Как же обустроить нынешнюю Россию и поставить её на путь процветания? Думайте...

Завтра мы будем выбирать не только президента, а в очередной раз передавать свою судьбу в чужое пользование тому, кто станет распоряжаться нашей жизнью по своему собственному усмотрению, а мы по-прежнему продолжим жить не по своей, а по его воле. Возможно — и дальше по воле тех, кто с помощью Ельцина и Путина прибрал к себе всю власть и все богатства России.

Сколько можно терпеть разрушительный либеральный курс российской власти?

Путинская команда в правительстве и в финансовой сфере, как и сам Путин, это команда либералов, дорвавшаяся до власти и больших капиталов во времена президентства Ельцина. Это всё тот же разрушительный либеральный курс, облизываемый и уточняемый на ежегодных гайдаровских форумах путинских соратников. Путин — это искусственно созданный телевидением продукт. Это иррациональный выбор изнасилованного СМИ массового сознания. Даваемые Путиным экономические обещания с самого начала его президентства не выполняются и не будут выполнены.

Путин поставил задачу увеличить в ближайшие годы ВВП на душу населения в 1,5 раза, что должно способствовать существенному повышению уровня жизни граждан. Но для того, чтобы выполнить такую задачу, нужно добиться роста ВВП страны, минимум, на 10% ежегодно. То есть, не просто выйти на темпы роста ВВП, превышающие среднемировые, к чему призвал в послании Путин, но превысить среднемировые показатели втрое. 

Каким же образом можно достичь такого результата при нынешней экономической модели, если она не может обеспечить стабильный рост ВВП хотя бы на 1-2%? Рост ВВП к концу прошлого года замедлился до 1% по сравнению с аналогичным периодом 2016-го. Большинство авторитетных специалистов прогнозируют, что в 2018 году ВВП снова уйдет в минус. А без учета сырьевого сектора в минувшем году он уже сократился на 1,5-2%.

В майских указах 2012 г. Путин так же обещал обеспечить рост экономики России, увеличение инвестиций и рост благосостояния граждан. А что мы имеем в сегодняшней реальности через 6 лет после заявленных обещаний? 

К концу 2017 года суммарный объем продукции российских предприятий сократился почти на 4% по сравнению с 2016 годом. Это максимальный за последние восемь лет спад. 

Долю высокотехнологичной продукции российской промышленности предполагалось увеличить до 30%. Но с 2012 г. ее доля не выросла, а сократилась. И сегодня составляет только 9%.

Правительство должно было разработать комплекс мер, направленных на поэтапное устранение дефицита медицинских кадров. Результат же — прямо противоположный. В пересчете на каждые 100 тысяч населения ежегодно сокращается как число высококвалифицированных врачей, так и численность среднего медицинского персонала. 

Указы предполагали улучшение демографической ситуации в России. И в послании президент подчеркнул: «В основе всего – сбережение народа страны». Но на деле наблюдается нарастающая убыль населения. В 2017 году страна снова начала вымирать. 

Реальные доходы работников бюджетной сферы должны были к 2018 году увеличиться по сравнению с 2012 годом в 1,5 раза. Но с момента издания «майских указов» произошел лишь небольшой рост номинальной зарплаты в бюджетной сфере, который полностью «съеден» инфляцией. 

Реальные доходы граждан безостановочно сокращаются уже четыре года подряд. В России наблюдается самый высокий в мире уровень неравенства при распределении национального богатства. На 1% самых богатых приходится 75% национального богатства. А на 50% самых бедных – только 1,6%. 

Даже официальная статистика признает, что в России более 20 миллионов нищих – тех, чьи доходы ниже установленного прожиточного минимума.

Но то, что фактически из ранее обещанного ничего не выполнено, для нас не трагедия и плакать об этом мы не будем. Требовать у рассказчика сказок, которые в современной России называются президентскими посланиями, отчёта о выполнении прежних посланий просто глупо. Мы — взрослые люди и в сказки не верим, а, как и наши дети, просто любим их слушать. 

Послание – это сказка, потому что в отличие от директивных плановых заданий советских времен, рассчитанных с математической точностью, поручаемых конкретным исполнителям и принимаемых в форме закона, в экономике современной России всё должно происходить типа – по щучьему велению по президентскому хотению объём валового национального продукта рыночной волшебной силой удвойся за пятилетку!

К сожалению, другого способа организации общественной жизни в современной России не знают. Современное общество устроено так, что наиболее активное меньшинство может получить власть над всем обществом и не нести никакой ответственности за результаты своей пагубной деятельности. Оно управляет экономикой страны так, чтобы именно себе обеспечить максимально благоприятные условия жизни, а все остальные довольствуются «объедками с барского стола».

