«Испортили песню» министру

Дискуссия по этому, казалось бы, традиционному вопросу, приобрела острый характер. С самого начала разговор пошел не об успехах и рекордах, а о вымирании российского села. Росстат показывает: с 2000 года сельское население России сокращается – до 500 тыс. человек в год и уже уменьшилось на 1,5 миллиона. Если не учитывать сельчан присоединенного Крыма, то сокращение – свыше 2 млн человек.

Сегодня в селах РФ живут 37,9 млн человек. Но это на бумаге. Многие села пустуют, их жители надолго оставляют свои дома в поисках работы в городах. 

В селах резко снизилась рождаемость, население стареет. По данным всероссийской переписи населения 2010 года, из 153 тыс. сел и деревень 12% не имеют постоянного населения, а в 36% осталось жителей 25 человек и менее. 

Опустошается Нечерноземье, пример – Тверская область. «Наше фермерское хозяйство находится в маленькой деревне, недалеко от Вышнего Волочка, – рассказал тверской фермер Евгений Александрович Терешенков. 

– До недавнего времени у нас было 10 жилых домов, а теперь осталось только 4. Больно видеть дома с заколоченными окнами. И такая картина во всем Нечерноземье. Люди стали резко уезжать в результате реформ по оптимизации. Невозможно жить в отдалении от школ, медпунктов, без связи, без проезжих дорог, без газификации. Являясь депутатом Ясиноведческого сельского поселения, я встречался с выпускниками местной школы и выяснил, что никто не планирует связать свою дальнейшую жизнь с родным селом. Трудно найти работу, а кто найдет, то получит копеечную зарплату. Да и СМИ постоянно вбивают в молодые головы, что село – черная дыра, там одни пенсионеры и алкоголики».

Но как же удалось этим «пенсионерам и алкоголикам» собрать в текущем году 132 млн тонн зерна? А хлеб – всему голова. Такой хлебный результат дал право правительству, Минсельхозу и прочим чиновникам считать достижение крестьян чуть ли не своим собственным. 
«Правильным курсом идем», – радуется министр сельского хозяйства Александр Ткачев. И – ни слова о том, как тяжело живется нашим хлеборобам. Тракторный парк изношен, на удобрения нет средств, диспаритет цен как установился с начала 90-х, так и остается: закупочная цена за литр молока в 2 раза ниже, чем стоит литр бензина. 

Село стонет и угасает. А министр Ткачев рапортует: «Аграрная отрасль – самая растущая. Мы обеспечили себя мясом птицы, свининой, яйцом. Через 5 лет закроем вопрос по другим продуктам, по овощам, плодам и фруктам… Мы достигли продовольственной безопасности». Подобные реляции высказывают и другие кабинетные деятели. 

* * * 
Особый интерес собравшихся вызвало выступление директора подмосковного ЗАО «Совхоз имени Ленина» Павла Николаевича ГРУДИНИНА. Он заявил, что правящим чиновникам пора менять приоритеты. Яркое выступление знатного агрария вызвало бурю аплодисментов у 700 участников слушаний. Вот что сказал Грудинин:

– Могу сказать: на самом деле руководство принимает неправильные решения, потому что в 90% случаев ему неправильно докладывают. Если говорят, что какое-то развитие сельского хозяйства есть, надо сразу сказать: мы достигли каких-то успехов только в агрохолдингах. Все остальное сельское хозяйство, а именно оно определяет устойчивое развитие сельских территорий, – оно находится в очень тяжелом положении. 

Агрохолдинги живут только за счет того, что они получают львиную долю господдержки. Но они никакого отношения не имеют к ситуации на территориях сел. Это, как правило, во втором – третьем поколении офшоры, которые все время просят помощи у государства. Один захотел вдруг, чтобы у него цена на зерно была меньшей, – он тут же взял и договорился с правительством, ввели эмбарго на вывоз зерна. Другой – получает на 90% господдержку… И это уже стало притчей во языцех. 

В Америке, например, если предприятие сельхозпроизводства получает выручку больше 50 миллионов, оно исключается из господдержки. 

