Четверть века курсом мародёров. О годовщине навязывания стране «ликвидационной» Конституции

Заголовок статьи, тем более в день «праздника», кому-то может показаться необоснованно резким. Ведь в нашей Конституции столько всего хорошего написано?

советская конституция.jpg

Верно. Но напомню: если верить всему, что говорят жулики и мошенники (в том числе, что они чисто рекламно пишут в конституциях — в тех их частях, которые, строго говоря, никого ни к чему всерьез не обязывают), то можно, уж простите, и совсем без штанов остаться. Что, собственно, неуклонно и происходит: и с большинством нас — «легковерных», и со страной в целом.

Нужны примеры? Пожалуйста.

Покажите мне человека, который сослался бы в нашем суде на «прямое действие» Конституции и ее соответствующее требование и получил бы судебное решение, вытекающее из какой-либо прекраснодушной недвусмысленной записи в Конституции, а не из того или иного витиеватого закона, принятого затем в «развитие» конституционных положений, но, в ряде случаев, прямо положениям Конституции противоречащего? 

Вряд ли сможете.

Применительно же к стране в целом, стоит напомнить, что четверть века — существенный исторический период, за который невредно и подвести итоги, как минимум, промежуточные. Каковы же они — промежуточные итоги нашей жизни по этой Конституции?

Итоги четверти века

Несколько дней назад довелось мне выступать на большом совещании Конституционного клуба в «Президент-отеле». Соответственно, с учетом того, что выступал далеко не первым и послушал уже множество ораторов, счел нужным остановиться, прежде всего, не на тех или иных деталях и нюансах Основного закона, о которых за 25 лет уже много сказано и написано и на которые вновь обратили внимание участники, выступавшие до меня, но именно на промежуточных итогах исторического периода. И сформулировал их так: к исторически неизбежному противостоянию с Западом мы пришли чрезвычайно ослабленными — и идейно, культурно, организационно, и научно-технологически.

Кстати, один из профессоров-конституционалистов, если не ошибаюсь, из Высшей школы экономики, по окончании моего выступления, как мне показалось, с некоторым даже возмущением, задал вопрос: почему я считаю противостояние с Западом «исторически неизбежным»?

С учетом того, что запланированных выступлений было еще много и некрасиво было бы отнимать время у других участников дискуссии, я пообещал ответить на вопрос уважаемого профессора письменно — в статье, которую как раз планировал писать к годовщине. Выполню свое обещание ниже. Сейчас же о том, что, может быть, это мы теперь «задним умом крепки», а тогда ничто подобное предсказать никак не могли?

Ничего неожиданного — все по плану

К счастью, сохранились документы тех времен, в том числе, уже и видеозаписи. В частности, недавно мне прислали ссылки на два видеоролика, которые легко найти в Сети: предвыборная передача на Российском телевидении, а также, на каком-то другом канале — теледебаты представителей разных политических сил. И там есть мои слова тогда, двадцать пять лет назад, что права и ценности в первых разделах Конституции продекларированы замечательно, но только затем вся система организации государственной власти построена 
так, что власть будет гарантированно бесконтрольной и безнаказанной, неминуемо проворуется и дискредитирует все те прекрасные ценности, что описаны ранее. 

И далее, в другом ролике, на дебатах, что если будет принят вынесенный на обсуждение проект Конституции, то уже неважно, кого изберут в парламент — он будет абсолютно декоративный и от него не будет ничего зависеть, то есть, граждане сами проголосуют за то, чтобы нынешняя власть осталась бесконтрольной и безнаказанной. И затем в течение всей кампании (я баллотировался в Совет Федерации от Петербурга) я прямо предупреждал избирателей: если вы собираетесь голосовать за этот проект Конституции, то НЕ голосуйте за меня — не посылайте меня в парламент со связанными руками…

Если это все видели и прогнозировали четверть века назад такие как я, то авторы проекта и организаторы референдума могли ли не видеть, не понимать?

Приходится напомнить, что нынешняя Конституция — результат навязывания всему обществу своей воли победителем в госперевороте 21 сентября — 4 октября 1993 года.

