О «светлом будущем», которое нам обещают

15 июня мы все смотрели телевизионное шоу по выпусканию пара под названием «прямая линия с Владимиром Путиным», где он обещал всем помочь и рассказывал об успехах в решении проблем, которые он и его команда сами же и создали.

Мы наблюдали, как свыше двух миллионов россиян выстраиваются в очередь для того, чтобы в прямом эфире ТВ пожаловаться Путину на государственных чиновников и своё материальное неблагополучие. 

Прозвучали там и жалобы жителей Дальнего Востока и тех, кто всё никак не может получить обещанный им «дальневосточный гектар». Это не просто событие, а диагноз путинской России и всем постсоветским экономическим и политическим реформам.

Пора бы уже понять, что все действия российской правящей элиты, кроме её личного обогащения, ни к каким иным экономическим успехам страну не приведут, потому что направлены прямо в противоположную сторону от общемировой тенденции развития производственных систем. 

Мы же, раскрыв рты, слушаем и верим утопическим фантазиям и обещаниям кандидатов в депутаты ГД РФ от партий «Единая Россия» и ЛДПР, фантазиям кандидатов в президенты РФ и лично Путину с его ежегодными посланиями нас в «светлое будущее», которое всегда почему-то оказывается очередным задним местом. 

Но, может, уже хватит ждать чьих-то подачек малоимущим, ждать зарубежных инвестиций в российское производство, ждать повышения мировых цен на сырьевые ресурсы и наполнения государственного бюджета доходами от продажи сырья? 

Может, хватит ждать обещанных великих чудес от капиталистической рыночной экономики? Может, пора добиться возможности самим решать свои проблемы? 

Создать общественное движение по проведению референдума о новой конституции, меняющей отношения частной собственности на отношения общей собственности на средства производства. Перейти на коммунистический способ производства и к общинному самоуправлению. К самоуправлению коллективным трудом и к самоуправлению в распределении плодов коллективного труда. 

Коммунистический способ производства? – да это фантастический бред о всеобщем равенстве, о распределении по потребностям, которого в реальности быть не может, это сказки, которыми забивали головы гражданам СССР, и мы помним, к чему в девяностые годы пришла страна, когда в возможность построения коммунизма перестали верить, возразят мне.

Но дело в том то, что коммунизм — это не фантазия, а реальность, обращённая на пользу всех. Реальность, которая сегодня нас окружает и которая ни как не может найти себе путь к дальнейшему развитию. Направление дальнейшего развития на пользу нас всех в равной мере – это и есть коммунизм. 

Цитата: «…Человек может стремиться действовать против тех сил, которые «тянут» из будущего, действовать наперекор внутренним тенденциям. Но все попытки такого рода обречены на провал. Будущие формы сложных социальных организаций открыты в виде веера преддетерминированных возможностей. Выходы в будущее узки. Существуют определенные «коридоры» эволюции. Только ограниченные наборы путей эволюции «разрешены» природой, внутренними свойствами самих сложных систем. Действия не приведут к успеху, когда и поскольку они не согласованы с внутренними тенденциями развития сложной системы. Если эти действия не являются надлежащими, резонансными, они наверняка будут напрасными». (С.П. Курдюмов, Е.Н. Князева «Структуры будущего: синергетика как методологическая основа футурологии»)

Нужно понимать, что исследуя экономику СССР, начиная с 30-тых годов, мы исследуем самую крупную в новейшей истории, ранее никогда не существовавшую в таких масштабах государственную всеотраслевую монополию. Но и сегодня для обеспечения развития для любой страны мира, как никогда, актуально образование крупнейших производственных объединений с участием государства. 

Всякие попытки вернуть организацию производства к ранним изжитым уже формам рыночного капитализма, свободного от государственного участия, ведут к деградации. 

Доказательством этого могут служить как безуспешные попытки либерализации экономики постсоветской России, так и непрекращающееся возрастание в мировой экономике роли ТНК. Возрастает и участие государства в управлении корпорациями и участие корпораций в управлении государством. Идёт процесс слияние этих структур в одно целое. 