А что может быть альтернативой нынешнему устройству власти? Как иначе могут строиться политические и экономические общественные отношения? Ответ на этот вопрос есть у классиков марксизма. Ничто не мешает нам вернуться к классическому коммунистическому устройству общественных отношений.

К справедливому устройству общества на основе классиков марксизма-ленинизма

По поводу обещаемого коммунистами коммунизма нагорожено много вранья. Коммунизм представляется как распределение всего производимого обществом каждому по его потребностям. Этот признак коммунизма вырван из контекста статьи, написанной Марксом под названием «Критика Готской программы». 

Маркс там критикует упрощённый взгляд на коммунистическое устройство и утверждает, что всякое распределение является следствием развития производительных сил. Только высочайшее развитие производительных сил может обеспечить объёмы производства при которых все люди все свои потребности станут удовлетворять так же свободно и незаметно, как они дышат атмосферным воздухом. Только тогда станет возможно распределять материальный продукт по потребностям. То есть все станут потреблять производимый продукт, не обосабливаясь в потреблении материальных благ, как при ограниченном доступе к ним. То есть, как при дыхании, не обосабливаясь в потреблении покупкой баллонов со сжатым газом, которые мы используем в условиях дефицита воздуха.

Характер распределения — это не главный признак коммунизма, а следствие развития производительных сил в условиях общей собственности на средства производства. А сам коммунизм определяется формой организации производства и собственностью на средства производства. Понятие «коммунизм» марксисты связывают со способом производства, а не с неограниченностью потребления. Поэтому коммунизм — это не обещание призрачного будущего распределения по потребностям, а призыв организовать существующее в сегодняшней реальности материальное производство по-коммунистически.

Коммунистический способ производства — это альтернатива организации производства частным образом. Организация производства частным образом (кому как вздумается) порождает необходимость существования товарно-денежных отношений. Высшей формой их развития являются капиталистические производственные отношения частной собственности на средства производства, которые в социальном плане выражаются в поляризации общества на два основных класса. На класс владельцев капитала – буржуазию и на класс пролетариев – владельцев и продавцов товара «рабочая сила». Товарно-денежные отношения заставляют относиться не только к неодушевлённым предметам, но и к каждому человеку, как к товару. Продавать себя как товар. Самореализовываться в объёмах товарного потребления.

Если все виды производств объединены в единую производственную систему, работающую по единой программе, если все средства производства принадлежат всем гражданам страны в равной мере и никому в отдельности, то при такой организации производства нет места отношениям частной собственности, нет поляризации общества на классы, нет необходимости существования товарно-денежных рыночных отношений.

Уже сегодня рутинное производство осуществляется автоматами. Такое роботизированное производство требует лишь минимального контроля человеком, а в каких-то технологиях участие человека вообще становится помехой. Для капитала и для живущих за счёт продажи своей рабочей силы людей это смертельно опасная ситуация. Одни теряют средства наращивания своих капиталов, другие теряют возможность обеспечить себе прожиточный минимум.

При коммунистическом устройстве общественных отношений никакой трагедии в роботизации производства нет. Вытеснение людей из технологических производственных процессов открывает коммунистическому обществу возможность отказаться от принуждения к труду с помощью материального вознаграждения, отказаться от распределения материальных благ в зависимости от доли личного участия каждого в коллективном труде, которое ещё необходимо на первой начальной социалистической фазе коммунизма и перейти к распределению по потребностям.

Распределение по потребностям позволит в общественном сознании потребность в материальных благах сделать не значимой. Сделать её такой же незаметной как дыхание, при котором потребление осуществляется в рамках физиологических возможностей индивидуального потребления и никаких лишних запасов при этом не делается. 

Человек физиологически не может носить одновременно два костюма или одновременно ехать на двух автомобилях. Приобретать продукты питания нам лучше лишь в физиологически приемлемых объёмах и только те, что полезны для организма. Так что наше потребление ограничено, в отличие от возможностей производства, которые в ходе развития могут постоянно расти.

Уже при сегодняшнем уровне производства многие продукты можно распределять бесплатно на уровне физиологических потребностей организма и культурных потребностей человека. Уже сегодня можно распределять по потребностям то, что действительно необходимо каждому человеку. Но для этого распределяемый по потребности продукт должен действительно по-настоящему потребляться, а не складироваться впрок.

Должен быть соответствующий уровень культуры потребления. Продукты, которые портятся в холодильниках – это не потребление, а складирование. Автомобиль стоящий в гараже, это не потребление, а складирование. Горы ни разу не используемой одежды в шкафу — это тоже всего лишь мнимое потребление. 

Сегодня потребление многих людей мнимое и те или иные вещи приобретаются для поддержания социального статуса, для престижа, а не потому, что данная вещь человеку в настоящий момент действительно необходима. Просто престижно иметь смартфон данной фирмы недавно выпущенный, а ни чем принципиально не отличающийся от него аппарат предыдущего выпуска становится не нужен. Такое потреблятство может изменить лишь иное устройство общественных отношений, новая культура отношения людей друг к другу и уважение к труду.

