Ценовая тайна

Правительство Дм. Медведева который год ведёт безнадёжную борьбу само с собой. Проблема давно замкнулась в кольцо, поскольку сейчас главная задача кабинета министров – сделать всё, чтобы страна выкарабкалась из кризиса. Но основное препятствие этому – как раз деятельность самого медведевского правительства, которое явно не думает уходить.

В мае 2017 г. произошло очередное событие в духе этой бесконечной борьбы премьера с собственной тенью. После затяжных многолетних усилий подготовили долгожданный документ: «Национальный план развития конкуренции на 2017–2019 годы». В ситуации, когда в стране кругом одни ценовые сговоры, бал правят разномастные картели, которым каждый житель РФ платит громадную дань из своих всё более скромных доходов, такой посыл мог бы стать настоящим чудом и раскрепощением экономики. Только, как водится, в медведевском кабинете судьбоносный документ первым делом закрыли и засекретили. Что – очередную глупость от народа скрываем?

Монополия на монополию

Дмитрий Анатольевич обладает удивительным даром. Практически все его планы и начинания, особенно самые грандиозные, сбываются с точностью до наоборот. Например, пока он гремел обещаниями обеспечить народ доступным жильём, дома подорожали в 3–5 раз. При этом, как выяснилось недавно, по разрекламированной госпрограмме построили менее 5% обещанных народу доступных квартир.
Другой пример: печальная судьба малого бизнеса, который Дм. Медведев беспрестанно опекал последнее десятилетие. 

За время его кураторства доля «малышей» в экономике рухнула с 40 до 20%, в малом бизнесе вместо 27 млн осталось 18 млн работников. Зато вес задавившего всех государства, точнее, в основном прикрывающихся им монопольных коммерческих структур, вымахал с 30 до 70% экономики. Если 12 лет назад 80% российского ВВП создавалось усилиями 1,2 тыс. крупнейших компаний. Сейчас – только пяти сотен. С пресловутым госкапитализмом всё настолько серьёзно, что в 2016 г. годовой госзаказ разросся до 9 трлн руб., то есть достиг 10-й части ВВП. Причём как раз столь любимый премьером малый бизнес получает не более 2% от этого громадного пирога госзаказа.

В общем, «малышам» помогли как могли. Когда в 2015 г. Дм. Медведев подмахнул так называемую программу масштабной поддержки малого бизнеса до 2030 г. общей стоимостью 819,5 млрд руб., эксперты откровенно хохотали. Потому что при желании столько малому бизнесу можно дать за год, без всяких расходов и усилий со стороны государства. По статистике, оно обрушивает на «малышей» примерно 3 млн разнообразных проверок в год. Мало того что госбюджету эта бурная деятельность десятков тысяч проверяльщиков обходится в 47 млрд руб. в год. Потери самого малого бизнеса от такой административной любви и общих расходов на госконтроль превышают 800 млрд руб. в год.

Теперь горе-премьер нашёл новую цель. Он прямым текстом заявил, мол, «уровень конкуренции в РФ, мягко говоря, оставляет желать лучшего». Тут многим стало совсем тревожно. Потому что борьба с монополиями у нас без того поставлена на широкую ногу. Правда, справляются с ними самым парадоксальным образом в мире.

Сравните такие цифры. Российская Федеральная антимонопольная служба (ФАС) – самое многочисленное из аналогичных ведомств на планете. К 2017 г. штат разросся до 3,7 тыс. сотрудников, при этом федеральные траты на содержание ведомства, по курсу, вдвое выше, чем в Канаде и Германии, втрое опережают Францию, сравнимы с североамериканскими. В ответ на такую государственную щедрость ФАС бурно борется с ветряными мельницами. По статистике, с 2012 по 2015 г. служба заводила по 9–10 тыс. дел каждый год. Это не просто много, но сравнимо с числом антимонопольных расследований во всём остальном мире.

