Жизненно необходимо и недоступно

Росздравнадзор сообщил об отсутствии части льготных лекарств для лечения ВИЧ и онкологии в большинстве регионов страны Лекарственное обеспечение жителей страны жизненно необходимыми и важнейшими лекарственными препаратами (список ЖНВЛП) составляет 64%. При этом больше всего проблем возникает у пациентов с ВИЧ-инфекцией и онкологией.

Как следует из мониторинга ценовой и ассортиментной доступности лекарственных препаратов, проведенного Росздравнадзором в феврале, некоторые медикаменты для лечения этих заболеваний отсутствуют в 70 регионах страны.

По мнению экспертов, такая ситуация сложилась из-за недостатка бюджетных средств на закупку препаратов и неспособности российских производителей наполнить рынок необходимым объемом медикаментов. Еще одна причина — злоупотребления со стороны региональных властей при формировании местных перечней льготного лекарственного обеспечения.

По последним данным Росздравнадзора, в среднем по России на фармацевтическом рынке находится 418 международных непатентованных наименований (МНН) из 646, входящих в перечень ЖНВЛП.

— В 79 регионах России территориальные перечни льготных лекарств не соответствуют федеральному стандарту, потому налицо серьезные проблемы с обеспечением медикаментами льготников, — рассказала «Известиям» директор фармдистрибьютора «Интер-С Групп» Настасья Иванова. По ее словам, особые сложности существуют со снабжением лекарствами для лечения редких (орфанных) заболеваний, ВИЧ и онкологии. Не все пациенты получают лекарства даже по утвержденному списку.

Как следует из мониторинга Росздравнадзора, такие препараты для лечения ВИЧ, как например, ставудин, отсутствует в 73 регионах, лопиновир+ретоновир — в 56, атаназивир, абакавир и эфавиренз — в 68 регионах.

Сложная ситуация с обеспеченностью ЖНВЛП, предназначенными для лечения онкологии. Например, противоопухолевых средств мелфолан, сунитиниб и бортезомиб нет почти в 70 регионах, а трастузумаб, предназначенный для лечения рака молочной железы, не найти в 64 регионах страны. 

Для сравнения, глицин, улучшающий метаболизм головного мозга, есть во всех регионах без исключения, как и омепразол, используемый для лечения язвы желудка. Анальгетик трамадол отсутствует только в Чеченской Республике, а снотворное зопиклон — в 14 субъектах РФ.

Фармацевт Ивановского областного онкологического диспансера Надежда Панова рассказала «Известиям», что существует несколько причин недостатка жизненно необходимых препаратов для онкобольных. Бывает, что на закупку некоторых лекарств у региона не хватает денег. Например, стоимость сунитиниба — от 150 до 170 тыс. рублей за одну упаковку. Другой противоопухолевый препарат — циклофосфан — стоит гораздо дешевле, но достать его — целая проблема. Он не производится в России, а заграничных поставок недостаточно, чтобы обеспечить всех нуждающихся. Фторурацил производится в нашей стране, однако всего одной компанией, поэтому он тоже в дефиците.

— Ивановская область работает в основном на дженериках, но и их не всегда хватает. Иногда пройдет аукцион, а получать нечего, потому что препарата элементарно нет на рынке. Импортозамещение ввели, а российские производители, видимо, еще не нарастили мощности, чтобы обеспечить нас всем необходимым, — пояснила Надежда Панова. 

В случае когда в регионе возникает проблема с тем или иным жизненно необходимым препаратом, врачи предупреждают больного об этом и предлагают изменить схему лечения, ориентируясь на имеющиеся лекарства. Если препарат стоит недорого, то чаще всего люди покупают его за свои деньги. Ну а если не могут себе позволить покупку — соглашаются на всё, что предложит врач. 

По мнению руководителя федерального научно-методического Центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадима Покровского, решение проблемы лекарственного обеспечения ВИЧ-инфицированных больных имеет даже большее социальное значение, чем онкологических.

— С одной стороны, в отличие от опухоли, ВИЧ-инфекция заразна. Степень ее распространения зависит от того, насколько своевременно инфицированные люди получают терапию. С другой стороны, если от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний страдают в основном пожилые люди, то средний возраст больных ВИЧ — 38–40 лет, то есть это самая работоспособная часть населения, — сказал Вадим Покровский. Он добавил, что 68% ВИЧ-инфицированных людей заняты трудовой деятельностью и еще 6% находятся в декретном отпуске. 