Коммунистические общественные отношения, вытеснение человека из технологического производственного процесса и распределение по потребности уничтожит отчуждённый труд, совершаемый из необходимости поддержания своего физического существования, от которого бегут как от чумы, как только такая необходимость исчезает. 

Это позволит превратить труд из проклятия в наслаждение. Превратить его в такой труд, от которого отрываются только по необходимости. Невозможность возобновить который считают самым тяжким наказанием. Смена характера труда освободит жизнь человека от рутины и оставит ему лишь труд, который роботам не под силу. Человеку останется труд по получению новых знаний об окружающем природном мире, на основе которых создаются новые технологии, труд изобретателя нового техногенного окружающего мира, творца нового более совершенного человеческого существа. Труд превратится в способ личностной самореализации. Такой труд, сам труд, сам по себе станет главной потребностью человека вне зависимости от получаемого материального вознаграждения.

Маркс и Энгельс подчеркивали, что коммунизм – это не конечное идеальное состояние общественных отношений, а всего лишь очередной этап исторического развития. Основой общественного развития марксизм провозглашает развитие материального производства. Именно само развитие материального производства уничтожает условия существования капиталистического способа производства и порождает условия и требования перехода к коммунистическому способу организации производства и материального общения людей.

Со времён Маркса и до сегодняшнего дня наблюдается неизменный тренд в объединении всех производств во всё более крупные производственные объединения со всё большим участием государства в управлении материальной жизнью общества, в частности через государственное акционирование и Центробанки. Завершением этого наблюдаемого процесса, его высшей точкой является полное объединение всего материального производства в единую систему производств. Это и есть исторический переход на очередную более высокую ступень развития.

Ленин писал: «Социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией». Два названных отличия – полнота национализации средств производства и направленность экономики, это и отличает Государственно-монополистический капитализм от первой социалистической фазы развития коммунизма.

В США в начале XX в. насчитывалось 1 600 автомобильных компаний, а в середине 90-х гг. их осталось лишь 4. На сегодняшний день 2\3 мирового производства сосредоточено в руках примерно 500 ТНК. По объёмам производства крупнейшие ТНК уже превышают отдельные государства. Из 100 наибольших экономик мира, 52 — транснациональные корпорации, остальные — отдельные государства. Сегодня самым распространённым корпоративным объединением является концерн. Свыше 90% наиболее могущественных производственных объединений в США существуют в форме многоотраслевых концернов, в состав которых входят предприятия 30-50 отраслей. Только искусственное сдерживание антимонопольным законодательством мешает все отрасли производства, в конце концов, подчинить одному единственному концерну. На долю ТНК приходится 95% мировых патентов и лицензий и по сути именно корпорации обеспечивают сегодня мировое научно-техническое развитие.

Растёт из года в год доля участия государства в руководстве крупными корпорациями. Раньше всего, ещё в конце XIX века, в руки государства начали переходить железные дороги, почта и телеграф, военные заводы. Сегодня типичным и обязательным является нахождение в собственности или под плотным контролем государства таких ключевых, жизненно важных для всего общества отраслей, как электроэнергетика и газоснабжение, — сама их природа требует централизованного управления ими в масштабах всей страны, организации в них «естественных монополий» (типа российского «Газпрома» или «Электриситэ де Франс»). Объединены в единую производственную систему космические отрасли промышленности, авиастроение, судостроение и прочие отрасли, выпускающие сложные технические изделия, требующие использования самых совершенных технологий. Они не могут существовать иначе, чем в крупных производственных объединениях с участием государства.

Традиционно государственный сектор экономики очень силён во Франции. Самая масштабная национализация там была проведена ещё в 1982 году в период правления социалиста Ф. Миттерана. Были национализированы 5 промышленных групп и 2 финансовые компании. В результате, доля госсектора в цветной металлургии страны достигла 63%, в военно-промышленном комплексе — 75%, в авиаракетостроении — 84%; в целом же — 32% (до 1982 года — 18%). В последующем, правда, политика национализации сменилась реприватизацией, возвращением ряда предприятий в частные руки, но и сегодня во Франции, согласно некоторым сведениям, до 1/3 ВВП создаётся в госсекторе.

Конечно, капитализм сопротивляется и постоянно отступает назад от уже достигнутого уровня огосударствления экономики. Но это всегда временное отступление. Тут повторяется то же явление, которое ещё древнегреческие философы замечали в природе: целесообразность торжествует по той простой причине, что нецелесообразное самим своим характером осуждено на гибель.

