Магаданская история одной бабушки. А что вы хотели? Возраст…

Легендарная 81-летняя бабушка из Магадана Руфина Ивановна, о которой всего несколько лет снимали репортажи федеральные телеканалы, признается, что бьется насмерть с Минздравом Колымы. Это та самая Руфина Ивановна, которая стала героиней во время паводка в 213 году в Приамурье.

Ее непростую, полную несправедливостей историю рассказали журналисты газеты «Вечерний Магадан». Вот этот текст.

А вы помните Руфину Ивановну Коробейникову? Именно так я начала год назад свою статью, посвященную нашей землячке, которая, учитывая свой возраст (в этом году ей исполнился 81 год) и тяжелые заболевания, последние пять лет ведет, как сама признается, серьезную борьбу с минздравом.

В чем суть, спросите вы, чего бабушка хочет? Да особо ничего, всего лишь чтобы ей присвоили инвалидность II группы (сейчас у нее III группа), ведь по здоровью она под нее попадает по всем параметрам, как говорится, «букет» болезней позволяет это сделать, но наши представители здравоохранения, зная об этом, почему-то не торопятся.

О ней

Руфина Ивановна – эта та самая бабушка, которая более восьми лет вяжет теплые носки для воспитанников детского дома и постояльцев дома-интерната для инвалидов. На ее счету уже более 4 000 изделий. Вяжет и днем, и ночью и бросать это дело она не собирается. Она уверена, что Бог оставил ей руки здоровыми, чтобы она могла творить добро.

Впервые имя Руфины прогремело в прессе в 2013 году. Тогда случились паводки в Приамурье и 300 пар носков, которые к тому времени она навязала, наша бабушка передала в дар пострадавшим. В тот год она привлекла внимание всех местных журналистов, к ней приезжали и корреспонденты из Хабаровска, чтобы уведомить, что все носки нашли своих адресатов и люди ей искренне благодарны.

Пару лет назад, когда Колыма приютила беженцев из Украины, Руфина также не осталась в стороне, подарив людям 100 пар шерстяных изделий.

Паводки в Приморье (2017 год) снова не оставили бабушку равнодушной. Она обратилась к епископу Иоанну с тем, что может передать людям 200 пар теплых носков.

В прошлом году Руфина Ивановна получила благодарственное письмо от куратора НОД (национально-освободительного движения) за оказанную помощь в виде 250 пар носков для жителей Донецка.

Как живет?

Руфина Ивановна живет в комнате площадью 10 квадратных метров, на улицу практически не выходит, тяжело в силу возраста, да и болезней хватает. Ей в принципе передвигаться тяжело даже по своей комнате – больные ноги. Из дома выходит редко и только по надобности – в поликлинику. Спуститься с четвертого этажа самостоятельно она не может. Поэтому каждый раз обращается либо к соседям, либо нанимает грузчиков, чтобы те ей помогли (подъем и спуск по 400 рублей). Если за деньги, то, получается, один выход на улицу ей обходится в 800 рублей. 

К врачам приходится ходить часто. К своим годам у нее 35 диагнозов, 17 из них тяжелые и необратимые, так говорит сама Коробейникова.

Спит плохо, для нее не существует дня или ночи. Поэтому клубки нитей всегда возле нее – часик вздремнула, проснулась и принялась за вязание.

Из «букета» своих диагнозов Руфина больше всего стыдится стрессового недержания мочи. Из-за него она не раз отказывалась ложиться в больницу на обследование. Как-то у нее случился очередной приступ бронхиальной астмы, приехали врачи, хотели госпитализировать, но бабушка наотрез отказалась, объяснив, что позориться не будет. На абсорбирующее белье денег нет, приходится ежедневно стирать огромное количество подкладных пеленок. В больнице, таким образом, себя обслуживать практически невозможно, да и где она их будет сушить. Но самое для нее пугающее, как соседи по палате на это будут реагировать. Вот и получается, что чувство стыда оказалось превыше собственного здоровья.

Из прошлой статьи

С годами болезни только прибавлялись. В 2013 годуНаталья Мифтахутдинова, «Вечерний Магадан» обострился панкреатит. Боли были невыносимые, и ей все же пришлось лечь в больницу в гастроэнтерологическое отделение на обследование. Как вспоминает Руфина, врач ей попался очень хороший и внимательный. На что бы она ни жаловалась, он всю ее обследовал. В итоге по выписке он ей поставил 17 диагнозов.

После пошла бабушка к эндокринологу на очередной прием. Врач заметила ее плохое состояние и спросила – если отодвинуть эндокринологию, что еще ее беспокоит? Руфина рассказала все.

Особенно акцентировала внимание на том, что в сутки она выделяет 5-6 литров мочи при норме 1,5 литра. После беседы врач заполнила три листа в амбулаторной карте и выставила диагноз – спондилогенное нарушение тазовых функций – это недержание мочи и стула. В конце дописала, что убедительно просит врачей-неврологов поликлиники решить вопрос о госпитализации для первичного обследования медико-социальной экспертизы.

