Быть бедным китайцем уже стыдно, а богатым — нет. Как живётся миллиардерам из Поднебесной, которые сильно отличаются от наших олигархов

Китай поставил задачу, которой может только позавидовать Россия, — к 2020 году полностью победить бедность. Осталось два года.

Увидим ли мы когда-нибудь такую картину в России?

Для достижения цели Поднебесная ежегодно выводит из-за черты бедности более десяти миллионов человек. С таким бы размахом в России уже все были бы миллионеры, а не один процент населения.

Подсчитано, что в Китае более трех миллионов долларовых миллионеров. Если учитывать коэффициент Джини, то соотношение богатства и бедности не должно превышать показателя 0,4, тогда как в Китае он на данный момент составляет 0,474, (для сравнения, в России он также выше нормы — 0, 412). Между тем, Китай реально нацелен на то, чтобы через два года бедных в стране не было. На 2018 год выделены семь миллиардов долларов на борьбу с бедностью. В прошлом году было потрачено более 10.

В общем, в Китае быстрыми темпами идет построение нового общества, в котором нищеты не будет как явления, о чем заявил председатель КНР и генсек КПК Си Цзиньпин в октябре прошлого года. В переводе на русский такое общество называется среднезажиточное.

Число зажиточных в КНР тоже растет. Мы решили посмотреть сегодня на самых богатых китайцев, способных заткнуть за пояс Илона Маска и Билла Гейтса.

Старик Ли

Ли Кашин. В Гонконге злые языки утверждают, будто от каждого доллара, потраченного в городе, 90-летний старик с фамилией Ли забирает себе в карман по пять центов. В компаниях Ли Кашина сегодня трудятся четверть миллиона человек в полусотне стран мира. Его личное состояние, если верить «Форбс», намного превышает 30 миллиардов долларов. Он — богатейший человек Азии.

В детстве Ли Кашин продавал на гонконгской улице ремешки от часов. Но бизнес, что называется, не пошёл. И тогда мальчик был вынужден по 16 часов в сутки без выходных, буквально за миску риса, раскрашивать искусственные цветы на фабрике. История скромно умалчивает о том, каким именно способом 20-летний парень сумел скопить 8 тысяч долларов на открытие собственного пластмассового производства с экспортом в США. 

Ходовым товаром стали всё те же искусственные цветы, но только теперь уже не бумажные, а из пластмассы. Из западных каталогов Ли Кашин срисовывал дизайн мыльниц, расчёсок, детских игрушек и прочей мелочевки. К 60-м годам прошлого века «мелочевка» позволила мистеру Ли заработать вполне приличные деньги, которые ему очень скоро понадобились. В 1967-ом началось массовое бегство британских капиталов из далёкой гонконгской колонии. Прошли слухи, о том, будто хунвейбины Мао Цзэдуна не ограничатся территорией КНР и скоро вооружённым путём захватят английский Гонконг. 

В распространении слухов подозревали многих, в том числе и мистера Ли. Паника привела к обвалу рынка недвижимости: англичане лихорадочно всё продавали, Ли Кашин всё покупал, не забывая при этом бойко торговаться и сбивать цены.

С приходом к власти в КНР Дэн Сяопина, мистер Ли превращается в Ли тончжи — товарища Ли. Его заметная роль в воссоединении Гонконга с КНР привела к тому, что он нажил себе сильных врагов, включая британскую СИС, американское ЦРУ, китайское организованное преступное сообщество («триады»). За год до передачи Гонконга Пекину был похищен сын Ли — Виктор. Отец сразу заплатил за его жизнь миллион долларов, Виктор был освобождён, а преступники уничтожены (как уверяют) спецслужбами КНР. 

Все другие акции устрашения и установления иностранного контроля над китайским миллиардером-патриотом бездарно провалились. Ли Кашин — первый в истории китаец, которому удалось приобрести исконно британскую собственность — холдинг «Hutchison». Он прибыльно вкладывался в «Skype», «Facebook», «Apple». Входит в десятку самых богатых людей мира по версии «Форбс».

Сегодня компаниям Ли Кашина принадлежит, среди прочего, портовая инфраструктура и до 70 процентов грузооборота в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Ранее Ли инвестировал свои средства в порты Панамского канала, акции которого принадлежали американским частным компаниям и гражданам. Затем поднялся шум в западных СМИ вокруг строительства китайцами Никарагуанского канала (дублер Панамского). Бенефициаром был объявлен ранее неизвестный гонконгский бизнесмен Ван Цзин. В США подозревают, будто за его спиной прячется всё тот же вездесущий Ли Кашин. 