В Сингапуре государству принадлежат пакеты акций компаний, совокупный объем производства которых составляет 60% ВНП страны. В 2011 г. Сингапур занимал второе место в мире по уровню глобальной конкурентоспособности.

По независимым оценкам, в 2011-12 годах доля государства в экономике России колебалась в диапазоне от 30 до 53% (в зависимости от метода анализа). К 2017 году можно говорить о 40-70%. Государство расширяет свое присутствие абсолютно во всех отраслях — от нефтегазового сектора до банков и телекома.

Такова непобедимая реальность и не пора ли прекратить эксперимент тупых ельцинско-путинских либералов над Россией, которые постоянно пытаются толкать экономику обратно к краю пропасти, к отказу от государственного участия в ней, выдавая это за благие намерения.

Капитализм — это тупик в развитии общества

Если весь давно длящийся во всём мире процесс объединения всех производств в единую систему под управлением государства в конкретном государстве довести до завершения, до высшей точки, к которой он движется, то в результате получим организацию производства подобную той, что была в СССР. 

Единственно, что отличало советскую государственную монополию от монополий капиталистических – она была полной и предельно завершенной. И эта ее завершенность в полном обобществлении производства всего государства не недостаток. Она подняла экономику на наивысший уровень организации, придала ей новое качество единого производственного комплекса, наиболее эффективно работающего на заданную цель. 

Но для того, чтобы капиталистическое государство стало коммунистическим, нужно экономический процесс ликвидации организации производства в частном порядке оформить юридически в государственных законах и в конституции государства в качестве юридического права общей собственности на все средства производства, входящие в единую производственную систему страны.

Сколько бы средств производства капиталистическое государство в свою собственность не брало, оно не перестаёт быть капиталистическим до тех пор, пока прибыль от деятельности государства-корпорации не станет направляться на благо всех граждан страны в равной мере. А такое может произойти только, когда сами средства производства, которыми обеспечивается получение прибыли, станут принадлежать всем гражданам страны в равной мере. Иначе буржуазное государство, как собственник средств производства, точно также, по тем же экономическим законам, как и всякий отдельный капиталист, совместно с другими частными акционерами – владельцами крупных капиталов будет эксплуатировать наёмных работников, граждан своей страны и обеспечивать максимальные прибыли акционерам. 

Поэтому «Газпром», «бумаги» которого принадлежат тысячам российских и зарубежных акционеров, проводит политику повышения цен на газ не только для зарубежных стран, но и для своих, отечественных покупателей. Поэтому при снижении мировых цен на нефть, цены на бензин в России выше, чем даже в тех странах, в которых объём нефтедобычи значительно ниже, чем в России или нефть вообще не добывается.

Нужно иметь в виду, что в капиталистическом государстве «чисто» государственные предприятия (унитарные, казённые) составляют меньшинство; преобладают же предприятия в форме АО, где государству принадлежит контрольный или просто крупный пакет акций. В этом случае госкомпания обязана так или иначе удовлетворять интересы частных держателей её акций, обеспечивая им «приличные» дивиденды за счёт всех других граждан страны.

Но тем, кто бы как не сопротивлялся, сколько бы не требовал вытеснения государства из бизнеса, какие бы гимны не пел развитию малого и среднего бизнеса, процесс объединения всех производств в единую производственную систему с государственным участием в управлении, невозможно остановить. Его невозможно игнорировать, его можно лишь всякими способами тормозить или ускорить. Вся риторика о необходимости ухода государства из бизнеса — это пустозвонство.

Как видим, организация производства частным образом уничтожается не коммунистами, а развитием науки и технологий производства. Усложнение технологий материального производства, созданных на основе новых знаний об окружающем мире, требует объединить все производства в единую производственную систему с общей собственностью на средства производства. Дальнейшее усложнение материального производства требует того, чтобы все средства промышленного производства стали, как в древние времена земля, общинной собственностью.

Это диалектика. Это действие диалектического закона — отрицание отрицания. Это диалектическое возвращение на спирали развития к прежним формам, но на более высоком уровне, на уровне промышленного технологического развития.

Общинный строй — возможный путь к процветанию государства

История уже знала способ производства с общей собственностью на средства производства в архаичной земледельческой общине. Он был уничтожен развитием средств производства, развитием земледелия, животноводства, различных ремёсел. Развитие средств производства открывало всё более и более широкое поле для «единоличных усилий» и стало разрушать первобытно-общинный строй. Его сменил рабовладельческий, феодальный способы производства. Сегодня на исторической сцене доминирует капиталистический. Было бы глупо утверждать, что ему на смену уже больше ничего не придёт. И было бы глупо не замечать, что новый послекапиталистический способ производства толкает нас к новым общинным общественным отношениям. И тут не важно, как конкретно они называются – общинными или коммунистическими.

