Маму 5-летней девочки, прошедшей 4 км по тайге, чтобы сообщить о смерти бабушки, хотят лишить родительских прав

Следователи хотят лишить родительских прав маму девочки, которая одна прошла 4 километра по тайге, чтобы сообщить соседям о смерти бабушки. Но нарушения могут быть выявлены и в действиях следователей.

Органы опеки вернули жительнице Тувы Эляноре Салчак ее пятилетнюю дочь Саглану. Девочка, ставшая известной как Красная Шапочка из Тувы, будет находиться с матерью до тех пор, пока окончательное решение о ее судьбе не примет суд. 

Историю Сагланы вся страна узнала в марте. Ее семья живет в отдаленном Тере-Хольском районе Тувы, одном из самых малонаселенных медвежьих углов в Сибири. Родители Сагланы на несколько дней ушли в отдаленный райцентр, чтобы закупить продукты, а девочку оставили у престарелых родителей. В один из дней бабушка умерла, и 5-летняя девочка прошла 4 километра по тайге до дома ближайших соседей, чтобы сообщить им о случившемся. 

После этих событий в отношении Эляноры Салчак возбудили уголовное дело «по факту оставления престарелых граждан и несовершеннолетнего ребенка». Теоретически ее могут лишить родительских прав.

14 марта Элянору доставили для разбирательства в столицу Тувы Кызыл, а ее дочь органы опеки поместили в социальный центр в районном центре Кунгуртуг. При этом, по словам адвоката Эляноры Лейлы Монгуш, со стороны следствия были допущены «грубые нарушения». 

Адвокат сообщила ТАСС, что женщине не позволили взять с собой сменную одежду, предметы гигиены и даже деньги. «Как мешок картошки взяли и увезли, сначала посадили в машину, затем в вертолет. Без каких-либо документов, — рассказывает ТАСС Лейла Монгуш. — 125-я статья УК не предусматривает задержание. Это было какое-то похищение среди белого дня».

История вызвала громкий резонанс в республике и во всей стране, на нее обратил внимание и глава республики, и аппарат уполномоченного по правам человека — в итоге девочку вернули родителям.

«Мы привезли ребенка из Кунгуртуга. Мать и дочь теперь вместе. Дальнейшее зависит от того, будет ли предъявлено Эляноре обвинение. В настоящий момент органы опеки считают, что оснований для лишения ее родительских прав нет. Это нормальная семья», — сказала уполномоченный по правам человека и ребенка в Туве Ольга Россова.

Тувинская «сказка»

История Сагланы, рассказанная местными журналистами, по мере распространения через другие СМИ и социальные сети начала обрастать множеством невероятных и недостоверных подробностей. В некоторых материалах стала звучать информация о волках, якобы преследовавших девочку, снеге по пояс, через который добиралась Саглана.

Между тем в самой республике считают, что эта история может показаться необычной только для тех, кто не понимает условий жизни в отдаленных районах Сибири. Здешние дети взрослеют рано.

«Уклад жизни очень суров, сильны традиции кочевников, и дети в чабанских стоянках очень самостоятельны. В 3–4 года они колют дрова, помогают по хозяйству. Тайга. Свободный образ жизни. Дети живут очень просто и даже бедно, зато всегда свежее мясо и рыба. Бабушка девочки ранее занималась оленеводством, с возрастом она не поселилась в Кунгуртуге, а занялась охотой и рыбалкой, чему учила и внучку», — рассказывает ТАСС Чечена Дудуп, председатель Хурала представителей Тере-Хольского района Тувы.

Вот и произошедшее с Сагланой — обычная для здешних мест история. Тере-Хольский район Тувы — очень малонаселенная местность. На территории в 10 тысяч квадратных километров, что больше, чем площадь таких стран, как Кипр и Люксембург, живет менее 2 тысяч человек. В основном это тоджинцы — особая этническая группа тувинцев, говорящая на своем диалекте тувинского языка, они относятся к коренным малочисленным народам.

Эти люди испокон веков, из поколения в поколение занимаются охотой и рыболовством, сбором грибов, ягод, орехов. Некогда среди них было развито оленеводство, но в 90-е годы прошлого века оно практически сошло на нет.

Элянора Салчак тоджинка, ей 31 год, и образ жизни женщины ничем не отличался от быта соседей и родственников. Она не знает русского языка, общаться с корреспондентом ТАСС ей приходится через переводчика.

Женщина говорит, что живет в избушке на берегу реки, возле райцентра Кунгуртуг. В нескольких километрах от них стоит изба ее родителей. Всего в округе 38 жилищ, расположенных на берегу реки, каждое на своем рыболовном угодье. Эти четыре десятка жилищ считаются отдельным населенным пунктом. Дома находятся на расстоянии 2–5 километров друг от друга. Чтобы сходить к соседу в гости или за солью, нужно преодолеть километры пути. Для людей с реки это привычная история, они так жили всегда, между домами протоптана дорога.

