Ледовый поход. О первом зимнем мотопробеге от Североморска до Владивостока

В Санкт-Петербурге на мотоциклетной выставке IMIS-2017 представили проекты российских арктических мотоэкспедиций, которые должны состояться в 2018 году. Между тем уже в январе этого года двое москвичей проехали на мотоцикле 11 тысяч километров по России, от Североморска до Владивостока — маршрут в условиях зимы не менее экстремальный.

В интервью РИА Новости путешественники рассказали, что такое дальний зимний мототуризм и почему они обязательно поедут еще.

Двое и Пятница

Сергей Валявко и Дмитрий Новиков. Или Дмитрий Новиков и Сергей Валявко. Или Гарфилд и Рояль. Никто не первый, не главный — настаивают на абсолютном равноправии. У мотоцикла, кстати, тоже есть имя «для своих»: Пятница. И он тоже боевой друг.

— Чаю?

— Нет. Прости: я чай еще долго в рот не возьму. Представь, каждый день вливать в себя чуть ли не по десять чашек чая. И так — месяц. И почти никакого другого питья. Устали.

— А если?..

— Нет, что ты, мы за рулем!

Ну что ж. Придется сразу к разговору. Только сначала — прояснить имена. Почему Рояль? Потому что «семья», то есть мотоклуб, который возглавляет Сергей, так называется. Да, кто-то называет «клуб», а для некоторых это «семья» — и никак не меньше. Гарфилд? Посмотрев, как улыбается в усы Дмитрий, можно не задавать дальнейших вопросов. А Пятница…

«Я покупал мотоцикл в Японии, в аукционном листе цвет мотоцикла в переводе как раз и звучал как „пятница“, — говорит Дмитрий. — Имя прилепилось само собой».

Как это вообще пришло в голову?

Дмитрий:

Сначала был построен мотоцикл, и мы для пробы сил съездили на нем в Германию. Это был 2015 год, 60-й юбилейный зимний мотофестиваль Elefantentreffen. Это предгорья Альп, там собирается 10-15 тысяч человек. Съездили, поняли, что зимние мотопутешествия действительно возможны… А дальше Серега через какое-то время предложил: давай поедем через всю Россию!

А поехали, говорю. Зимой? Конечно! Зимой, говорят, в России дороги ровнее!

Сергей:

Это было ровно год назад, в марте 2016-го, а поехали в январе 2017-го. Что мне нравится в нашем тандеме: «подготовка», «запуск проекта» — это тема вообще не наша. Родилась идея, потом год занимались своими делами. Потом Митя в октябре начал заморачиваться с технической точки зрения. Потому что техническая сторона — всецело его сфера. Потом в конце декабря отправили в Североморск мотоцикл, а в январе уже и сами поехали.

Почему именно Североморск?

Сергей:

Североморск — он был для нас принципиален. По двум причинам. Причина первая: это самая крайняя легко досягаемая без потери времени точка. Это еще на 38 километров севернее Мурманска. То есть мы стартовали фактически с берега: вот были мы, а вот Северный Ледовитый океан. Ведь изначально идея была — прокатиться от океана до океана.

Кроме того, от Мурманска путешественники на мотоциклах уже ездили — правда, летом. А от Североморска до Владивостока не ездил никто.

И плюс мы единственные в этой жизни, у кого мозгов хватило это делать зимой. Потому что, как говорится, гулять так гулять, а дружить — так с королевой. Можно ведь было и из Москвы поехать и не париться на все эти самолеты!.. Но уж если делать, так надо делать — так, чтобы запомнилось.

е буду врать: то, что никто до нас раньше по этому маршруту не ездил, — для меня сейчас это много значит. Потому что есть несколько действительно крутых мотопутешественников, которые авторитетны для нас и для меня лично. И вот когда они говорят, что это было «вкусно», — для меня это очень дорого. Осознаешь, что это действительно то, к чему ты стремился в жизни.

Не холодно на мотоцикле зимой?

Дмитрий:

Мы ехали 28 дней, проехали 11 тысяч километров — и каждый день! на каждой заправке! первый вопрос, который нам задавался, был: «Не холодно»? На улице минус 37 — как думаешь, мне не холодно?!

…Да ничего, нормально мы ехали. Мерзли, конечно. Докупались по дороге. Опять мерзли и опять что-то докупали по дороге. Можно было бы сразу все закупить, но подготовительный процесс — он же все разрушает.
Нет, барсучьим жиром и другими народными средствами не обмазывались. Водкой тоже не грелись.

Что за мотоцикл у вас?