Я прекрасно понимаю, что можно достичь вообще полной продовольственной безопасности, когда ты лишил денег населения и народ перестает покупать продукцию. 

Если по-другому посчитать, исходя из норм, установленных Всемирной организацией здравоохранения, на потребление мяса, молока, яблок и всего остального, и умножить на число жителей, – вы поймете, сколько на самом деле нам нужно и как далеко нам до продбезопасности. 

Мы достигли полного импортозамещения только за счет того, что перестали есть натуральные продукты. На днях мой зам ездил в Новгород посмотреть оборудование для производства сыра. Посмотрел: оборудование испанское. Обратил внимание на производство сыров. С одной стороны – брикеты с пальмовым маслом, с другой – брикеты с сухим молоком из Белоруссии. И они из этого делают сыр! Кого радует такой харч? 

Хорошо для Росстата, там не разграничивают на сыр и сырные продукты, там цифры – все отлично. 
Встречаюсь недавно с Сергеем Данквертом (член правительственной комиссии по вопросам АПК и устойчивого развития сельских территорий. – Ред.) в составе делегации «Молочного союза». Он говорит: слушай, за день полторы тысячи тонн белково-жирового продукта въезжает в Россию и становится у нас «сыром». Они посылают запросы. Выясняется: Китай, Сан-Марино – нет такого производства. Всё на самом деле идет к нам из Украины, и все радуются, что у нас полки полные.
Уберите весь фальсификат с полок и поймете, что на самом деле продовольствия у нас нет. И ничего придумывать не надо. 

Мы в Советском Союзе имели программу «Закрепление кадров на селе». Я по этой программе получил коттедж. Если 20 лет проработал в совхозе, половину платишь ты, а вторую половину – предприятие. И ты привязан к этому предприятию, никуда не денешься. 

Но главная наша проблема – это доходность сельского хозяйства. Люди, которые получают по госпрограмме, в которой прямо записано (правительство написало), что занятый на земле должен получить половину от среднего заработка в городе. В госпрограмме написали! Это означает, что молодые специалисты не будут идти работать на селе.

Поэтому слушайте: развитие села возможно только при определенных условиях. Когда будет доход на селе больше, чем где-либо, когда условия жизни сельского труженика будут достойными его труда. 
Если нет в селе детского сада, поликлиники, школы, –сколько угодно уговаривайте молодежь, она на село не поедет. 

Дороги – огромная проблема. Я поехал в Ярославскую область, посмотреть и там на производство сыра. Дороги – категории «Б». Так по ним проехать невозможно. Колеса так увязли, думал поотрываются. 

Поэтому сначала нужно понять: если вы тратите из федерального бюджета в год на все сельское хозяйство 240 млрд рублей, а на плитку в Москве – 90 млрд рублей, вы никогда не добьетесь того, чтобы жизнь в сельском хозяйстве поменялась к лучшему. (Аплодисменты.)

Приоритеты надо поменять! Слушаю, как министр финансов взял и снес вообще федеральную целевую программу господдержки устойчивого развития села. Ее не стало по определению. Вот каким образом были расставлены правительственные «приоритеты». 

Эти «приоритеты» ведут к тому, что люди на селе, как бы тут ни рассказывали всякие сказки, жить не будут. 

Александр Николаевич (обращается к министру Ткачеву), я, думаю, за 5 лет вы не разберетесь никогда по одной причине – это еще и сок. Вы ввозите концентрат в огромных объемах из Китая. Берете неизвестно что. Если убрать с полок соевые, пальмовые продукты, заменители животных жиров, окажется, что у нас реально нет продовольственной безопасности, как докладывается президенту, что мы, якобы, ее достигли. 

И все эти цифры абсолютно липовые. Мы находимся в ужасном положении с точки зрения сельского хозяйства. Нам нужно срочно менять бюджет, снова вводить федеральную целевую программу устойчивого развития села.