Энгельс, критикуя проект Готской программы, писал Бебелю: «Следовало бы бросить всю эту болтовню о государстве, особенно после Коммуны [Парижская Коммуна], которая не была уже государством в собственном смысле. Мы предложили бы поэтому поставить везде вместо слова государство слово “община”, прекрасное старое немецкое слово, соответствующее французскому слову “коммуна”».

Комментируя это высказывание, Ленин в книге «Государство и революция» пишет: «При пересмотре программы нашей партии совет Энгельса и Маркса безусловно следует принять во внимание, чтобы быть ближе к истине, чтобы восстановить марксизм, очистив его от искажений, чтобы вернее направить борьбу рабочего класса за его освобождение. Среди большевиков, наверное, противников совета Энгельса и Маркса не найдётся. Трудность будет, пожалуй, только в термине. По-немецки есть два слова: “община”, из которых Энгельс выбрал такое, которое не означает отдельной общины, а совокупность их, систему общин. По-русски такого слова нет и, может быть, придётся выбрать французское слово “коммуна”, хотя это тоже имеет свои неудобства».

История распорядилась иначе и новое социально-экономическое устройство с общественной собственностью на средства производства, образовавшееся на обломках российской империи, стало называться не Союзом Общин, а Союзом Советских Социалистических Республик.

Но дело не в названии. Название может быть любым. СССР по факту не стал Союзом производственных общин, не возвёл прямое общинное самоуправление производственной деятельностью до самого высшего уровня власти в стране. Советы рабочих депутатов, возникшие как форма диктатуры пролетариата, Конституцией 1936 года были преобразованы в типичную парламентскую форму государственного управления — в Советы народных депутатов. Конечно, в отличие от буржуазного парламента, Советы депутатов формировали ещё и Исполком и несли обязанность в организации исполнения своих решений. Но что это по большому счёту меняло?

Цитата: «Посмотрите на любую парламентскую страну, от Америки до Швейцарии, от Франции до Англии, Норвегии и проч.: настоящую «государственную» работу делают за кулисами и выполняют департаменты, канцелярии, штабы. В парламентах только болтают со специальной целью надувать «простонародье»

В Советах господа «социалистические» министры надувают доверчивых мужичков фразерством и резолюциями. В правительстве идет перманентный кадриль, с одной стороны, чтобы по очереди сажать «к пирогу» доходных и почетных местечек побольше эсеров и меньшевиков, с другой стороны, чтобы «занять внимание» народа. А в канцеляриях, в штабах «работают» «государственную» работу!

Ленин в указанной книге приводит высказывание Маркса: «...Вместо того, чтобы один раз в три или в шесть лет решать, какой член господствующего класса должен представлять и подавлять (ver- und zertreten) народ в парламенте, вместо этого всеобщее избирательное право должно было служить народу, организованному в коммуны, для того, чтобы подыскивать для своего предприятия рабочих, надсмотрщиков, бухгалтеров, как индивидуальное избирательное право служит для этой цели всякому другому работодателю".

"Коммуна — писал Маркс — должна была быть не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы...».

Замете, Маркс говорит о Коммуне (Общине), а не о представительном органе власти типа «Совета депутатов», избираемого на конкретное количество лет. Это две большие разницы. Одно дело консолидированное мнение производственной общины, высказанное на Совете Общин и совсем другое, когда избранный от данного избирательного округа депутат по своему собственному разумению решает проблемы страны. Конечно, он может учитывать мнение своих избирателей и отстаивать их интересы. Но это его личное решение. Это он за меня решает, а не я. Не моя Община решает.

Община у Маркса — это постоянно действующая, непрерывно работающая производственная корпорация, которая оперативно решает в ходе своей деятельности все возникающие вопросы, не перепоручая их решение никому другому, никакому иному органу власти. Община, суммируя все мнения, может уполномочить кого-то донести своё мнение до сведения других общин. Донести мнение общины, а не решать за неё по депутатскому мандату. Это и есть власть действительно принадлежащая самой Общине – Союзу Общин.

То есть, по классической схеме государственная работа должна была делаться не за кулисами, не в партийных кабинетах, не КПСС по очереди сажающей «к пирогу» своих представителей, а Общиной, входящей в Союз Общин. Всеобщее избирательное право должно было служить народу, организованному в Общины, для того, чтобы использовать свои градообразующие предприятия для обеспечения воспроизводства материальной жизни всех членов общины, проживающих на данной территории при их непосредственном обязательном личном участии в решении всех вопросов во всех сферах общественной жизни, как на уровне местного самоуправления, так и на уровне высшего органа власти страны.