Вадим Покровский подчеркнул, что в стране существует явный дефицит лекарств для лечения ВИЧ-инфицированных людей. Это связано с несколькими факторами. Во-первых, ежегодно увеличивается количество инфицированных людей, а среди пациентов, которые уже знают о своем положительном статусе, растет доля тех, кто уже не может обходиться без лекарств. Во-вторых, лечение ВИЧ-инфекции довольно дорогостоящее, стоимость годовой схемы составляет от 12,5 тыс. до 300 тыс. рублей.

— Чтобы приблизиться к европейскому уровню лекарственного обеспечения, нам нужно увеличить закупки в несколько раз, — сказал Вадим Покровский. — Мы начинаем терапию по экстренным показаниям, когда иммунитет уже сильно нарушен. А мировая практика обеспечивает лечение ВИЧ-инфекции сразу после выявления. 

По словам Вадима Покровского, позднее начало лечения, связанное с дефицитом препаратов, — это одна из причин высокой смертности.

— Бюджетных средств не хватает, приходится выкручиваться в ущерб пациентам. Только за 2015 год в России умерло 29 тыс. ВИЧ-инфицированных, из них более 15 тыс. — от СПИДа. Всех этих людей можно было спасти, — сказал Вадим Покровский.

На своем сайте Росздравнадзор сообщает, что жалоб на дефицит ЖНВЛП не поступало. В Министерстве здравоохранения РФ тоже не видят поводов для беспокойства. В пресс-службе ведомства «Известиям» заявили, что цель организации лекарственного обеспечения — предоставить жителям конкретного региона необходимые медикаменты исходя из их актуальных потребностей, а вовсе не наполнить все субъекты РФ всеми препаратами из перечня ЖНВЛП.

— Важно отметить что, если лекарственного препарата под конкретным торговым наименованием нет в регионе, это не означает отсутствие его аналогов, в том числе по механизму действия, — сообщили в пресс-службе Минздрава.

Но эксперты с такой постановкой вопроса не согласны. Вадим Покровский уверен, что ассортимент ЖНВЛП должен быть максимально широк.

— Конечно, можно ограничиться небольшим количеством препаратов, только люди начнут умирать. Ведь у пациента может возникнуть аллергия на конкретное лекарство и его нужно заменить. А главное — существуют противопоказания. Например, если ВИЧ-инфицированную женщину лечить препаратом эфавиренз, то у нее может родиться неполноценный ребенок.

Директор фонда независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» Эдуард Гарвилов считает, что в каждом регионе должны присутствовать все препараты из федерального перечня ЖНВЛП. Однако, по его данным, число совпадений отдельных наименований лекарств в региональных перечнях с федеральным перечнем ЖНВЛП колеблются от 646 в Краснодарском крае и Владимирской области до семи в Тверской области.

По его мнению, причина сложившейся ситуации заключается как в дороговизне некоторых препаратов, так и в действиях региональных властей. Сейчас Минздравом законодательно не закреплена обязательность присутствия лекарств из перечня ЖНВЛП в льготном региональном перечне для амбулаторных больных.

— В ряде регионов в местных перечнях нет препаратов для лечения ВИЧ или туберкулеза, но странным образом в них попадают гомеопатические препараты или коммерческие наименования препаратов, что вообще противоречит федеральному законодательству, — отметил Эдуард Гаврилов.

Эту точку зрения разделяет Настасья Иванова. По ее словам, местным властям просто невыгодно закупать препараты из федерального списка важнейших лекарств, поскольку на них распространяются предельные цены. Гораздо прибыльнее закупать препараты из коммерческого сегмента.

Согласно результатам проверки Счетной палаты РФ, которая проходила с 2013 по 2015 год, 74% всех расходов на лекарства — это личные средства граждан. С 2012 по 2015 год объем средств, которые россияне потратили на медикаменты, вырос на 154 млрд рублей (почти на 26%). При этом численность людей, получающих льготные лекарства, снижается (на 165 тыс. человек с 2012 по 2014 год). Более 76% граждан отказались от получения лекарств в пользу денежной компенсации, что может свидетельствовать о проблемах доступности льготных медикаментов.

Наталия Беришвили, «Известия».

16:34, 14.04.2017 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Жизненно необходимо и недоступно

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100