Бывший капитан «Дальнего Востока» Анатолий Борисов: «В тюрьме сижу за то, что судном не управлял...»

Прошло три года. Большой автономный морозильный траулер (БАТМ) «Дальний Восток» затонул в 4 утра 2 апреля 2015 года в Охотском море, 241 км южнее Магадана. В результате крушения 62 человек погибли, 7 пропали без вести. 63 рыбака были спасены, все они получили разные степени переохлаждения организма.

Бывший капитан «Дальнего Востока» Анатолий Борисов: «В тюрьме сижу за то, что судном не управлял...»

По одной из версий, причиной крушения стало опрокидывание траулера из-за нарушений балластировки судна во время подъема трала. По версии выживших свидетелей крушения, оно произошло из-за перегруза судна, спасательных средств на траулере было достаточно, но гидрокостюмы лежали не там, где надо, и из-за паники их не смогли вовремя найти. 
 
В результате расследования появилась версия, что, якобы, внутренние конструкции траулера были серьезно переделаны, были убраны водонепроницаемые перегородки для того, чтобы судно вмещало больше рыбы. 
 
Бывшему капитану траулера «Дальний Восток» Анатолию Борисову, который выводил траулер в море, а затем передал управление Александру Притоцкому, предъявлено обвинение по ч.3 ст.263 УК РФ (нарушение правил безопасности), 20 ноября 2017 года он уже осужден. Апелляция рассмотрит дело 18 июля 2018 года. 
 
Известно, что с бывшим капитаном судна «Дальний Восток» Анатолием Борисовым был заключен договор о перегонке траулера после ремонта из Пусана во Владивосток, а потом из Владивостока в район промысла в Охотское море. И все. Дальше на судно заступил другой капитан. Но Борисов тоже оказался на скамье подсудимых. 
 
Редакция получила письмо от Анатолия Борисова из СИЗО-1 Южно-Сахалинска. Вот его текст: 
 
«Долго я пишу это письмо, много бумаги извел. Но времени у меня сейчас много. Нас, моряков, жизнь научила терпеть и не скулить. Видимо такова наша судьба. Бывало, годами проводишь в море, а там сталкиваешься с разными задачами, но все они были преодолены, раз я жив и не погубил ни одной жизни. Вот и сейчас, терплю и не падаю духом, здоровье плохое, но справляюсь. 
 
Хочу рассказать, что не все потеряно, когда люди нас поддерживают, когда коллеги протягивают нам руку помощи. 
 
Хорошо, что на свободу выпустили Кудрицкого [гендиректор по безопасности мореплавания ООО «Магеллан» - компании-судовладелца], Александр Иванович был совсем плох, хочется верить, что врачи ему помогут. Не заслужил он такого обращения, он достойный капитан и нет на нем греха. Остались мы с Харченко [начальник отдела безопасности мореплавания, сертификации и наблюдения за рыбопромысловым флотом ФГБУ «Сахалинрыбвод» Росрыболовства] из старой гвардии, но не подумайте, не плачемся мы здесь. Терпеть будем сколько надо, а надо дотерпеть до справедливости, услышать, как снимут с нас это порочное обвинение. 
 
Спасибо всем тем, кто нас поддерживает, мы читаем газеты и благодарны людям. И справедливость есть уже в том, что наши дети и внуки знают правду о нас, знают, что мы не виновны, и от этого, спокойнее на душе. Когда ты знаешь, что за тобой правда и люди тебе верят, то и теперь легче, и в тюрьме сидеть проще. Тяжело было вначале, когда первый раз обвинили. Вот тогда было стыдно, что кто-то поверит в эти выдумки, подумает, что я действительно в чем-то виноват. Но теперь, как бы не закончилось дело, мне никогда не будет стыдно, мне не за что стыдиться. 
 
Хорошая статья была про то, что ответит ли кто-то за привлечение невиновных? Я знаю, что никто ни за что не ответит, и нет стремления кого-то к этому ответу призывать. Есть желание призвать к справедливости и здравому смыслу, которого очень не хватает. 
 