Геннадий Андреевич Зюганов прав. Если вы не достигнете уровня финансирования, как было при Советском Союзе, тогда нет перспектив у села. Тогда думали о развитии сельского хозяйства, из бюджета шло 10% на село. Без этого вы никогда не получите поворота от разрухи села к подъему. Люди не будут жить там, где жить нельзя. 

* * * 
Речь Грудинина произвела сильное впечатление на аудиторию и задела министра Ткачева. Несмотря на то, что пришло время обеденного перерыва, председательствовавший спикер Госдумы единоросс Вячеслав Володин, увидев, как занервничал и заерзал министр, решил «дать возможность Александру Николаевичу Ткачеву выступить с ответами на вопросы…». 

Как ни кричал министр, как ни гневался на грудининскую прямоту, путая правду с «грязью», все поняли, что министерство Ткачева грешит мифологией и в цифрах, и в докладах. 

– У нас начинается настоящая дискуссия, – прокомментировал Володин, спасая скандальное положение. 

Участники слушаний высказались за принятие новой программы по устойчивому развитию села, которое, как показала практика, становится настоящим локомотивом экономики. Единороссы, в частности Володин, беспокоились за судьбу Россельхозбанка и Росагролизинга. Но крестьяне от банков не в восторге, те своими процентами за кредиты разорили не одно хозяйство. И как раз этим разорителям даются напрямую средства из бюджета, чтобы они на своих условиях выдавали кредиты крестьянам. И это называется «поддержка села». 

Руководитель фракции КПРФ в Госдуме Геннадий Андреевич Зюганов заявил, что коммунисты настаивают на выделении из бюджета на финансирование села не менее 10% ВВП! 

Г. Зюганов сообщил, что «Красная Линия» КПРФ подготовила фильмы о народных предприятиях, которые успешно развиваются в РФ под эгидой коммунистов. Уникальный опыт мог бы стать полезным для российского села, мог бы дать толчок устойчивому развитию сельских территорий, изменить порочную аграрную политику, которую проводит правительство в ущерб нашим сельхозпроизводителям. 

«Фильм «Белорусское село» – закрытая для России тема – в интернете набрал более 2 млн просмотров. Пытался разместить его на российском ТВ – ничего не получилось. Это уникальный опыт страны, где нет ни одного гектара брошенных земель, где все трудятся, где построено полторы тысячи агрогородков, где сохранились все виды производств и социального обслуживания на селе, где люди себя чувствуют уверенно и достойно, где леса не горят, какой бы ни была жара. В Белоруссии лесников больше, чем в нашей огромной лесистой стране», – доказывал Зюганов. 

Ни один канал российского ТВ не решается показать эти фильмы. А считается, что в РФ нет цензуры. Она есть, причем драконовская, тоталитарно-политическая.

Зюганов напоминает: Советская страна вкладывала в сельское хозяйство 15–20% ВВП. Белоруссия вкладывает больше 10% ВВП. Америка – жирная, богатая – вкладывает 24%. Европа – 33%. А мы 10 лет подряд вкладываем меньше 1,5%. «Можете что угодно обещать, задачи устойчивого развития села, АПК в целом не решаемы при таких процентах. Износ наших тракторов, комбайнов за 10 лет – 50–60%. Нам нужен бюджет не менее 25 трлн рублей. У нас он – 16,5 триллиона. С таким бюджетом чудес не будет. У нас ни одно направление, которое требует решения, не имеет нормального финансирования».

Участники слушаний полностью поддерживают коммунистов. Они подчеркивали, что ждут «хороших законов», ждут доброго отношения к селу, где хранит свои корни исконная Русь, где живут наши традиции, русская душа и наши прекрасные песни.

Павел Николаевич ГРУДИНИН подытожил свое выступление на «Слушаниях» в Госдуме заявлением:

– Если вы не достигнете уровня финансирования, как было при Советском Союзе, тогда нет перспектив у села. Тогда думали о развитии сельского хозяйства, из бюджета шло 10% на село. Без этого вы никогда не получите поворота от разрухи села к подъему. Люди не будут жить там, где жить нельзя.

Галина Платова, «Советская Россия».

23:53, 09.12.2017 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → «Испортили песню» министру

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100