен на карту под названием «остров Колчака». В конце 1930-х годов его переименовали в остров Расторгуева, а в июле 2005-го постановлением правительства РФ историческое название было восстановлено.

Кстати, в Санкт-Петербурге в 2002 году уже была установлена мемориальная доска Колчаку — как известному выпускнику Морского корпуса Петра Великого. Она размещена не на фасаде, а во дворе здания училища, куда ограничен доступ посторонних. Но объектом нападок стала именно мемориальная доска, вывешенная теперь в Санкт-Петербурге на всеобщее обозрение.

«По законодательству Колчак по сей день является преступником»

Главный аргумент коммунистов против Колчака — организация карательных экспедиций в Сибири в период, когда он именовался верховным правителем России.

«По действующему законодательству РФ гражданин Колчак по сей день является преступником — в 1999 году военный суд Забайкальского военного округа признал Колчака не подлежащим реабилитации, так как он не только не остановил террор, который проводила его контрразведка в отношении гражданского населения, но и ужесточал его. Судебное решение никто не отменял, в 2001 году Военная коллегия Верховного суда приняла решение не опротестовывать решение военного суда округа. Военная коллегия постановила, что заслуги адмирала в дореволюционный период, которые никто не отрицает, не могут служить основанием для его реабилитации», — сказала ТАСС глава фракции КПРФ в Законодательном собрании Петербурга, первый секретарь горкома партии Ольга Ходунова.

Историки не отрицают участия Колчака в белом терроре и не пытаются его оправдать. «Будучи верховным правителем России, он был таким же преступником, как все первые лица тогдашних российских противостоящих политических лагерей. Безусловно, его деятельность в рамках классических форм закона была столь же преступной, как деятельность Ленина, Троцкого, ибо любой террор является преступлением», — отметил в интервью ТАСС доктор исторических наук, доцент Института истории СПбГУ Александр Пученков.

В то же время историк считает, что личность Колчака представляет огромный интерес. «Колчак — это одна из самых знаменитых фигур военно-морской истории России начала ХХ века. Водружать ему доску за его деятельность как „верховного правителя России“ немыслимо. Но если мы говорим, что мы устанавливаем доску Колчаку как выдающемуся военно-морскому деятелю, военному профессионалу, полярному исследователю, — это обоснованно. В этом плане Колчак выступает как выдающийся уроженец города, выдающийся морской офицер, весь петербургский период деятельности которого заслуживает глубокого восхищения», — отметил Пученков.

Виктор Смирнов считает, что памятники не обязательно должны напоминать только о хорошем: «Увековечивать можно и хорошее, и плохое при условии, что это будет отражать реальную роль данной личности в истории».

История повторяется

Представители общественного движения «Белое дело» в противовес коммунистам считают, что у них не меньше оснований требовать снятия памятников лидерам революционного движения.

«Мы десятки лет законным путем пытаемся переименовать улицы, которые носят имена людей совсем „нерукопожатных“, с нашей точки зрения. Увековечение Ленина, Сталина, Дзержинского, Урицкого оскорбляет наши чувства, но мы живем в государстве и отстаиваем свою точку зрения законными способами. И вот появляются люди, которые все крушат и ломают. Человек с молотком или баллончиком краски перечеркивает все наши гражданские усилия, делает их совершенно бесполезными», — рассуждает координатор «Белого дела» Олег Шевцов.

Как отмечают краеведы и музейщики, случаи физической борьбы с памятниками революционерам тоже встречались. «В 1990-х годах с улицы Чайковского была демонтирована мемориальная доска Ленину, которая подверглась акту вандализма. В 2012 году в Петербурге вандалы облили краской мемориальную доску на доме в Петроградском районе, в котором находится музей-квартира сестры Владимира Ленина Анны Ульяновой.

Ранее пострадали еще две мемориальные доски двум видным коммунистам: доска революционеру Моисею Урицкому была украдена в Василеостровском районе Петербурга, доска первому секретарю Ленинградского обкома КПСС Григорию Романову была залита краской. 

Мемориальная доска Урицкому подвергается нападениям практически каждый год — ее заливают краской, пишут: „Палач“. Подвергались вандализму и доски, входящие в состав мемориала жертвам революции на Марсовом поле», — рассказала ТАСС руководитель отдела памятников и мемориальных досок Государственного музея городской скульптуры Санкт-Петербурга Екатерина Шишкина.

В 2009 году неизвестные взорвали памятник Ленину у Финляндского вокзала, который признан объектом культурного наследия федерального значения. Это вызвало возмущение представителей культурной общественности, не столько из-за политических причин, сколько из-за стремления сохранить памятники.

В комитете по охране памятников Петербурга тогда подчеркивали, что даже декрет 1918 года «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской социалистической революции» предусматривал снятие только тех монументов, которые не имели исторической и художественной ценности. 

Благодаря этому в советское время были сохранены памятники Петру I, Екатерине II и Николаю I. История повторяется, и в 1990-е годы прошла волна официального крушения памятников советским деятелям. Самым известным случаем стал демонтаж памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади в Москве. Сам монумент был сохранен, но перемещен в другое место. 

08:52, 17.11.2016 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Трудное примирение с прошлым: почему Колчак повторяет судьбу Маннергейма

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100