Именно поэтому социализм в СССР Лениным рассматривался в форме государства – корпорации, в форме всеотраслевого синдиката, — монополии, обращенной на пользу всего народа. Только при такой организации производства можно обеспечить ускорение социального развития. «Социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией» (В. Ленин «Империализм как высшая стадия капитализма»). 

Это ленинское утверждение означает, что социализм в СССР — это не эксперимент по осуществлению в России утопической идеи об идеальном общественном устройстве. Это не тупиковое направление в историческом движении, как пытаются представить СССР современные антикоммунисты, а единственно возможный путь ускорения движения по существующему для всего человечества вектору развития материального производства. 

Это означает, что каждый шаг по укреплению единства и слаженности всех производств в СССР был шагом вперёд по пути развития. А каждое действие по усилению самостоятельности и независимости отдельных производств, отдельных предприятий и республиканских производственных отраслей, каждое действие, нарушающее синхронность работы единого производственного комплекса, являлось шагом назад, ведущим к разрушению производственной корпорации. 

И первым шагом по разрушению коммунистической производственной системы в СССР стало сначала образование Хрущёвских региональных совнархозов, а затем проведение Косыгинско-Либармановских экономических реформ. А окончательное разрушение произошло, когда вследствие горбачёвских реформ всем предприятиям дали полную самостоятельность. 

С социализмом в СССР было покончено по факту введения обособленного частного производства. То есть, когда разрушили государственную производственную монополию, разрушили и коммунистический способ производства. Совершили то, что не мог сделать Адольф Гитлер, который говорил: «чем больше моментов, разрывающих на части СССР, тем лучше».

Не ущербность государственной экономики привела к её разрушению, а преступные действия высшего политического управленческого персонала, который стал проводить запрещённый требованиями безопасности экономический эксперимент. С экономикой экспериментировали так же бездумно, как с Чернобыльским атомным реактором, не понимая, к каким последствиям это приведёт. Советская экономика не имела защиты от дурака и поэтому была разрушена. А вслед за разрушением социалистической экономики развалился и Советский Союз. 

Те, кто видят схожесть государственной монополии СССР с госкапитализмом, на этом основании утверждают, что никакого коммунистического способа производства в СССР не существовало, а был лишь госкапитализм под руководством КПСС, а коммунизм — это совсем другое. Но что именно другое и из чего и почему оно возникнет, внятно объяснить не могут. Не хотят понять простую истину, что в реальности ничто из ничего не возникает. 

Не хотят согласиться с тем, что коммунистический способ производства является продолжением процесса монополизации производства, процесса объединения производств в крупнейшие многоотраслевые производственные концерны, в ТНК. 

Цитата: «Вся теория Маркса есть применение теории развития – в её наиболее последовательной, полной, продуманной и богатой содержанием форме – к современному капитализму. Естественно, что для Маркса встал вопрос о применении этой теории и к предстоящему краху капитализма и к будущему развитию будущего коммунизма. На основании каких же данных можно ставить вопрос о будущем развитии будущего коммунизма? На основании того, что он происходит из капитализма, исторически развивается из капитализма, является результатом действий такой общественной силы, которая рождена капитализмом. У Маркса нет ни тени попыток сочинять утопии, по пустому гадать насчёт того, чего знать нельзя. Маркс ставит вопрос о коммунизме, как естествоиспытатель поставил бы вопрос о развитии новой, скажем, биологической разновидности, раз мы знаем, что она так-то возникла и в таком-то определённом направлении видоизменяется» (В. Ленин. «Государство и революция»). 

Коммунистический способ производства — это продолжение существовавшего до него процесса развития материального производства, это переход организации производства на следующий уровень развития. Как писал Энгельс, «Капиталистические отношения не уничтожаются, а наоборот! доводятся до крайности, до высшей точки. Но на высшей точке происходит переворот» (Ф. Энгельс. Развитие социализма от утопии к науке). 