Община в Союзе Общин по сути и есть высшая власть, элемент государственной власти управляющей страной трансформированный в общину. Это община, которая с учётом мнения других общин сама себе ставит задачи и сама же их и выполняет. Других работников, других исполнителей у неё нет. Нет тут разделения властей, когда верховная власть не несёт ответственности за свои решения и свои провалы списывает на нерадивых исполнителей. Это Совет депутатов мог что-то поручить исполкому, а тот в свою очередь что-то требовать от предприятий. Спросить за выполнение государственных заданий община может только с себя. При таком устройстве Советского Союза никому бы и в голову не пришло винить за провалы в экономике, за плохое обеспечение своих потребностей кого-то кроме себя самого.

Новая коммунистическая община не соотносима только с органом территориального самоуправления, таким, как она является, например, в Швейцарии. Коммунистическая община самоуправление использует не просто для решения вопросов совместного проживания. Она занимается вопросами воспроизводства материальной жизни общины, и в равной мере каждого человека, входящего в общину. Для этого она использует находящиеся в общественной собственности средства производства и распределяет производственные мощности между членами общины, удовлетворяющими с их помощью свои творческие устремления, в том числе и в личном потреблении. Такой общины в сегодняшнем мире нет. Политическое устройство государства-общины это Союз Общин. Это территориально-производственные общины, взявшие на себя обязательства производить определённые виды материального продукта, требуемого для материального существования всего Союза. 

Исходя из исторического опыта развала Союза Советских республик, управляемой территорией каждой общины должна быть не площадь, а место преимущественного проживания, работы и общения людей данной общины. Общая площадь государства-общины не делится на граничащие друг с другом лоскуты. Это не площадь с границами земельного участка по периметру граничащая с другим участком. Это некая совокупность инфраструктурных и прочих социально-экономических связей проживающих в данном месте людей.

Если соотнести предполагаемое общинное устройство с существующим территориально–административным делением России, то по площади это может быть объединение нескольких областных (краевых) муниципальных районов, примыкающих территориально и связанных экономически с каким либо городом. Это некая конгломерация из определённой совокупности населённых пунктов связанных между собой не только технологическими производственными связями, а и условиями проживания – общей инфраструктурой, обеспечением общих текущих потребностей населения в работе, отдыхе, питании, образовании, в спорте, в медицинском обеспечении и т.д. То есть во всём том, что можно обеспечить в месте проживания. Применительно к территории России такой Союз может насчитывать не более двух тысяч поселенческих общин.

В сегодняшней России 1824 муниципальных района с численностью населения 58,5 млн. человек. Существуют также города, называемые сегодня городскими округами, не входящими в муниципальные районы. В России 516 городских округов с численностью 67,9 млн. человек. Прибавляем сюда Москву (12 млн.) и Питер (5 млн.) и получаем 2342 поселенческие общины с численностью 144 млн. человек. Напомню, что на съезде народных депутатов СССР в 1989 году присутствовало 2250 депутатов. Для большей демократии представителям общин с миллионным населением можно при принятии решения дать больше голосов, чем мелким.

Все вопросы местного значения каждая община должна решать сама путем открытого обязательного для участия в нём каждого члена общины интернет-голосования. Каждый вошедший при голосовании в решающее большинство несёт перед общиной ответственность за свой выбор. Общесоюзные вопросы решаются на Совете Общин. Самые важные, обозначенные в конституции вопросы, решаются при согласии всех без исключения общин. Всякое действие на ослабление целостности Союза и целостности его материального производства считается государственным преступлением.

Если установить Совет Общин постоянно работающим органом власти, если проводить заседания и общаться друг с другом представители общин будут без съездов, через специальную сеть типа «Интернета», под постоянным наблюдением своей общины, то более демократичный орган власти вряд ли можно придумать. 

Это не двухуровневая власть. Каждая община и есть верховная власть, потому, что каждая является в лице своего представителя частью Совета Общин. Представитель общины, это — не депутат, избираемый на пять лет и не от кого не зависимый. Представитель общины — это всего лишь назначенный общиной представитель для выступления в Совете Общин от её имени, назначенный для нажатия кнопки для голосования от её имени. Этот уполномоченный представитель решением общины в любой момент может быть заменён на другого человека. При современных электронных средствах подача голоса за или против того или иного решения может быть результатом сложения мнений всех членов данной общины и в этом случае специальный уполномоченный от общины при принятии решения на Совете Общин вообще не требуется. Но как голосовать в Совете Общин – напрямую всем или поручить это своему представителю — решить этот вопрос должна сама община.

То, что над производственно-поселенческой общиной нет никакой промежуточной власти, ни районной, ни областной и Россия ни на какие республики, области и районы не делится, — это принципиальный вопрос. В предложенной схеме самодеятельная власть существует только в каждой отдельной поселенческо-производственной общине, а над ней лишь та власть, что скрепляет все общины в единое целое, как совокупность общин, как сверхобщина. 

