Кто бережно сохраняет коррупцию и контрабанду в Приморье и почему власть бессильна здесь?

— Дайте мне 2100 мм российской границы, я озолочусь и обеспечу своих внуков.
— Почему именно 2100?
— Это ширина колеи современного грузовика.
(Современный анекдот)
Замначальника Дальневосточного таможенного управления (ДВТУ) Сергей Федоров остается под стражей по делу контрабандного организованного сообщества Родиона Тихонова — традиции коррупции и контрабанды в Приморье бережно сохраняются, а государство оказывается бессильно что-либо изменить.

Контрабанда — гигантская «дыра» российской экономики

На фоне свежего скандала в ДВТУ, где по делу организованного преступного сообщества, в создании которого обвиняют Родиона Тихонова, арестовали замначальника Сергея Федорова, СМИ вспомнили дела, более чем десятилетней давности.
 
В частности, дело таможенного генерала, экс-начальника ДВТУ Эрнеста Бахшецяна. Который, в отличие от других сотрудников ведомства, запомнился общественному мнению отнюдь не как коррупционер, а как борец с коррупцией, павший жертвой интриг контрабандистов и их высокопоставленных покровителей вплоть до уровня столичных руководителей силовых ведомств.
 
Напомним историю вкратце.
 
Бахшецян Эрнест Анзорович возглавил ДВТУ в ноябре 2004 года. И был поражен тем бардаком (иначе не скажешь!), который царил на таможенных постах Управления.
 
На тот момент в Приморском крае активно действовали несколько групп предпринимателей, основную из которых контролировали тогдашние депутаты краевого ЗакСобрания — Геннадий Лысак и Владимир Хмель, начинавшие свой бизнес в ООО «Сибиряки на Дальнем Востоке». Их третий партнер, Игорь Иванов, на тот момент занимал сенаторский пост представителя администрации Приморья в Совете Федераций РФ (а прежде был вице-губернатором, курировавшим внешнеэкономические связи и туризм).
 
Помимо названных были и другие предприниматели, имевшие свои деловые интересы на границе, контролировавшие погранпереходы и мощный грузопоток из КНР: депутаты Законодательного Собрания Приморского края Джамбулат Текиев (переход в Краскино, Хасанского района), депутат Сергей Сопчук, некоторое время возглавлявший приморский парламент и занимавший вице-губернаторский пост (переход Полтавка в Октябрьском районе).
 
Но основной упор тогда делался на порты Находки, главным образом — порт Восточный, через который шли контейнеры.
 
Это направление контролировали партнеры Геннадия Лысака, бизнесмены Хе, Мязь, Бастраков и Денис Павлов, позже обретший процессуальный статус «организатора и лидера ОПС контрабандистов» и скрывшийся от следственной бригады Генпрокуратуры.

* * *

Заступив на должность генерал Эрнест Бахшецян стал наводить порядок в таможенном обложении по основным группам импортных товаров: автотранспорту, ширпотребу — одежде-обуви-галантерее, бытовой технике-электронике и продуктам питания.
 
Деятельность контрабандных каналов сводилась к тому, что импорт декларировался по самым минимальным расценкам из возможных. В том числе путем подделки документов.
 
При этом указанные группы бизнесменов, каждая со своей «командой» аффилированных фирм-декларантов, контролировали собственно погранпереходы, таможенные склады временного хранения (СВХ) и «держали на зарплате» многочисленных госслужащих.
 
А таможня, которая даже выборочными проверками грузов на соответствие документам могла все это выявить, фактически закрывала глаза на данный поток. Тем более, что большая его часть направлялась транзитом прямо в столицу, на крупнейшие «барахолки» Москвы,  включая «Черкизон», а эшелоны «шмурдяка» (то есть ширпотреба) приходили туда «по зеленой» в адрес одной из частей тылового обеспечения ФСБ России.
 
Этот факт позволяет судить об уровне «крыши» действовавшей в то время ОПС контрабандистов, которому бросил вызов таможенный генерал, прозванный «железным Бахом». Всего лишь за год ему удалось вывести из тени в официальный оборот более 15 миллиардов рублей таможенных сборов.
 