Врачи поликлиники решили, что Руфину необходимо все же отправить на оформление инвалидности. После обследований эксперт из комиссии присвоил ей третью группу инвалидности. Руфина ее попросила выписать абсорбирующее белье. На что та ей ответила, что при третьей группе никакого белья не положено.

Руфина жалуется: «Если бы МСЭ отправили меня в урологическое отделение, где взяли бы суточный диурез, то меня бы сразу же оформили на вторую группу».

2014 год. Настает время пройти переосведельствование, т.е. подтверждение соответствия инвалидности. В итоге третью группу оставляют, и, соответственно, абсорбирующее белье, столь нужное ей, не положено.

2015 год. Все это время родственники Руфины приносят ей старые пододеяльники, чтобы использовать как пеленки. За сутки их накапливается целый таз, потом бабушка идет их стирать, а это целое испытание для нее. Стоять она практически не может, но постирать нужно. Вот она и облокачивается на раковину всем весом, плачет, но стирает, ведь другого выхода-то нет. И так каждый день.

Снова наступает переосвидетельствование. Руфина была крайне удивлена, когда на листе осмотра все врачи написали, что рекомендовано памперсоношение, написали все, кроме терапевта из поликлиники № 2, вместо слов пациентки про 5-6 литров мочи в сутки указавшей 1,5 литра.

Позже легла Руфина на обследование в урологическое отделение областной больницы, где и подтвердилось – в сутки выделение мочи составляет 4800 мл.

По словам Коробейниковой, ее интересуют не столько деньги, как выдача абсорбирующего белья, без которого она просто не может существовать. 

Сегодня

Спустя год мы про нашу бабушку не позабыли и снова решили ее навестить. С прошлой нашей беседы у нее ничего не поменялось, хотя… На руках она больше не стирает, появилась стиральная машина – автомат.

Инвалидность все та же, III группа, а белье абсорбирующее все также не положено. Здоровье спустя год только ухудшилось.

«Совсем плохо видеть стала, практически ослепла. Обследование показало, что один глаз практически слепой, второй глаз – 0,01, на 2 группу инвалидности, – говорит Руфина Ивановна. – Мне после обследования давали 2 группу инвалидности по зрению, но я отказалась, так как хотела 2 группу получить, связанную с урологическими болезнями, ведь в этом случае мне положено абсорбирующее белье.

Недавно дочь мне сказала, чтобы я получила 2 группу по зрению, я обратилась к врачу, та мне написала 0,02 (а это III группа). Пошла я к платному врачу, провели обследование и поставили 0,01. Сейчас подала документы, чтобы они меня по зрению на 2 группу перевели, ведь раньше они были согласны, а сейчас почему-то нет».

Недавно приходила терапевт из 2 поликлиники, и бабушка ей пожаловалась, что у нее очень болят ноги: «Может, у меня тромбофлебит? » – спросила она. Врач посмотрела и сказала, что да, выписав лекарства, но не направив Руфину Ивановну ни на один анализ и обследование.

«Недавно я пошла в санузел, сесть села, а встать не смогла – ноги отказали. Я карабкалась по косяку и ползком добралась до комнаты, сижу плачу, кричу. Потом позвонила в поликлинику и все рассказала. На следующий день пришел врач, она пожала плечами и сказала, что не знает, что это такое было. Уходя, она добавила: «А что вы хотите? Старость – возраст и диагнозы».

Благое дело

Несмотря на свое здоровье, Руфина Ивановна продолжает вязать, теперь практически вслепую. На вопрос – от скуки ли вяжет? Руфина серьезно ответила: «Я несу послушанье Божье. От этого у меня на душе тишина, покой и даже какая-то радость. Я не устаю благодарить всевышнего за то, что у меня есть такое дело, а то бы так с ума тронулась».

«Я вяжу каждый день. Носки я отдаю в епархию. Сейчас я закончила вязать для постояльцев дома-интерната для инвалидов, начала вязать для ребятишек детского дома. Вы не представляете, как они были рады, когда в прошлом году я им связала почти сотню пар носков. Мне рассказывали, что мои подарки они из рук не выпускали, на ножки и надевать не хотели. А ночью многие под подушечку складывали, уж так им понравились носочки».

– Нитки кто приносит? – спрашиваю я.

– Никто, я немного клубков новых сберегла для ребят из детского дома. А для других распускаю старые вещи.

Помогите бабушке

Руфина Ивановна по сей день продолжает помогать людям, но парадокс заключается в том, что она сама нуждается в помощи не меньше.

Если же читателей «ВМ» тронула история Руфины Коробейниковой, то вы можете ей помочь – подарите бабушке упаковку урологических прокладок (6-7 капель), пару клубков шерстяных ниток, а самое главное – уделите ей свое внимание, ведь для каждого из нас важно понимать, что ты не один и кому-то еще нужен.

Прокладки и клубки для Руфины Ивановны вы можете принести в редакцию «ВМ»: проспект Карла Маркса, 40.

Наталья Мифтахутдинова, «Вечерний Магадан» 

18:01, 30.08.2018 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Магаданская история одной бабушки. А что вы хотели? Возраст…

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100