От капиталистической монополии, от государственного капитализма новый способ организации производства отличается предельной монополизацией, высшей её точкой. Это когда в данной стране уже не существует никаких организуемых частным образом производств, а все производства запускаются по единой программе, как на одной фабрике. 

В результате, происходит поднятие системы материального производства и строящихся на его основе производственных отношений, на новый качественный уровень организации производства и производственных отношений. Это как переход воды из жидкого состояния в лёд. Это как в природе — когда кроны множества отдельно стоящих деревьев смыкаются, возникает качественно новое системное образование называемое лесом. Лес — это не просто сумма деревьев, а самостоятельный природный организм, обладающий количеством качественных характеристик намного большим, чем простое арифметическое сложение жизненных сил отдельных деревьев растущих в поле. 

То же самое происходит, когда на данном этапе развития при существовании социальных организмов в форме отдельных государств некая совокупность государственно-капиталистических монополий и более мелких частных производств доводится до предела укрупнения капиталистических корпораций, когда система производств, организуемых частным образом, преобразуется в единственную в данной стране всеотраслевую монополию. 

При этом, в результате преобразований, все граждане страны превращаются не только в работников государственной корпорации, но и, подобно частным акционерам государственной монополии, получают равную долю прибыли от её производственной деятельности. Иного общественное мнение не допустит. 

Прибыль достаётся всем в равной мере, потому что частное не равное акционированное владение средствами материального производства превращается в равное для всех общее владение ими. Поэтому монополизированное государством производство направлено уже не на обеспечение прибылей кучки крупных акционеров, а на обеспечение материального благополучия каждого гражданина государства в равной мере, как равного с другими совладельца средств производства. 

В этом своём качественном изменении общественных отношений собственности на средства производства государственная монополия перестаёт быть капиталистической монополией и преобразуется в коммунистический способ производства.

Человек в современном мире становится все более прозрачен для экономических и политических элит: наличие компьютерных хранилищ информации позволяет в мгновение ока получить огромные массивы информации, начиная с медицинского заключения о здоровье пациента и кончая личной и служебной перепиской.

Правда, есть законы, регулирующие использование той или иной информации, защиту персональных данных. Но ведь законы порой значат очень мало, в ситуации, когда тем или иным человеком заинтересовались сильные мира сего, например, спецслужбы государства или корпорации. Сегодня хорошо изучены и широко применяются методы психологического воздействия на массовое и индивидуальное сознание людей, например, нейролингвистическое программирование и другие. 

Эти методы применяются в современной рекламе товаров, в выборных кампаниях на замещение государственных должностей, при информационных войнах между государствами и как инструмент идеологической обработки граждан собственной страны в интересах правящих элит. 

Сегодня пишут о возможности встраивания чипов, управляющих поведением людей, в человеческое тело. Когда корпорация сделает чипизацию своих работников добровольно-обязательной процедурой, то отказаться от этого можно будет только уволившись с работы. Вскоре по воле властвующих элит человек может превратиться в полную марионетку, обеспечивающую их прихоти. 

Единственный способ остаться человеком — это избавиться от условий, вынуждающих обслуживать чьи-то частные эгоистические интересы. Взять под равнодоступный для каждого гражданина постоянный общественный контроль все условия материального существования людей. Такое возможно только при общей (то есть коммунистической) собственности на средства производства. 

Именно поэтому ближайшей целью настоящих коммунистов является создание в России полной государственной монополии на все виды производств, на распределение произведённого на пользу всех в равной мере и передача управления этой монополией в руки всего общества. То есть установление общинного (коммунистического, что по смыслу слова одно и то же) самоуправления. Коллективный труд, коллективная собственность на средства воспроизводства материальной жизни не могут успешно существовать без коллективного управления ими. 