Количество задержанных контейнеров с грузом, не соответствующим декларациям, только в Восточном порту выросло с 40 в 2004-м до 720 в 2005 году.
 
Бахшецян вынудил ключевых игроков внешнеэкономического рынка увеличить платежи в бюджет с ввозимого автотранспорта, а таможенные сборы с тягачей на автопереходах возросли в среднем в три раза, с 13 до 40 тысяч долларов за «фуру» — при этом, заметьте, без сокращения их количества.
 
Однако таким образом «железный Бах» существенно сократил доходы контрабандистов и с этим они мириться не собирались. Поэтому после гневного выступления Владимира Путина по поводу засилья контрабанды, «приватизированных метров госграницы», когда в одночасье лишились постов несколько членов Совета Федерации (включая и приморца Игоря Иванова), а также целый ряд высокопоставленных таможенников, генералу Эрнесту Бахшецяну «организовали» уголовное дело.
 
«Слабым звеном» выступил его заместитель в ДВТУ Александр Воробьев, а служба собственной безопасности таможенного управления совместно с оперативной таможней (ДВОТ) активно подыграли.
 
И 12 лет тому назад, 1 мая 2006 года генерал был задержан в аэропорту по прибытию из Москвы и арестован по четырем статьям обвинений в должностных преступлениях и отстранен от должности.
 
Но «железному Баху» не стали даже пытаться вменять коррупционных статей: генерал второй год жил в служебной квартире и не обзавелся даже самым скромным автомобилем, не говоря уже об участии в бизнесе, хотя предложения ему делались недвусмысленные.
 
К контрабандистам Бахшецяна на следствии буквально «пришивали белыми нитками», пытаясь истолковать как сговор ультиматум генерала контрабандному картелю: заявлять стоимость контейнера или фуры не ниже определенной суммы для разных групп товаров, но осудить ухитрились его только по одной статье, «за превышение полномочий».

* * *

Но когда «железный Бах» уже был под следствием, в ноябре 2006 года в край нагрянула следственная группа Генпрокуратуры при поддержке спецназа МВД.
 
В офисах Лысака, Павлова и других фигурантов прошли обыски, но коммерсанты, очевидно, заранее кем-то предупрежденные, массово ринулись за пределы России, где большинство из них проживает и поныне.
 
Также успели скрыться несколько таможенных чиновников, а отдуваться за всех остались адвокаты из конторы «36 часов», во главе с Александром Литвиновым, все это время представлявшей интересы группы фирм Лысака и Ко.
 
Адвокат Литвинов также был признан лидером ОПС (банды) и осужден — в том числе за убийство Сергея Попова, руководившего государственным предприятием «РОСТЭК-Приморье» и вступившего в конфликт с ОПС контрабандистов.
 
Этот приговор стал, пожалуй, единственным сколько-нибудь серьезным итогом бывшего «громкого» дела: позднее президент Дмитрий Медведев декриминализировал ст. 188 УК РФ, отнеся товарную контрабанду к мелким преступлениям.
 
Следственная группа Генпрокуратуры была расформирована вслед за реформой самой прокуратуры, и, в итоге, большинство предпринимателей и таможенников,  фигурировавших в деле, смогли вернуться в Россию и сдаться властям, получив условные сроки.
 
Те же, кого следствие считало организаторами и лидерами ОПС, предпочли не возвращаться в РФ и продолжают безбедно жить в разных странах по всему миру: в США, Китае, Корее, Европе, — они могут себе это позволить, поскольку уже в 2006 году обладали состоянием в сотни миллионов долларов.
 
При этом в Приморье поныне продолжают действовать десятки компаний, входивших в круг деловых интересов Геннадия Лысака и его компаньонов, включая весьма известные бренды, такие, как туристическая и транспортная компания «Приморье», «Владхлеб», «Ратимир» и другие.
 