Дмитрий:

Две зимы я и мой хороший друг, мотопутешественник, воздухоплаватель, гениальный техник и просто очень хороший человек Антон Морев строили мне мотоцикл для зимней езды. База — БМВ К100LT 1987 года рождения. Специально под проект зимнего мотоцикла мы привезли его из Японии с пробегом всего 14 тысяч километров в состоянии «муха даже в тапочках не ходила по нему». Там своя подвеска, свои зимние автомобильные колеса. Автомобильные, да. Потому что мотоциклетной зимней резины практически не существует.

Коляска же у нашего мотоцикла от «Урала», 1993 года. 

Максимальную скорость на нем мы развивали по дороге в Германии — 160 километров в час. Но мы тогда от Вязьмы до Лейпцига рванули без остановки, 2400 километров без ночлега! Так что быстро Пятница ездить умеет. Но, конечно, не по России.
В этой поездке, кстати, выяснилось, что наш Пятница слишком тяжелый. Штатно мотоцикл должен весить порядка 280 кг, а наш вместе с коляской и багажом — как взвесили в транспортной компании — весит чуть меньше 600 кг! Это без нас и без бензина! 

Дмитрий:

Поэтому сейчас будем коляску переделывать к следующему году. Мотоциклу очень тяжело. Общая масса большая, от этого проблема на дорогах. Дороги-то плохие.

Да, так какие в России дороги?

Сергей:

Ну, скажем, трасса «Кола» от Мурманска на юг — изумительная. Шикарнейшая. Абсолютно прямая, без поворотов, ровная и гладкая, дает офигенные ощущения. А вот вся остальная Россия, где мы были, — это дороги двух видов. Как бы это сказать цензурно: "Ух ничего себе! " и "Елки-палки! ". «Ничего себе» — это короткие гладкие участки на пару километров. А на дорогах второго типа скорость падает километров до 30 в час, потому что ехать там просто невозможно. Снежный покров не спасает: дырки все укатываются, добавляется наледь, в итоге у тебя на выходе получается полная жесть. Колейность, ямы, шишки.

От Костромы, скажем, на восток — танковый полигон. Причем почти до самого Кирова. Потом километров на 50 расслабляешься — и снова «минное поле» до самой Перми. Ну и в таком духе до самого конца.

А вот дальше, когда ты уходишь за, наверное, Кемерово — вот там уже цивилизация только в городах. Заправки — простые бочки, магазинов нет, кафе встречаются крайне редко, а в те кафе, которые встречаются, туда не страшно заходить только днем. Потому что ночью — ну, это тайга. Народ там абсолютно дикий, абсолютно злой, там нет ни денег, ничего. Развалившиеся деревни, вода из проруби, про электричество вообще никто не говорит. А жрут они то, что собственным ружьем в снегоступах за неделю настреляют в лесу. Это XXI век, но вот так в некоторых местах люди живут.

Дмитрий:

Ну, на трассе все-таки отсутствие цивилизации относительное: хотя бы раз в пять минут машина проедет. Или в десять минут, если глубоко ночью. Если что, жечь покрышки не придется. Максимум — придется мотоцикл бросать, самим в тепло. Если подавать знаки, то остановятся и попробуют помочь.

Не боялись бандитов на трассе?

Сергей:

Да нет, в принципе, ездить не стремно. Народ, конечно, прикапывается — ну, то есть это нам, москвичам, кажется, что прикапываются, а на самом деле все нормально. Вот, к примеру, у нас был случай уже в конце пути. И то там негатива как такового не было, была такая открытая гопническая простота. "Флаг подари! " — «Да щас, ё…» — "Да ладно, тебе жалко, что ли? " Я Мите говорю: "Валим! " Он: "Понял! " Вжжух — от греха.

А так, вообще, путешествовать можно. Хотя происходило абсолютно все: и ребята погибали, и чего только не было. Ездить — можно, главное четко себя фильтровать и не связываться ни с кем.

Люди, повторю, живут бедно и плохо. Они готовы отобрать у тебя даже шлем, хотя он им не нужен, они его никуда не денут. Продадут за 200 рублей — но и 200 рублей это счастье. Поэтому надо просто понимать, четко фильтровать себя. 

Поэтому, когда мы шли до той же самой Сибири, мы не парились и могли себе позволить остановиться в любой гостинице. Как только ты выходишь за Кузбасс, в любой гостинице ты уже не остановишься. Тебе надо просто валить, валить и валить, чтобы добраться до конкретного города, где тебя ждут. И ты валишь, валишь и валишь.

Мотопробег прошел в результате от одного мотоклуба до другого?