О моей невиновности уже много раз заявлялось и мной и адвокатами. Меня не было на судне, я не управлял им в роковой момент крушения. Если бы я им управлял, то катастрофы бы не произошло. Но я в это время сидел уже три месяца на берегу, в своей квартире, а за штурвалом стоял Притоцкий [капитан-директор траулера «Дальний Восток»], а в тюрьме сижу я. Все потому, что Притоцкий погиб, и его не посадишь, вот и сделали из меня ряженного. 
 
Не стыдно мне нести ответ перед людьми, потому что не было никаких на судне изменений конструкции, из-за которых оно утонуло. Не о чем мне было сообщать Притоцкому в момент передачи судна. Не скрывал я от него ничего. И как-то неказисто меня обвинили в том, что я скрыл от Притоцкого существенные изменения в конструкции судна. То ли сами следователи уже запутались, то ли выхода у них не было, но сами же написали о том, что Притоцкий управлял судном, зная достоверно об изменениях конструкции. А если он знал, то как же меня судить за то, что я ему на сказал? 
 
Но могу подтвердить еще раз. Конструкцию не меняли так, как указано в деле. Ложь о вырезах опровергается фото, но от их просмотра суд отворачивается, впрочем как и от нас. 
 
Вся эта ситуация вокруг нашего процесса заставляет удивляться. Сначала готовишься к одному действию, а развивается совсем иное. Это я про последнее заседание суда перед таким большим перерывом, аж на два месяца. Этот перерыв никто не просил, он нам совсем не нужен. Мой защитник закончил знакомиться с делом уже 25 мая, ровно через неделю после последнего заседания и теперь ему нечего делать, пока ждем июля. 
 
Правильно написали, что на нашу просьбу дать 5 дней, нам накинули лишних еще 55 суток. И про отпуск суда тоже правильно было сказано. Это не секрет, что сейчас суд в отпуске, а я отдыхаю в СИЗО со своими собратьями. А ведь сначала я даже поверил, что хотят быстрее разобраться в деле, поэтому назначенному мне адвокату вместо месяца дали две недели на ознакомление. Я сам его торопил, говорил: знакомься быстрее, быстрее начнем, тянуть не надо, мы давно все приготовили, что хотели сказать суду. Теперь дело начнут рассматривать только 18 июля, у нас будет разный загар, разный у нас отпуск. 
 
Я вижу в нашем деле большие недоработки экспертов по оценке управления судном. Когда капитан командует, все зависит от него, от меня в крушении ничего не зависело, но ни один эксперт не сказал о том, что погибший капитан неправильно управлял судном. А ведь было именно так. Он и так нарушил все основы хорошей морской практики, а потом поставил судно неверным курсом. 
 
Я вот думаю, может специально следователи не назначили экспертом судоводителя, чтобы он об этом не написал? Наверняка понимали, что если судоводитель напишет об ошибках в выборе курса и маневрирования, то и ко мне тогда не может быть претензий, я же не мог маневрировать из дома. 
 
Ну да ладно, я не оправдываюсь, мне не в чем оправдываться. Не могу я рассказать вам, как я не управлял траулером. Я могу рассказать сотни случаев, когда я управлял разными судами в сложных ситуациях, и всегда со всем справлялся. Парадокс, но в тюрьме сижу за то, что судном не управлял, и не должен был управлять. 
 
Моя история и для остальных капитанов не может быть поучительна. Не могу я им посоветовать, как избежать такой участи. 
 
Всю жизнь я отдал флоту, но о таких случаях не слыхал даже от старых учителей. В любые времена капитан за свои действия нес персональную ответственность. Никогда за одного не отвечал другой. Но не отчаивайтесь, ведь я не потерял надежды. Справедливость она такая, терпеливых любит. Время покажет. Я верю. Без веры жить тяжело. Вот вроде и все, еще раз спасибо! » 
 
А.М. Борисов".

«Дебри ДВ»

16:02, 26.06.2018 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Бывший капитан «Дальнего Востока» Анатолий Борисов: «В тюрьме сижу за то, что судном не управлял...»

You must be logged in to post a comment.

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2021 г. Редакция: v.f.goncharov@gmail.com.
Редактор: Гончаров Вячеслав Фёдорович. Тел: +7(924)331-05-58. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100