Жизненный цикл людей тайги прост и незатейлив: полторы-две недели добывают рыбу, а потом с уловом идут в Кунгуртуг. Обычно на дорогу уходит день — люди несут с собой тяжелый груз. В райцентре продают рыбу, закупаются припасами на две недели и возвращаются домой. И так круглый год.

Одна по тайге

Омбудсмен Ольга Россова говорит ТАСС, что Саглана, 5-летняя дочка Эляноры Салчак, очень умный, не по годам мудрый ребенок. «У нее серьезный взгляд. Как и все жители тех мест, сдержанная от природы, она не склонна проявлять эмоции», — отмечает Россова.

В Кунгуртуге рассказывают, что в начале февраля Элянора с мужем пешком отправились в райцентр продавать улов. Маленькая Саглана осталась у деда с бабой. Она часто гостила у старших родственников, когда ее родители промышляли рыбу. Девочка помогала по хозяйству и даже водила слепого деда к соседям. В 5 лет она уже умела разводить костер. Зимой. В тайге.

Через два дня умерла бабушка. Девочка привела незрячего старика к усопшей. Поплакали, а затем дед спросил у Сагланы:

— На улице светло?

— Светло.

— Нужно сообщить людям. Ты знаешь дорогу?

— Знаю.

— Ты дойдешь?

— Дойду.

Светило солнце, был довольно теплый день, девочка пошла по проторенной дороге. До ближайших соседей было около 5 километров, в кармане у девочки лежало печенье, конфеты и спички. Саглана справилась с задачей, но вместо благодарности навлекла на свою семью проблемы.

Дело Эляноры

История вылилась в уголовное дело в отношении Эляноры Салчак. Сейчас в нем два с половиной тома. Протоколы, допросы, опросы свидетелей. В сообщении Следственного комитета говорилось, что подозреваемая оставила дочку у своих родителей, которые проживали в труднодоступном месте.

«При этом она знала, что престарелые люди лишены возможности принять меры к обеспечению безопасности ребенка», — сообщили в СК, добавив, что ребенок был осмотрен медиками, «отмечено общее переохлаждение организма, однако жизни и здоровью ничего не угрожает».

Сейчас в СК отказываются комментировать дело. В пресс-службе ведомства ТАСС сообщили, что никаких комментариев не будет до того момента, "когда будет завершено расследование и расставлены точки над «i».

О том, как продвигается следствие, не может рассказать и адвокат, на днях с нее взяли подписку о неразглашении. Лейла Монгуш лишь сообщила, что в Кызыле, в ожидании, когда ей вернут дочь, Элянора остановилась у дальней родственницы. Небольшую сумму на пропитание смог выделить фонд «Добрый рубль». Когда эти деньги кончились, адвокат пошла к следователю и потребовала обеспечить таежную жительницу необходимым.

«Предоставили список. В нем яйца, сахар, чай, даже мясо, средства гигиены. И сотрудник Следственного комитета принес припасов на 1,4 тыс. рублей. Наверное, со своей зарплаты», — рассказывает адвокат. О своей подзащитной она говорит так: "Она простая, она не может себя защитить. В Кызыле она схватила меня за руку со словами: «Не бросайте меня». 

Перспективы уголовного дела

«Сейчас события развиваются по двум фронтам, — рассказывает ТАСС Ольга Россова. — Во-первых, подошло к финалу уголовное дело в отношении Эляноры Салчак, но ей пока так и не предоставили возможность ознакомиться с его материалами. Во-вторых, началась проверка обстоятельств с вывозом ее в Кызыл, и здесь возможно возбуждение уголовного дела по факту действий следователей». 

О контроле над ситуацией заявил глава Тувы Шолбан Кара-оол.

«За что маму девочки пытаются лишить родительских прав? За то, что родилась и живет в тайге, на самом краю России, где по-другому растить детей никак? Наши земляки сохраняют эти края обжитыми для страны. Вспомнили систему советских интернатов. В них почти принудительно забирали детей чабанов и оленеводов, жителей вот таких медвежьих углов, как Кунгуртуг. И кто потом из них вырастал? Хозяйства толком не знали, трудиться как родители не научились», — написал он на своей странице в социальной сети «ВКонтакте».

Андрей Мармышев, ТАСС.

15:12, 07.04.2017 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Маму 5-летней девочки, прошедшей 4 км по тайге, чтобы сообщить о смерти бабушки, хотят лишить родительских прав

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100