Вся власть по новой схеме ежедневно осуществляется в большей части в том месте, где люди непосредственно каждый день живут и работают. Вся власть обеспечивается на территории, по которой жители каждый день передвигаются. Вся власть реализуется на территории города, поселка, села, которые являются как бы большим коммунальным домом, «машиной», обеспечивающей комфортное совместное проживание и работу.

В современном обществе без создания общины второго порядка – Союза Общин, организовать полное материальное воспроизводство общественной жизни в отдельной территориальной общине невозможно. Все производства в индустриально развитом государстве взаимосвязаны, и от этого никуда не деться. В современном государстве с современным производством существуют только две альтернативы организации взаимосвязи производств: или с помощью рыночного обмена в отношениях частной собственности, или с помощью объединения всех производств в суперкорпорацию. Поэтому современное общинное образование может быть только государством-корпорацией, государством-общиной (совокупностью общин).

Организация процесса производства требует от его организаторов профессиональных знаний и поэтому общинное руководство производством может носить лишь самый общий характер, а все другие вопросы организации производственного процесса должны решаться специально уполномоченным руководящим органом, состоящим из профессиональных работников. Он может называться традиционно Советом Министров или по-новому – Научно-Производственным Советом (НПС). Второе название учитывает тот факт, что уже в СССР прежние производственные объединения стали замещаться научно-производственными объединениями (НПО). Это была тенденция, которую в новой схеме управления производством страны стоит учесть.

Совет производственно-поселенческих общин (СПО) решает вопросы взаимодействия общин, все вопросы социального обеспечения. СПО рассматривает выходящие за рамки возможностей отдельной территориальной общины, вопросы развития культуры, медицинского обслуживания и т.д. На СПО формируются задачи для рассмотрения на Научно-Производственном Совете. 

Может быть заявлено о необходимости расширения, перенаправления или организации новых общероссийских производств, обращено внимание НПС на необходимость решения так же других общероссийских экономические проблемы, которые нельзя решить силами отдельных общин. Совет Общин ставит задачи НПС, который в обязательном порядке должен обеспечивать организацию их выполнения с помощью самих общин. Типа — вот проблема. Подумай, как её решить. Организуй наш труд так, чтобы мы совместно смогли решить возникшую проблему.

Главная функция НПС — создание с помощью новых научных открытий, с помощь получения новых знаний на их основе новых технологий и изобретений. Создание на их основе программ развития и управление развитием единого общероссийского автоматизированного комплекса материального производства и обеспечение его наиболее эффективного использования. 

Задача НПС – развитие науки, развитие изобретательства, выстраивание системы образования всего населения страны, вовлечение в научно-техническое творчество как можно большего количества людей. Формирование на конкурсной основе заданий самодеятельным научным и самодеятельным конструкторским объединениям и оценка полученных результатов. 

НПС – создание научно-производственных комплексов (НПО), обеспечение всё более тесного объединения отдельных производств, отдельных производственных комплексов в единой роботизированной системе производства. Задача НПС — обеспечение производственными мощностями в режиме реального времени каждой заявки на производство материального продукта, поступающей, как от поселенческих общин, так и от самодеятельных производственно-потребительских коллективов и от каждого отдельного россиянина. Весь производственный комплекс страны должен стать материальной силой каждого человека, продолжением его личностных творческих сил.

НПС формируется из кандидатур, избираемых производственными и научными коллективами. Это должен быть орган высокой интеллектуальности, составленный из людей, способных, каждый в своей области, на понимание больших задач по научно-производственной проблеме в целом, в масштабе всей страны. Это должен быть орган почти без аппарата, орган мыслителей, а не чиновников.

Производственный промышленный комплекс для современного государства-общины — такое же средство производства, как и земля для крестьян земледельческой общины. Земля для них была общей, единой и неделимой собственностью, а труд на земле был организован по-разному. В каких-то видах труда действовали коллективно, а то, бывало, и нарезали на общей, принадлежащей общине земле временные наделы для труда частным образом на собственные потребности. 

Таким же образом можно использовать и общий промышленный комплекс. Какое-то установленное для всех время работать в промышленном комплексе на общее благо, на производство средств производства, на нужды всего общества, какое то время на нужды поселенческой общины, а на какое-то время позволять арендовать производственные мощности для реализации групповых творческих замыслов или для самостоятельного производства продукции для личных нужд. Например, используя промышленные «Три – Д» принтеры.

Производство средств потребления должно быть организовано так, чтобы по максимуму удовлетворить потребности каждого человека. Лучше всего знает, чего хочет потребитель (сапоги оценит тот, кто носит, а не шьет), только сам человек, а не чиновник-плановик, или рыночная гадалка. Значит, массовое промышленное производство должно сочетаться с возможностью получать на выходе уникальный конечный продукт по индивидуальному заказу.