Незавершённый процесс коллективизации управления общественной жизнью, передача права на управление жизнью общества партийной номенклатуре и представительной власти депутатов, как показал исторический опыт СССР, ведёт к разрушению коммунистического устройства.

А каким должно быть политическое устройство при общинном самоуправлении?

Энгельс, критикуя проект Готской программы, писал Бебелю: «Следовало бы бросить всю эту болтовню о государстве, особенно после Коммуны [тут имеется ввиду Парижская Коммуна], которая не была уже государством в собственном смысле. Мы предложили бы поэтому поставить везде вместо слова государство слово “община”, прекрасное старое немецкое слово, соответствующее французскому слову “коммуна”».

Кстати, приведённая фраза даёт повод задуматься и об определении марксизмом понятия «государство» и как государство «в собственном смысле» уничтожается общностью людей, созданной на основе общей собственности на средства производства. 

Комментируя это высказывание, Ленин в книге «Государство и революция» написал: «При пересмотре программы нашей партии совет Энгельса и Маркса безусловно следует принять во внимание, чтобы быть ближе к истине, чтобы восстановить марксизм, очистив его от искажений, чтобы вернее направить борьбу рабочего класса за его освобождение. Среди большевиков, наверное, противников совета Энгельса и Маркса не найдётся. Трудность будет, пожалуй, только в термине. По-немецки есть два слова: “община”, из которых Энгельс выбрал такое, которое не означает отдельной общины, а совокупность их, систему общин. По-русски такого слова нет и, может быть, придётся выбрать французское слово “коммуна”, хотя это тоже имеет свои неудобства». 

История распорядилась иначе и новое социально-экономическое устройство с общественной собственностью на средства производства, образовавшееся на обломках российского царизма, стало называться не РОС (Российский Общинный Союз), а СССР (Союз Советских Социалистических Республик). 

Община, как самоуправляемая общность людей в масштабах страны так и не была создана. В СССР стала использоваться традиционная буржуазная представительная демократия, контролируемая политической партией под названием КПСС. 

Мне же политическое устройство коммунистической страны представляется как союз поселенческих общин. Причём, учитывая историю развала СССР, управляемой территорией каждой отдельной общины должно быть лишь место преимущественного проживания, работы и общения людей данной общины. 

Общая площадь страны-общины не должна делиться на граничащие друг с другом лоскуты, как республики СССР или как края и области современной России. Союз общин не будет сшит из лоскутов территорий, принадлежащих той или иной общине. Вся территория Союза, как и средства производства должна принадлежать всем гражданам страны, всем вместе и никакой общине в отдельности. 

Управление отдельной общины распространяется лишь на участок территории, занятый тем или иным поселением, входящим в состав общины. Допускается лишь культурно-историческая автономия тех или иных этносов, в различных формах общения на основе культурной самоидентификации этнической общности по отношению к другим общностям. 

Территориальная автономия не допускается. Все проблемы местного значения, выявленные различными группами людей, каждая община решает сама путем публичного их обсуждения, доступного каждому общиннику для участия в нём и принятием всеми решения открытым интернет-голосованием. 

Материальные проблемы общины решаются собственным трудом общинников с использованием средств производства, находящихся в общей собственности всех общин, в размере установленного советом общин лимита их использования на местные нужды. 

Каждый общинник обязан исполнять принятое общиной решение. Каждый вошедший при голосовании в решающее большинство несёт перед обществом, перед будущими поколениями моральную ответственность за свой выбор, за своё решение. 

Каждый не участвующий в обсуждении и голосовании несёт перед обществом моральную ответственность за свою пассивную позицию. Общесоюзные вопросы выносятся на обсуждение отдельными общинами и решаются на совете общин. Самые важные, обозначенные в конституции вопросы, решаются при согласии всех без исключения общин. Всякое действие на ослабление целостности союза и целостности его материального производства считается государственным преступлением.
 

Сергей Киселёв, г.Владивосток.

12:16, 18.06.2017 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → О «светлом будущем», которое нам обещают

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2017 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100