Разница вот в чём. В Евросоюзе, Японии или США антимонопольные службы силы попусту не распыляют, в среднем берут за жабры лишь сотню-другую монополистов или картелей в год. Зато бьют высокоточно по очень крупным компаниям с многомиллиардными оборотами. У нас монополистов прижимают тысячами, только сражаются в основном с самой мелкой рыбёшкой, уровня крохотных ФГУПов или муниципальных чиновников.

Порой кара антимонопольного ведомства обрушивается на крохотные магазинчики и парикмахерские, попадались под ноготь даже гаражные кооперативы. В целом до 60% антимонопольных дел в России заводят против малого бизнеса, что вообще абсурд. При всём желании микропредприятиям крайне трудно стать монополией. Как отмечают эксперты, ФАС активно использует против «малышей» самую тяжёлую картельную статью, за которую ответственность – вплоть до посадки.

По этой статье под раздачу попали тысячи особо отъявленных гигантов картельной экономки. Например, нескольких таксистов из города Рубцовска на Алтае обвинили в сговоре с целью повышения цен на проезд со 150 до 170 руб. под Новый год. Кинотеатр в Новосибирске получил двухмиллионный штраф с сумасшедшей формулировкой: «за ограничение конкуренции на рынке попкорна в границах торгового центра». Также за монополизм сурово оштрафовали несчастного магаданского предпринимателя, который держал мойку автомобилей, приносившую от силы 14 тыс. руб. в месяц. Досталось на орехи от ФАС и сыктывкарскому ИП, выпускавшему краски для волос в крохотном цехе площадью 17 кв. метров.

Страшные штрафы 

Иными словами, если в мире антимонопольщики бьют прицельно – по тем, кто действительно нанёс огромный ущерб обществу. У нас – скорее наоборот, служба в упор не замечает реальные картели всероссийских масштабов. Зато лупит куда ни попадя, в результате своей работой сама наносит урон обществу, выкашивая малый бизнес и изрядно раскачивая нервы среднему. Похоже, вышел такой же инструмент не то контроля, не то массового сбора дани, как другие многочисленные госнадзиратели. Неспроста в своё время вице-премьер А. Дворкович полушутя предложил учредить в РФ второе антимонопольное ведомство, чтобы следило за первым и с ним конкурировало.

Результаты, естественно, по сравнению с мировыми тоже не те. Аналитики приводят свежие данные. В РФ за год завели 500 дел против ценовых сговоров, в итоге за всё про всё собрали 2,6 млрд руб. штрафов. За тот же год во Франции было только 8 таких дел, но штрафы превысили российские вдвое. В Германии прошло 65 картельных расследований, оштрафовали по курсу на 15 миллиардов. В США в том же году было 90 антикартельных дел, штрафы в пересчёте на рубли составили 47,7 миллиарда.

Конечно, бывают исключения. Скажем, в 2017 г. ФАС засудила ни много ни мало «Роснефть». Служба прикопалась к нарушениям в ходе тендера по участкам в Баренцевом море, впаяла могущественной компании штраф – целых 5 тыс. рублей. Также, было дело, однажды достали «Газпром». Хотя повод нашли – закачаешься. Корпорацию, прославившуюся умением повышать цены на голубое топливо внутри РФ так резво, что в итоге они превысили мировые, оштрафовали на 17 млн руб. за монопольно высокую цену на жидкую серу. При том что за газ в конечном счёте платит всё население, тогда как сера приносит менее одной тысячной оборота «Газпрома». На фоне его многотриллионных доходов штраф в 17 млн руб. – даже не комариный укус.

Но чаще на крупняк идут с антимонопольными вилами в других ситуациях. Не секрет, правительство использует антимонопольную службу как кран для спуска пара в политически непростые моменты. Как цены на базовые продукты в очередной раз рванут вверх со скоростью ракеты, ФАС тут как тут. Отправляется исследовать рост цен то на гречку, то на зерно, то на бензин. Видимо, так народу демонстрируют заботу и усилия. Хотя в итоге, когда волна спадает, сговора обычно не находят или штрафуют для проформы мелкие предприятия.