Таким образом, удивляться необнадеживающим промежуточным итогам жизни по этой Конституции нечего: узурпаторы все знали заранее и понимали, что и зачем они делали, в том числе, обращаясь за помощью и поддержкой к историческим конкурентам — противникам страны.

О неизбежности противостояния с Западом

Есть множество специалистов: историков, политологов, культурологов, специалистов по международным делам, имеющих свой обоснованный взгляд на проблему возможности или невозможности долгосрочного мира и дружбы с Западом. На эту тему есть масса специальной и популярной литературы. Из того, что считаю важным и даже что считаю своим долгом пропагандировать, сошлюсь на книгу И.М.Ильинского «Главный противник», представляющую собой, по сути, сборник скрупулезно собранных документов. Сборник документов их (США) — в отношении нас (на том этапе — Советского Союза).

Читайте — делайте выводы.

Значит, невозможно?

Смотря что.

Дружить — вряд ли. Но что такое «дружба» в международных делах?

Мирно сосуществовать, торговать, взаимодействовать — возможно. Но исключительно при условии, что своей слабостью не создаешь искушения сделать тебя жертвой, подчинить односторонним интересам. Не создаешь искушения, попросту говоря, колонизировать тебя.

При этом: учиться у Запада, перенимать у него то, что ему позволило стать сильнее — так это еще Петр I делал 300 лет назад. И теперь китайцы не стесняются. Но не склоняются, не подчиняются.

И от теории к практике — на примере на сей раз не нашем, но наших соседей — тех же китайцев. Все сказанное выше, конечно, важно, но можно было бы обойтись и без этого — достаточно просто вникнуть в суть приводимого ниже примера.

Уж как Китай вписан в современную мировую систему экономического взаимодействия, в том числе, с США — общеизвестно. И военно-стратегически — совсем не слабак. Но вот сравнительно свежее известие: в Канаде арестована и планируется к выдаче США вице-президент китайской компании Хьюавей — по подозрению в нарушении … односторонних американских санкций против Ирана.

Интересно, а возможно ли сегодня в Китае, чтобы на каком-то более или менее серьезном совещании какой-нибудь уважаемый китайский профессор, допущенный к воспитанию следующего поколения граждан своей страны, этак «наивно» удивился бы: мол, почему это кто-то считает, что противостояние Китая с Западом исторически неизбежно…

Причем здесь Конституция?

Но вернемся к основной теме статьи. Кто-то согласен с подведенными мною промежуточными итогами, а кто-то оценивает их иначе — на эту тему можно поспорить в каком-то другом материале. Но даже и те, кто признает правоту моей оценки отнюдь не обнадеживающих итогов, тем не менее, спросят: а причем здесь Конституция? Мол, Конституция — как утверждают некоторые ее авторы — это всего лишь некий идеал, то, к чему еще надо стремиться…

А, может быть, напротив — скрупулезная инструкция по основам организации жизни страны, подлежащая неукоснительному выполнению? И, главное, механизм гарантирования защиты наших индивидуальных и коллективных прав и интересов? Но тогда и обсуждать надо не только отдельные нюансы и, тем более, прекраснодушные (или лицемерные) намерения и лозунги, но совокупную суть, результат. А именно: эта Конституция наши ключевые права и интересы (и индивидуальные, и коллективные) защитила или нет?

Но такой интегральный подход дает неприятный для авторов и властей результат и потому не устраивает. Соответственно, недавно на записи телепередачи с дискуссией о Конституции, где я оказался из четверых участников (плюс пятого — ведущего) единственным изначальным противником навязывания стране нынешнего Основного закона (передачу должны показать по каналу ОТР, как раз в День Конституции — 12 декабря), ведущий в какой-то момент, после обращения мною внимания на ряд принципиальных проблем, в отношении которых наша нынешняя Конституция никак не выступает защитником наших фундаментальных прав ни как отдельных граждан, ни всего общества в целом, этак скептически переспросил, мол, неужели это все так и нужно записывать в Конституцию? 

