Море без рыбы. Пока процветает бумаготворчество, прибрежные посёлки Дальнего Востока пустеют

Несмотря на растущее число правительственных программ по развитию Дальневосточного федерального округа, русское население сокращается здесь угрожающими темпами. В Хабаровском крае наибольший отток жителей (в 3–4 раза выше среднекраевого) – из приморских районов, хотя, казалось бы, именно там должен идти экономический и демографический рост.

Как у соседей – в Японии, Китае, Южной Корее, где поддерживают прибрежное рыболовство как основу процветания малых посёлков. У нас же прибрежный лов с местной переработкой и внутренним сбытом не в приоритете. И вот очередные законодательные и правительственные новации.

Кому достаётся креветка?

Ещё недавно труженики рыболовецкой отрасли не могли и представить, что останутся без рыбы. Кто-то из рыбаков зарабатывает промышленным ловом, а кто-то занят прибрежным – как правило, с маломерных лодок. Если преследовать лишь голую прибыль, биоресурсы выгоднее добывать промышленно, однако тогда большинство посёлков останется без улова, его переработки и… без жителей.

С 2012 по 2018 год действовал приказ Минсельхоза № 548 с примерно равным перечнем водных биоресурсов для промышленного и прибрежного лова. 11 ноября 2017 года вышло распоряжение правительства РФ № 2569. Прибрежный перечень на 2018 год сократили почти на 30%, примерно до 200 видов. 

А вот уже распоряжение № 452-р за подписью Д. Медведева: в прибрежном перечне на 2019 год сущая мелочь – 28 позиций! Изъяты все виды крабов, креветок, лосося, корюшки, краснопёрки, почти вчистую кальмары, сельдь – всё, что лучше ловится у берега и пользуется спросом на рынке. 

При этом даже из этого мизера около половины видов доступно лишь… крупнотоннажному флоту в открытом море. Форменное издевательство!

С 1 января 2019 года в Закон о рыболовстве РФ вводится новое определение прибрежного лова. И тут самые востребованные дары морей отнесены в промышленный перечень, вместо прибрежных и промышленных квот появятся единые общепромысловые квоты. Те, кто выкупит их на аукционах, будет сам выбирать, в каком режиме ловить. Уже ясно: прибрежники вступят в неравную конкуренцию за биоресурсы с мощными флотами компаний, способными подчистую выдавить прибрежный лов.

Вот углохвостая креветка. Её ввели в промысловый оборот в 12-мильных территориальных водах в Татарском проливе в 2014-м. Её рекомендуемый годовой улов в подзоне Приморье севернее мыса Золотой, т.е. в Татарском проливе, – около 1900 тонн. Это примерно 2 миллиарда рублей выручки. В 2017 году добычей креветки занимались 11 рыбопромысловых судов. Все суда, добывающие её промышленным способом, – среднетоннажные перерабатывающие, в основном из Магадана, Сахалина, Приморья. 

Они креветку вылавливают, замораживают и доставляют в удобные порты за пределами нашего края. С 2016-го лов идёт не только весной и летом, но и осенью и зимой, когда местный маломерный флот из-за понятных причин на приколе. Если выставить креветку на аукционы, то большие компании выкупят все объёмы и оставят местных ни с чем. В этом твёрдо убеждены руководители местных рыболовецких, рыбоперерабатывающих компаний, с которыми я пообщался во время очередной позедки по Ванинскому и Советско-Гаванскому районам между рыбацкими сёлами Датта и Лососина.

В положении изгоев

«Мои маломерные суда получают ежегодное разрешение на навигацию не раньше мая. К этому времени траулеры из других областей вылавливают в Татарском проливе почти все объёмы углохвостой креветки, – говорит директор ООО «ДВ Рыбак» из Советской Гавани Александр Карандашкин. – Мы не в силах взять даже 50 тонн. Всё это продолжится, если за прибрежным ловом не будет закреплена целевыми квотами часть всех видов водных биоресурсов».

Важно видеть и то, что Советско-Гаванский район сильно отличается от Охотского, а Хабаровский край – от Камчатки и Сахалина. Поэтому законодателям и исполнительной власти наверху было бы разумнее передать право пропорционального распределения водных биоресурсов региональным правительствам.

Перспективное направление – разведение марикультур (морских организмов) в акваториях рыболовных участков. Но и это не развивается, в том числе из-за отсутствия соответствующей нормативной базы.
Уходящий аномальный (по многим параметрам, особенно по погоде) год поставил многих рыбаков на грань выживания. Они как изгои. А, например, сельхозпредприятия в случае засух, наводнений, эпидемий получают от государства серьёзные компенсации. Почему бы не облегчить жизнь рыбакам хотя бы путём временного снижения ставок сельхозналога и налога на прибыль?