Для настоящих монополий важнее другая функция регулятора. Тарифы в РФ почему-то регулируют только в одну сторону. Так, чтобы цены не падали и крупняк с триллионными оборотами гарантированно сохранял свои прибыли. Про топливо или тарифы на транспорт тут и вспоминать нечего. По той же схеме работает якобы ограничение стоимости ЖКХ. Правительство тут настолько мудро управляет расценками, что они бурно растут, опережая мечты монополий. Как объясняют эксперты, последние 27 лет якобы «разумные тарифы» ЖКХ у нас вычисляют по сумасшедшей схеме, в которой коммунальный монополист может нарисовать любые расходы, да ещё получает право на законную прибыль в виде процента от этих раздутых трат. Сколько было примеров, когда жильцы, профессионально разбиравшиеся в хозяйственных сметах, ловили управляющие компании на дичайших приписках, которые ложились в тариф.

Тайная поляна 

Монополизм и картельные сговоры – не абстракция. На практике такие структуры залезают в карман всех и каждого, они как дополнительный налог на большинство населения. Второй удар: монополии изрядно тормозят развитие экономики, значит, и рост доходов. По данным Академии народного хозяйства, из-за высокой монополизации экономики РФ недобирает 2,5% ежегодного роста ВВП. Другие эксперты утверждают, если создать нормальные условия для конкуренции хотя бы в 10 самых перспективных отраслях, экономика РФ выйдет на устойчивые темпы роста 5–7% в год. Это позволит удвоить ВВП менее чем за 12 лет.

Какая вообще может быть конкуренция, когда, например, рынок бензина и нефти в РФ поделён несколькими громадными вертикально-интегрированными корпорациями, давно договорившимися о разделе сфер влияния и согласованно повышающими цены при каждом удобном случае. Единственное, что их сдерживает, – редкие окрики со стороны правительства.

Другой пример – пример – торговля лекарствами. Это громадный бизнес с невероятными наценками. Притом население тратит на разнообразные микстуры, таблетки и пилюли более 700 млрд руб. в год. Со стороны кажется, на этой поляне толкается локтями огромное число торговцев. В крупнейших городах чуть ли не по аптеке в каждом доме, всего их в РФ 37 тысяч. Но, если копнуть, всплывёт вот что. Для начала: у нас немало регионов, где, несмотря ни на что, аптек катастрофически не хватает. По показателю числа аптек на душу населения самый большой недобор – в Дагестане, Ленинградской, Челябинской и Свердловской областях. В среднем по России одна аптека приходится на каждые 3,7 тыс. человек. В четырёх дефицитных регионах – на 10–20 тысяч.

Даже если заведений много, нередко они конкурируют для галочки. Неспроста, по данным ФАС, в этом бизнесе аномально велика доля сетей. В такие организации входят 86% российских аптек. В подавляющем большинстве регионов какая-либо одна крупнейшая аптечная сеть прибирала к рукам более трети продаж, это верный признак монополизации. 

Что характерно, в каждом регионе доминирующая аптечная сеть своя, возможно, близкая местным властям. На рынке жилья в большинстве крупных городов правит бал узкий круг местных чиновников и приближённых или созданных их родственниками строительных компаний. Несколько крупнейших торговых сетей, опутавших всю страну, спокойно накручивают до 200%, догола раздевают поборами производителей. И на сверхприбыли который год через лоббистов в Госдуме успешно душат единственного реального конкурента – мелкую торговлю. При этом сети не стесняются заявлять о некоей особой социальной роли своего бизнеса. Всерьёз говорить о конкуренции в таких сферах, как медицина и образование, вообще никому не приходит в голову.

И так повсюду, настоящей свободы нет практически нигде. Экономика страны сплошь огорожена частоколами картелей и ценовых сговоров, поделена предпринимателями на тихие, уютные поляны, с которых стригутся сверхприбыли. Вот почему, куда ни ткни, цены на бытовую химию, одежду, продукты питания в РФ поразительным образом заметно выше, чем, например, в богатой соседней Европе. Авторы ежегодного доклада «О состоянии конкуренции в Российской Федерации», который регулярно ложится на стол председателя правительства, год от года отмечают засилье картелей и перекосы законов, написанных в основном в интересах монополий. Премьер Дм. Медведев в ответ в очередной раз показательно возводит очи горе.