В 2014 году Россия объявила о своей заинтересованности в новом канале. У никарагуанского правительства Даниэля Ортеги появились наши модернизированные танки Т-72. Позиции КНР и РФ в крупнейшей стране Центральной Америки усилились многократно. А тем временем, Ли Кашин заявляет о своём отходе от текущих дел и связанных с ними рисков. Насколько это искренне — пока неизвестно. Свои реальные планы господин Ли скрывает за обтекаемыми советами начинающим китайским бизнесменам:

«Если вы будете хорошим человеком и будете держать ваши обещания, то у вас будет хорошая репутация. А репутация — это главный актив, не отражённый ни в каких балансовых отчётах…»

Алибаба без разбойников

Сегодня в Китае полмиллиарда интернет-пользователей, более трети располагают средствами на онлайн-покупки, объём рынка — полтриллиона долларов. Значит, однажды должен был появиться человек, который на всём на этом сделает сумасшедшие деньги. И такой человек появился…

Зовут его Джек Ма. В отличие от Ли Кашина, Ма родился и вырос не в Гонконге, а в самом что ни на есть социалистическом Китае. Ему 54 года. Настоящее имя — Ма Юнь. В начале 21-го века он создал крупнейшую в мире компанию интернет-продаж «Alibaba», которая по всем показателям давно обошла «Amazon» и «eBay» вместе взятые.

Джек Ма — живая антиреклама «элитного и престижного» заокеанского образования. Десять раз он поступал в американский Гарвард и десять раз от него там отмахивались. Дальнейшая бизнес-карьера Джека наглядно учит: Гарвард — отнюдь не является твёрдой гарантией вашего жизненного успеха…

Начинал Ма Юнь как простой самоучка. Каждое утро он подъезжал на велосипеде к отелю, где жили граждане США, и предлагал себя в качестве бесплатного гида на экскурсиях по своему родному городу Ханчжоу. Всего за несколько месяцев Ма Юнь, прозванный Джеком, великолепно напрактиковался в американском диалекте английского, не заплатив за это ни цента. Правда, и на какой-либо приличный заработок рассчитывать тоже не приходилось. Ма выучился в местном госуниверситете и остался там преподавать, получая в юанях зарплату, эквивалентную 15-ти долларам в месяц.

Торговый и экспортный бум в КНР начала 90-х позволил ему открыть собственное бюро переводов. В 1995 году он впервые попал в США и узнал о существовании интернета. Вернувшись в Китай, Джек Ма основал китайский аналог «Жёлтых страниц». Но первая китайская интернет-компания оказалась никому не нужна. Не было ни пользователей, ни рынка услуг, ни грантов от правительства. Ма пришлось вернуться на государственную службу. Следующие четыре года он проработал в министерстве зарубежной торговли.

Всё изменилось в 1999-ом. Джек Ма открыл интернет-магазин «Alibaba» с достаточно резким слоганом: «Наши мозги так же хороши, как и американские. Поэтому мы, китайцы, смеем и должны конкурировать с ними…» Вместо того чтобы копировать аналоги из Северной Америки, Ма придумал свою бизнес-схему: «Alibaba» должен помочь малым и средним компаниям КНР найти своих покупателей и заказчиков. Схема сработала. В 2000-ом было привлечено 25 миллионов долларов. А уже через год компания вышла на точку безубыточности.

Чтобы добиться большего «Alibaba» бросил вызов китайском филиалу «eBay», в который американцы вложили 150 миллионов долларов. Джек Ма буквально торпедировал своих конкурентов, используя новый интернет-аукцион «Taobao». «eBay — это акула в океане, — говорил Джек Ма а „Taobao“ — крокодил в Янцзы. Если мы будем бороться в океане, мы проиграем; если мы будем бороться в реке, то победим…» Конкурентным преимуществом стал сильный маркетинговый ход: в течение трёх лет «Taobao» оставался бесплатной площадкой для продавцов, что и решило исход схватки. В 2006 году «eBay» была вынуждена уйти с китайского рынка. Вскоре, по данным «Форбс», личное состояние Джека Ма выросло до 30 миллиардов долларов.

В прошлом году на Валдайском форуме в России Джек Ма выступил с таким заявлением: «Люди меня спрашивают: в чем разница между чем-то умным и чем-то мудрым? Умные люди знают, чего они хотят, а мудрые люди знают, чего они НЕ хотят… За прошедшие сто лет мы делали машины наподобие людей, а сейчас люди становятся похожими на машины. И нам, я считаю, следующие 10 — 20 лет нужно делать машины наподобие машин, а люди должны быть всё-таки похожи на людей…».

Многие у нас в России задаются вопросом: богатые китайцы это те же наши олигархи? Вряд ли… Ведь стратегия развития КНР чётко отделяет право хозяйствования от права собственности. За исключением Гонконга, имеющего особый статус, собственность в КНР (земля, ресурсы, производственные мощности) по-прежнему остаётся общенародной. Это достояние лишь предоставляют в длительное управление трудовым коллективам, компаниям, фирмам и частным лицам. Никто в Китае не осмелится, к примеру, сказать о себе: «Я — владелец норильского никеля, сибирского алюминия или юганской нефти…» Такого хвастуна китайцы просто засмеют: «Хочешь чем-то владеть — создай это с нуля… А мы все посмотрим, что у тебя получится…».

13:04, 21.05.2018 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Быть бедным китайцем уже стыдно, а богатым — нет. Как живётся миллиардерам из Поднебесной, которые сильно отличаются от наших олигархов

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100