И нередко бывшие соучредители и руководители этих компаний баллотировались во власть или переходили на госслужбу, обычно в сферу, связанную с внешнеэкономической деятельностью, международными грузовыми и пассажирскими перевозками, контролем за погранпереходами — как, например, Игорь Хрущев - успевший поработать и в администрации Приморья директором департамента промышленности и транспорта, затем — в федеральных структурах, но при этом сохраняя бизнес в сфере международных автоперевозок, оформленный на ближайших родственников.
 
Что и приводит к выводу о неуязвимости в целом выстроенных за прежние годы схем, живучести и эффективности таковых.

* * *
 
Такова история борьбы на Дальневосточной таможне и каналами на приморских границах. Что же последовало за ней?
 
Безусловно, прыть поубавилась, несмотря на законодательное смягчение квалификации их преступной деятельности. И странно было бы ожидать полной победы над товарной контрабандой как экономическим явлением при условии бурного развития экономики у ближайшего соседа, КНР, где за минувшие годы произошел качественный скачок в выпуске высокотехнологичных товаров, включая потребительскую технику и электронику. Тем более, что курс на интеграцию России в рынки АТР, взятый более 10 лет тому назад, поддерживается и укрепляется на самом высоком уровне.
 
Но каков же на самом деле уровень исполнения «на местах»?
 
Увы, в Приморском крае, несмотря на смены множества отраслевых руководителей, от начальников ДВТУ, УМВД, УФСБ до губернаторов включительно, несмотря на создание на федеральном уровне специализированных ведомств (Росграница, Росгранстрой и т.п. ), результаты ничтожно малы — не только по сравнению с соседней КНР, но и в сравнении с масштабом задач, ставившихся руководством страны.
 
Ожидаемого широкомасштабного строительства инфраструктуры на международных пунктах пропуска на границе России с Китаем в Приморском крае не произошло: разве что «долгострои» появились вместо планировавшихся комфортабельных терминалов с более высокой пропускной способностью.
 
В то же время задач по наращиванию грузооборота и туристического пассажирообмена между Россией и странами АТР никто не отменял, они действуют, принимаются новые федеральные программы развития, корректируется законодательство.
 
Но все это, словно о каменный волнорез, разбивается о косность и бюрократизм местных чиновников. И это явственно напоминает о коррупции, давлении на законопослушных предпринимателей с целью ограничения конкуренции и создания более выгодных условий для «преемников» бывших организаторов и лидеров того самого преступного сообщества контрабандистов.
 
Вот примеры: год назад, в феврале 2017-го, задержан за взятку начальник таможенного поста Уссурийской таможни. Еще годом ранее, летом 2016-го, в результате спецоперации погрануправления УФСБ задерживался инспектор таможни — причем, на том же МАПП Пограничный.
 
Их и раньше ловили и судили - но чаще по-мелочи, хотя случались и более серьезные инциденты — когда с поличным при получении взятки в $ 15000 был задержан замначальника таможенного поста Морской порт Владивосток Александр Разумов, хотя несколько ранее, в 2012-м, при получении взятки в $ 60 тысяч «принимали» самого начальника этого же поста.
 
И вот: дело Родиона Тихонова и его подельников с таможни. Снова замначальника поста Морской порт Владивосток Евгений Романченко, а затем и целый замначальника ДВТУ Сергей Федоров. Снова взятки, снова товарная контрабанда путем фальшивых документов на груз в контейнерах, которых «не видели» таможенные органы. Снова речь можно вести о весьма серьезном уровне «крыши» контрабандной деятельности бизнесмена Тихонова с его компаньонами, поскольку Тихонов в таких скандалах фигурирует отнюдь не впервой.
 
Так, по силам ли кому-либо в государстве буквально и досконально реализовать указания президента Владимира Путина, сделанные им еще 12 лет тому назад, весной 2006 года?
 
Виктор Булавинцев, г.Владивосток. "Коррупции бой! ".

22:57, 13.04.2018 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → Кто бережно сохраняет коррупцию и контрабанду в Приморье и почему власть бессильна здесь?

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100