Хотя ему точно известны потери. Только в пяти крупнейших секторах, включая топливный, ЖКХ, транспортный, строительный и рынок лекарств, ущерб от деятельности картелей оценивается в 2,5% ВВП. В 2017 г. это 2,22 трлн рублей. Ещё раз – более двух триллионов! Если добавить результаты по остальным секторам экономики, сумма вполне может достигнуть 3–4 трлн рублей.

Все знают о ситуации, ничего не меняется. Причина, видимо, на поверхности. Конкуренция защищает интересы народа, но и сама нуждается в защите. Каждый предприниматель сделает всё, чтобы оградить себя от конкурентов. При этом чиновникам она даром не нужна, поскольку на свободных рынках нет места сбору взяток. Говоря всерьёз, ценовые сговоры в экономике – такое же естественное явление, как снег зимой или дождь по осени. Любой предприниматель стремится к максимальной прибыли, картель, если выгорит, – тут лучший способ. Вопрос только в том, насколько тщательно в той или иной стране подтирают картельные лужи и разгребают монопольные завалы. В правительстве Медведева к этому, похоже, за все годы даже не приступали.

Путч в пивном картеле

Как картели грабят потребителей? Глядя, какие дела творятся даже в самых законопослушных государствах, страшно вообразить масштабы происходящего у нас под боком. Классический пример, который вошёл в учебники, – витаминный заговор, раскрытый антимонопольными органами ЕС. Крупнейшие фармацевтические компании заключили тайное соглашение о ценах. В результате цены во всём мире поднялись на 25–40% в зависимости от страны. Это приносило по 1 млрд долл. неправедной прибыли в год. Всего удалось заработать 12 млрд долл., которые за несколько лет переплатили покупатели витаминов.

Всё шло благополучно, пока один из членов картеля не счёл себя обиженным и не сдал заговорщиков. Между прочим, обычная практика. В США и ЕС участник картеля, заложивший остальных, полностью освобождается от наказания. Кстати, тот же принцип с недавних пор исповедует и Российская Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Она даже выпустила открытое обращение, где разъясняет пользу прихода с повинной.

Важно понимать: картели были, есть и будут – во все времена и во всех странах. Например, в законопослушной в Германии не так давно вскрыли крупнейший картельный сговор производителей пива. Руководители 11 крупнейших алкогольных предприятий были недовольны резким падением цен на популярные сорта пива. Алкогольные короли договорились не опускать планку ниже определённой цены за ящик в 24 бутылки. Местное антимонопольное ведомство мгновенно насторожилось, нашло информаторов, узнало о тайных переговорах, виновные раскололись. Пивным концернам впаяли штраф, более 150 млн евро.

Вообще крупнейшая сумма штрафа, наложенного на картели в ЕС, достигла 1,3 млрд евро (более 83 млрд рублей). Такая расплата постигла пятёрку крупнейших производителей лифтов и эскалаторов, включая германскую корпорацию «ТиссенКрупп», американскую «Отис» и финскую «Коне». Как показало расследование, они вступили в неофициальное соглашение ещё в 1995 г., картель жил не тужил 15 лет. Второй по величине штраф выплатили 11 авиакомпаний. Среди провинившихся такие гиганты, как «Бритиш Эйрвейс», «Эйр Франс» и скандинавская САС, которые согласованно завышали цены 9 лет подряд.

На третьем месте по штрафам производители бытовой химии, концерны «Юнилевер» и «Проктер-энд-Гэмбл». Они попались на теневом соглашении по завышенной стоимости стиральных порошков. Это стоило им 315 млн евро (13,5 млрд рублей). История обычная: провинившихся заложил третий участник негласного договора – германский концерн «Хенкель».

Константин Гурдин, «Аргументы Недели» от 25 мая 2017.

12:20, 28.05.2017 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → Ценовая тайна

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100