Если вернуться к непогоде, то прогноз хабаровского филиала ТИНРО о промышленных объёмах лососевой летней путины в Татарском проливе был весьма неточен. В том числе из-за слабого бюджетного финансирования науки, когда фактически нет авиаразведки, а судовая сведена к минимуму. Ориентируясь на прогноз, рыбаки вложили деньги на подготовку к путине, но остались у разбитого корыта. Без должного госфинансирования науки и повышения её ответственности за результаты исследований нормального развития нечего ждать.

«Рыбная отрасль для нас была и есть приоритет, – говорит глава Советско-Гаванского района Юрий Бухряков. – Если всё наладить, она позволит изменить достаток, всю жизнь людей на наших берегах. Мы готовим предложения полпреду президента Юрию Трутневу по снятию правовых препятствий при промышленном разведении аквакультур (искусственное выращивание водных организмов в пресных водоёмах и на морских плантациях. – Ред.). Рыбаки готовы осваивать все виды водных биоресурсов, повышать экономическую и налоговую отдачу. Им как минимум нужно не мешать. Иначе миграция из Советской Гавани в южные регионы России не остановится».

Хотели как лучше…

У нас в крае следят за экспериментом, который начался недавно в шестимильной зоне на Сахалине. Суть в том, что любой имеющий лодку-маломерку может взять разрешение на рыбалку и потом продать улов на специальных пунктах приёма. Вроде бы замечательно! Но для начала хозяину лодки надо перерегистрировать её из ГИМСА (система МЧС) в Росрегистре, установить технические средства контроля, ветеринарного контроля «Меркурий», оформить дипломированного капитана и моториста, как на промтраулер. В сухом остатке – от полумиллиона до 700 тысяч рублей расходов на каждую шлюпку и каждый кунгас. Плюс особые правила в пограничной зоне, когда проверки судов могут длиться часами…

Много ли будет желающих рыбачить при таких «правилах»? Опять поборы, перестраховка. «Тем не менее Сахалинский опыт заслуживает изучения и использования его лучших сторон», – считает депутат Думы Хабаровского края от Советско-Гаванского и Ванинского районов Лидия Коваль. По её мнению, шестимильная льготная зона могла бы дать второе дыхание прибрежному лову и рыбопереработке, сократить отток жителей.

Ещё в 2002 году участники международной конференции в Южно-Сахалинске по прибрежному лову отмечали: «Среди основных целей – первоочередное развитие береговой социально-экономической инфраструктуры, поддержка населения прибрежных посёлков. Рыбаки наши, занявшись прибрежным ловом, будут свозить уловы на наши берега, а не в Японию и в Норвегию». И в продолжение: «Увы, на пути этого процесса – бесчисленные ведомственные барьеры, зарегулированность, бюрократический произвол контролирующих служб».

Прошло 16 лет, ситуация усугубилась. От нынешней реорганизации прибрежного лова без квот, обязательной береговой переработки улова и стимулирования сбыта на внутреннем рынке за версту разит лоббизмом крупных судовладельцев и экспортеров. 

В департаменте привлечения частных инвестиций Минвостокразвития, напротив, считают, что изменения устранят административные барьеры и позволят рыбопромышленнику самому выбирать условия промысла. 

Крупному – несомненно, но каково придётся простому прибрежному рыбаку? Картина совсем печальная.
 
Так, население Хабаровского края с 2009 по 2018 годы сократилось на 5,1 процента: было 1 401 915 — стало 1 328 302 человека. В Советской гавани в 2009 году проживало 28 739 человек, сейчас здесь живет 24 249 человек — 16 процентов падения числа жителей. Ванино — было 18 210, стало 15 242 человек, падение 15 процентов. Охотск — было 4697, стало 3 378 жителей, сокращение — 32 процента. Подобная ситуация и в других районных центрах и селах не только этого региона, но и всего Дальнего Востока. 

Единственная альтернатива накатывающемуся опустошению – комплексное развитие с горизонтом хотя бы в два поколения. Развитие с учётом интересов и запросов людей. Умению распоряжаться дарами нашего края можно поучиться у дедов и прадедов. Их трудами и подвигами Дальний Восток многие годы прирастал населением и экономикой быстрее многих регионов.

Виктор Марьясин, Хабаровский край, «Литературная газета»

18:36, 03.12.2018 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → Море без рыбы. Пока процветает бумаготворчество, прибрежные посёлки Дальнего Востока пустеют

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2018 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100