Как будто бы мои слова и впрямь возможно было более или менее добросовестно трактовать столь вульгарно…

О языке Конституционного суда

На том же, выше уже упомянутом мною совещании Конституционного клуба в качестве первичной затравки дискуссии выступила статья Председателя КС, опубликованная в одной из газет. Многие ее подробно комментировали. У меня же как факт этой статьи (с учетом контекста, о котором скажу ниже), так и ее содержание вызвали просто протест. И свое выступление я начал с того, что Конституционный суд и его судьи, вообще-то, говорят с обществом не языком газетных статей, но, прежде всего, языком судебных решений. А также языком особых мнений — в тех случаях, когда тот или иной судья с решением большинства не согласен.

Конечно, если бы на этом основном их языке у нас — у общества — было бы с ними какое-то взаимопонимание, то что-то, наверное, уместно было бы дополнительно пояснять и в СМИ.

Пришлось обратить внимание коллег: КС обязан рассматривать конституционность не только формальной нормы того или иного закона, но еще и с учетом ее реальной правоприменительной практики. Но на деле, как это заметили некоторые конституционалисты, в последнее время КС все реже признает антиконституционной ту или иную норму, фактически применяемую явно антиконституционно. Вместо этого — некоторая своя трактовка, как правильно понимать норму так, чтобы она не противоречила Основному закону. По сути — благое пожелание трактовать норму не так, а эдак — пожелание, строго говоря, никого ни к чему не обязывающее.

А уж когда Конституционный суд по запросу о конституционности присоединения к ВТО (в том числе, о конституционности подписания и ратификации документов, суть которых вообще не переведена на русский язык), просто проигнорировал вопрос о русском языке как государственном (притом, что до этого ЦИК отказал в референдуме как раз в связи с тем, что не все документы переведены на русский язык и потому люди не поймут суть вопроса), о каком взаимопонимании с обществом и элементарном выполнении своего долга судьями высшей судебной инстанции можно говорить?

… И о наших ожиданиях от Конституции и ее стража

И, заканчивая с Конституционным судом (напомню — важнейшим элементом всей конституционной системы), что называется, вопрос для самопроверки. В Конституции ведь ясно сказано (ст. 55 п.2), что не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина? Напомню, что пенсия — не чье-либо благодеяние, но именно право, закрепленное Конституцией и законами.

Кроме того, (ст. 55 п.3): «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Возможно ли президенту, правительству и правящему большинству парламента в сколько-нибудь честном и объективном суде доказать, что лишение людей уже заработанного права на пенсию — осуществлено именно в целях «защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства»?

Наконец, применительно к «обратной силе» закона обычно ссылаются на ст. 54, но там лишь об ответственности (за преступления и иные деяния). Важнее, мне представляется, ст. 55 п. 1: «Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина». 

Вот это самое «отрицание и умаление других общепризнанных прав и свобод» явно налицо в ситуации одностороннего изменения властями правил игры по ее ходу. В частности, при лишении граждан права на пенсию не заранее, не перед началом их трудовой деятельности, а когда пенсия (именно начиная с конкретного возраста — до более старшего многие и не доживут) уже заработана. Совершенно аналогично одностороннему отказу платить за уже сделанную работу, выполнять иные условия ранее заключенного и выполненного другой стороной договора.

Но вот запрос о неконституционности пенсионного грабежа направлен в КС. И как вы думаете, есть ли хотя бы малейший шанс, что нынешний Конституционный суд защитит? Причем, защитит права не просто наших граждан (сильных и самостоятельных), но оказавшихся в ситуации, когда они становятся наиболее слабыми и уязвимыми, совершенно уже незащищенными — на закате их жизненного пути…

Аналогично, как раз в преддверие годовщины референдума по Конституции (бюллетени голосования по которой, напомню, были немедленно уничтожены), два как бы не связанных события:

— митинги протеста жителей московского района Кунцево против массового сноса их вполне еще приличных многоквартирных домов — в интересах уплотнения и строительства на освобождающейся площади коммерческого жилья;

— принятие в Думе закона о дальнейшем упрощении процедуры лишения граждан их собственности — теперь уже не только в связи с государственными нуждами (как записано в Конституции), но и в связи с нуждами градостроительными. Читай — если очередной олигарх, посылающий всех, у кого нет миллиарда, известно куда, захочет на месте вашего жилья реализовать свой коммерческий проект…

Так вот, как вы оцениваете: защитит ли Конституция и стоящий на ее страже Конституционный суд интересы жителей конкретно Кунцево и, шире, всех граждан страны, кто (сам или еще чьи родители, бабушки и дедушки) осмелился поселиться в месте, более или менее привлекательном для якобы «равноудаленных от власти» олигархов?