Дмитрий:

Ну, наша цель была не в том, чтобы коллег повидать. Но все-таки нас вела по маршруту вся Россия. Доходило до того, что иногда мы останавливались где-то в гостинице, потому что физически уставали. Ведь когда мы приезжаем — это часто баня, это всегда стол. Да, тебя дорога вымотала. Но не поделиться впечатлениями как-то не по-людски, хозяев обидишь! Но ребятам-то завтра не вставать, а нам в 6-7 встать и весь день переть. И вот усталость накапливается, накапливается…

В один день мы остановились в Ачинске, просто в гостинице, километров 160 до Красноярска. Теоретически могли дотянуть до Красноярска, где нас тоже ждали. Но в итоге остановились в Ачинске и на следующий день просто не смогли подняться. Тупо весь день спали, спали, просыпались, переворачивались на другой бок, спускались покушать и снова спали. Общение — замечательная штука. Но действительно каждый день от этого начинаешь уставать. Физически. 

Сергей:

Плюс еще не надо забывать, что мы пересекли семь часовых поясов. И каждый раз у нас отнимался час. В итоге входишь в режим глубочайшего коматоза: когда хочешь спать, тебе надо ехать. Когда ты хочешь есть, ты должен спать. Много факторов, от которых устаешь.

Дмитрий:

Частенько были столы, где мы выбирали между собой: ты сегодня сиди до упора, а мне завтра за руль. И спокойно в одиннадцать пытаешься уйти спать. А другой до пяти утра марку держит. С утра его похмеляют, сажают в коляску так, что на улице минус 25, а изнутри шлема он потеет крупными каплями.

Сергей:

Сеть байкеров в России хорошо организована. Везде есть мотоклубы, везде есть мотоциклисты. В Москве все это сейчас превращено в пафос, но как только уезжаешь за Москву километров хотя бы на 300, ты попадаешь в совершенно другой мотомир. Там другое мотопонимание, другая мотокультура. Люди не такие зажравшиеся, как в Москве. Там люди покупают не новенькие мотоциклы, а аппараты 1985 года, потом полгода их перестраивают, собирают, чтобы хоть как-то ездили, и начинают на них ездить. 

Дмитрий:

Надо сказать, что там есть и достаточно обеспеченные люди. У них бывает возможность купить хороший мотоцикл. Но все равно они другие сами по себе. Они простые, они открытые. На чем бы ты ни ехал.

Как выглядит зимняя Россия из седла мотоцикла?

Сергей:

Летом природа, конечно, тоже красивая. Но когда уже много лет ездишь, к этой природе привыкаешь. Она уже не удивляет. Зимой — совершенно другой мир.

Например, зимний Байкал. Не просто посмотреть на него, а увидеть, как он к тебе выходит. А он к тебе именно выходит: когда ты валишь по этим заснеженным перевалам и в очередной раз ползешь на какую-то полуторакилометровую горку с пробуксовкой. Ты тянешь-тянешь, фуры за тобой уже выстроились и подняться не могут… И вот заползаешь, а за горкой расступаются чуть правее два холма — и открывается Байкал. И это такие эмоции, что… Хочется еще вдохнуть, а уже некуда. И вот ты стоишь, смотришь и понимаешь, насколько ты микроб по сравнению вот с этим со всем.

Не хуже и зимняя Лапландия. В саму Лапландию мы не заезжали, но видели справа от себя, когда ехали от Мурманска. Минус 40 градусов, ярчайшее солнце, белоснежные горы. Хрустальные деревья в ледяных коконах, и все это горит как изумруды. Ветки видны насквозь, через них солнце пробивается… Такие вещи нужно увидеть хотя бы раз в жизни. Они запоминаются.

Та же самая Бурятия. Там такая красота именно зимой. Неимоверная красота. Как будто в другом мире находишься. То, чего никогда не видел.

Очень тяжело объяснить это состояние. Поэтому, когда спрашивают: посоветуете ли ехать?— посоветую. Потому что иначе это понять невозможно. Фотография этого не передает. Видео это не передает. Надо это просто самому увидеть и офигеть.

Стоит ли обычному человеку пытаться совершить такой пробег?

Дмитрий:

Стоит, здесь нет ничего страшного. Надо ездить, это интересно. Скажем, если бы была такая же поездка на машине, то, во-первых, она бы длилась меньше, во-вторых, столько впечатлений не было бы. Конечно, есть минусы по одежде: когда на тебе два комплекта очень теплых курток и штанов, ты такой шарик и все равно в минус 38 начинаешь мерзнуть. И все же в этом что-то есть. Это круто — не с точки зрения «вот, мы крутые». А само по себе круто, по ощущениям.

Дальнейшие планы?

Сергей:

Как известно, идиотизм требует повышения дозы. В следующем году есть четкий план, сейчас маршрут проложим и займемся подготовкой. Да, угадали: хотим проехать в Магадан! Причем с западной части Крыма. Крест-накрест перекроем Россию полностью. И еще раз скажу: если уважаемые наши друзья-путешественники говорят, что это было «вкусно», — надо снова сделать «вкусно». Да, дядя Гарфилд?

РИА Новости, Антон Размахнин.

18:18, 22.04.2017 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Ледовый поход. О первом зимнем мотопробеге от Североморска до Владивостока

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100