Лицемерие системы. «Крабовая ловушка-2» или Почему закрытое дело о заказном убийстве во Владивостоке заинтересовало Следком РФ

Сахалин обсуждает дело, о котором большинство до сегодняшнего дня не просто не знало, но даже не слышало. Руководитель следственного комитета России точно к большинству не относится, однако ранее, до сюжета «России-24», вышедшего в эфир глубокой сахалинской ночью в прошлые выходные, об этом деле тоже не вспоминал. Почему?

«Крабовая ловушка-2» прямо этот вопрос не поднимает, да и вообще ясно, что ее создателей прежде всего интересовала цель, а не средства, которыми она будет достигнута. Фото Олега Кана за час программы показывают не меньше 100 раз.
 
Однако резонирующим эффектом, которого, может быть, не ожидали (и который, может быть, планировали), стало возвращение к заказному убийству Валерия Пхиденко, застреленного во Владивостоке в 2010 году.
 
Пхиденко занимался добычей водных биоресурсов, в том числе краба. В сети о его работе, жизни и трагической смерти информации нет.
 
Рассказывают, что он приехал на Сахалин из Читинской области, будучи молодым человеком. Отучился в невельской мореходке, 25 лет отходил в море капитаном, потом создал собственную фирму, купил суда, дела пошли в гору. В какой-то момент начал мешать «крабовому королю».
 
Об этом в сюжете «России-24» сказано так: Кан и его соратники якобы знали, кто и где нарушает закон, и «сдавали» их, расчищая место для себя. У фирмы Пхиденко, как и у многих, тоже были подобные проблемы с законом, но он платил штрафы, выкупал арестованные корабли и работал дальше. Судим не был.
 
В 2010 году Пхиденко предложили возглавить крупную рыбопромышленную компанию. На него вышли ее хозяева из Москвы. Переговоры вел и его будущий убийца, представившийся сотрудником ФСБ. Пхиденко чувствовал какой-то подвох, говорят, перед полетом во Владивосток даже мрачно пошутил: мол, лечу на самолете в последний раз.

Но все равно полетел. Поселился в самой на тот (и этот) момент дорогой гостинице Приморья с приличными ресторанами и конференц-залом, где можно было провести все переговоры, однако на подписание ключевых документов его пригласили на окраину города.
 
Пхиденко взял такси и поехал. В машине его и застрелили. Говорят, что это произошло в день рождения сына Олега Кана и возле ресторана, который принадлежал, а, может быть, еще принадлежит бизнесмену.
 
Валерий Пхиденко умер до госпитализации. Уголовное дело возбудили сразу, киллера нашли. Он уже отсидел свой срок, и сегодня его местонахождение неизвестно. После выхода из тюрьмы он «растворился в Москве».
 
Сейчас, после «Крабовой ловушки», за границу отправился и Олег Кан. Насколько это связано с оглаской былого, неясно: на Сахалине он живет всего несколько дней в году. Сразу после убийства Пхиденко в 2010 Кан был объявлен в международный розыск, но, примерно, год спустя все улеглось. Может быть, уляжется и сейчас.
 
Источник Sakh.com, знакомый с ситуацией, говорит, что младший сын Валерия Пхиденко Иван несколько раз пытался встретиться с Олегом Каном, его сыном и соратниками. Один раз это произошло случайно.
 
— Мы были на свадьбе, и на нее же пришел Олег Кан. Ваня подошел к его охранникам, попросил поговорить. Ему не отказали. Узнав, кто перед ним, Кан сразу стал говорить, что он очень сочувствует ему и его семье, что он ни в чем перед ними не виноват, что хотел заехать (прошло 8 лет. — Прим. автора) и что максимум через неделю он пригласит Ваню на личную встречу. Однако никто так и не перезвонил, а телефон, который оставили для связи, оказался недоступен. Это было прошлой зимой. Другие попытки встретиться и поговорить тоже не увенчались успехом.
 
Теперь глава СК Александр Бастрыкин поручил подчиненным поднять дело об убийстве Валерия Пхиденко и разобраться, почему оно было прекращено, хотя заказчик не найден. Уголовное дело расследовали сахалинские сотрудники, а теперь к нему приступит центральный аппарат комитета.
 
Что касается второй части «Крабовой ловушки», то, видимо, предполагается, что будет и третья. Фактуры у журналистов-расследователей с федерального канала предостаточно. А чего нет — дадут. Так же, как дали пограничный вертолет для съемок, в которых показали, где в приморских джунглях спрятана база Олега Кана, скинули контакты действующих лиц и вообще всячески содействовали.
 
А где-то в архиве того же канала остались кадры с шикотанского рыбокомбината «Островной», про который заговорили на прямой линии с президентом и который вдруг начал спасать Олег Кан. А в местных архивах — воспоминания о построенной возле Южно-Сахалинска спортивной базе с перспективой быть переданной региону, о заводе в Невельске с «крабом для местного населения» (сахалинский супчик), о купленной ради еще большей лояльности к власти телекомпании, о внезапной любви к ближнему в виде благотворительного фонда с его пробегами и грантами и т.п. 
 
Типичный пример лицемерия системы: ты нужен для конкретной цели и тебя используют, а потом меняется контекст, и на одном и том же канале ты уже не спаситель, а бандит. Один Олег, промышлявший в 90-е тем же самым, что и другой, становится главой четвертого региона, а второй — героем фильма про мафию и снова подается в бега.
 
Как говорится, найдите пять отличий.
 
Ксения Семенова, ИА Sakh.com

08:39, 27.12.2018 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Лицемерие системы. «Крабовая ловушка-2» или Почему закрытое дело о заказном убийстве во Владивостоке заинтересовало Следком РФ

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100