Основой общинного самоуправления, является решение проблем «всем миром». Это должно стать и основой работы СПО. Это можно делать на референдумах. Утверждать на них иерархии целей общероссийского социально-экономического развития, плановые сроки достижения каждой из целей, утверждать целевые комплексные программы. По сути, это было бы взятием на себя каждой общиной плановых обязательств исходя из своих собственных возможностей.

На референдуме можно утверждать пропорции распределения материальных средств между производственным и не производственным общественным потреблением, а также личным потреблением граждан. Можно утверждать порядок и пропорцию распределения материальных ресурсов и производственных мощностей, направляемых в распоряжение поселенческих общин и оставляемых для решения общероссийских задач. 

На референдуме можно утверждать коэффициент допустимого различия в доходах граждан, размер социального обеспечения неработоспособных граждан из общероссийских фондов, предельный размер кредитования временно неработающих, минимальный размер времени обязательного участия каждого гражданина в работе по формированию общероссийского производственного потенциала и общероссийских общественных фондов потребления и т.д. 

При Совете Общин могут быть созданы структуры по обеспечению общественной безопасности — по предотвращению внешней угрозы, по контролю за соблюдением установленного порядка общественной жизни. Можно установить особый уполномоченный орган представительства страны во внешних связях. Это может быть даже одно лицо, типа нынешнего президента, периодически меняемое. Но в любом случае это — не единоличная власть, а всего лишь уполномоченный представитель страны — общины.

Производственно-поселенческая община также сама должна решать, какие органы власти ей нужны для обеспечения своей внутренней жизни и сколько в них будет людей находиться на содержании членов общины.

Человек в общине персонифицирован полностью. Современные информационные средства позволяют каждому о каждом знать всё, и я не вижу причин этому знанию препятствовать. Община должна знать своих героев – вклад каждого конкретного человека в обеспечение общего благополучия и источники благополучия каждого члена общины.

Надеюсь, моё изложение возможного общественного устройства жизни в России кого-нибудь заинтересует и он, как и я, захочет изменить наше сегодняшнее бесперспективное, губительное для России и каждого из нас положение, и будет избирать в орган государственной власти только тех людей, которые предлагают нам жить по-коммунистически.

В любом случае это требование обеспечения главного конституционного права, указанного в статье № 3 действующей Конституции России: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Там же указано, что «народ осуществляет свою власть непосредственно» и то, что «высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум».

Так давайте потребуем на деле обеспечить народу, единственному источнику власти в России, возможность осуществлять свою власть непосредственно, на референдумах, «всем миром», как это исторически было при общинном самоуправлении. Ведь с момента принятия действующей Конституции не проведено ни одного общероссийского референдума. Мало того, принятый Госдумой Закон о референдумах, запрещает выносить на референдум вопросы, касающиеся материальной жизни общества. И это будет до тех пор, пока «носитель суверенитета и единственный источник власти в РФ — народ» не станет ещё и единственным владельцем средств производства, взяв их в общую, взяв их в общинную собственность. Это позволит обеспечивать воспроизводство материальной жизни каждого гражданина страны в равной мере.

Иначе ничтожное меньшинство владельцев средств производства сможет и дальше навязывать всем остальным гражданам страны свою волю и не нести никакой ответственности за провалы в экономике. Надо быть таким (дальше напрашивается неприличное слово), чтобы в очередной раз голосовать за избрание на пост президента России Путина и надеяться, что он позволит народу установить свою власть над страной и её материальными ресурсами.

Сергей Киселёв, г.Владивосток.

* * *

Большинство американцев поколения миллениалов, людей в возрасте от 15 до 30 лет, предпочли бы жить при социализме, а не при капитализме.

Об этом свидетельствуют данные опроса YouGov, проведенного в конце прошлого года по заказу НПО «Фонд памяти жертв коммунизма», который основан экс-госсекретарем США Збигневом Бжезинский.

Согласно опросу, за социализм выступили 44% молодых людей, капитализм поддержали 42%, еще по 7% предпочли коммунизм и фашизм. При этом 66% не смогли дать правильное определение социализму, а почти 30% путают коммунизм с фашизмом. Кроме того, половина молодых американцев считает, что американская экономика работает против них, а две трети заявляют о несправедливости налоговой системы.

При этом старшее поколение высказало более традиционный взгляд на вещи — 59% сторонников рыночной экономики против 34% социалистов.

Исполнительный директор фонда Марион Смит назвала результаты опроса тревожными. «Это подчеркивает широко распространенную историческую неграмотность в американском обществе в отношении социализма и систематический провал нашей системы образования», — выразила мнение Смит.

23:02, 17.03.2018 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Как же обустроить нынешнюю Россию и поставить её на путь процветания? Думайте...

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100