Средство защиты тирана от народа

А, может быть, и впрямь: Конституция-то хорошая (как красиво все права и свободы граждан прописаны!), но просто мы все (включая и самых простых граждан, и судей Конституционного суда, и президента, и парламент) до нее еще не дотягиваем? Но надо самосовершенствоваться — работать над собой. Глядишь — и поднимемся до уровня Конституции?

Приходится вновь и вновь напоминать, что и монархи бывают добрые и благонамеренные, но конституции нужны тогда, когда мы хотим защититься от возможности и опасности тирании. И тогда необходимая обществу и эффективная конституция — это не столько благие пожелания, сколько четко и однозначно прописанные механизмы контроля общества за властью, включая соответствующие механизмы формирования парламента, судебных органов, отстранения от власти злоупотребляющих ею и т. п.

Нынешняя же Конституция, как это не только прогнозировалось четверть века назад, но и исчерпывающе подтвердила практика — никак не средство защиты общества от тирании, но эффективный механизм защиты тирана от общества.

Ликвидационная Конституция

Есть такое понятие «ликвидационная комиссия» — это такая оргструктура, которая создается при упразднении предприятия или организации — для завершения всех материальных, организационных и юридических вопросов, связанных с прекращением деятельности и существования.

Казалось бы, какое отношение это понятие имеет к тому, что мы обсуждаем? Ведь ни один тиран никоим образом сам не заинтересован в том, чтобы уничтожить то, чем он управляет — на чем кормится?

Это — с одной стороны.

Но со стороны другой, судите сами: если вы изначально сами твердо знаете, что все, что получили, приобрели, по большому счету, незаконно и аморально, фактически, путем ограбления страны, и что если страна и ее народ когда-нибудь поднимутся, то они неминуемо спросят с вас за это разграбление. Значит, кровный интерес узурпаторов-грабителей — не допускать развития страны.

И здесь интересы дорвавшихся до власти отечественных мародеров совпали с интересами внешних заказчиков ослабления и разрушения страны.

Именно это дало нам — противникам навязывавшегося узурпатором варианта Конституции — основание назвать ее еще тогда, четверть века назад, «ликвидационной».

А есть ли шанс, что, спустя какое-то время, наследники-преемники узурпаторов приобретут новую альтернативную и даже национально ориентированную мотивацию — станут подлинными патриотами страны?

Теоретически возможно все, но практически больше вероятность лишь циничного разыгрывания похожего на то спектакля.

Стоит напомнить, что подлинное развитие в современном мире — это отнюдь не гигантские мосты (даже если конкретные мосты и могут быть вполне полезны) и не супергазопроводы по дну моря (прокладываемые при помощи преимущественно иностранной высокотехнологичной техники). Подлинное развитие — это, прежде всего, наука и собственное промышленно-технологическое развитие. Остается констатировать, что именно наукой, в том числе, фундаментальной, у нас ныне руководят люди с «финансово-кредитным» образованием. То есть, что такое недвижимость и ее кадастровая оценка, а также финансовые потоки — они понимают. Но понимание приоритетов научно-технологического развития, системы организации научной деятельности и критериев оценки результатов — у них откуда? Да и не на то, как известно, их изначально ставили…

Так что иллюзии, пожалуйста, оставьте.

Итак, будем ли праздновать четвертьвековой юбилей?

Юрий Болдырев, «Свободная пресса»

18:08, 12.12.2018 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Четверть века курсом мародёров. О годовщине навязывания стране «ликвидационной» Конституции

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100