На Сахалине целое министерство здравоохранения куда-то «испарилось»?


Честно говоря, ещё помню не только департамент (а ранее управление) здравоохранения Сахалинской области. Если напрячь извилины, они выдадут (страшно сказать!) вообще отдел здравоохранения сахалинского облисполкома. Причём, что интересно, тогда, в 1999-м, нас в островном регионе проживало на 220 тысяч больше.

 И ничего, как-то обходились без нынешних пышных названий, в которые лет десять назад вдруг стали лихо переодевать серые островные конторы. Ну, а там, где министр, нужен уже и соответствующий «прикид с прибамбасами». Начиная с экипажа и соответствующего кресла из тонко выделанной натуральной кожи, заменившего рабочий стул (и не министерского уровня остальную мебель).

Можно, как у одного из бывших губернаторов в зачем-то сохранённом старом кабинете, раскошелиться на дерево из морёной вишни. Но на всю несметную чиновничью рать островной столицы вишни, а тем паче морёной, не напасёшься — в мире никаких садов не хватит. Так что сойдут и дуб, и ясень, на худой конец. Иногда соглашаться приходится и на что-то попроще — главное, статусом наши конторы зачастую выше, чем в мегаполисах типа Питера и Москвы.

Это при Игоре Фархутдинове чиновников (с избранниками) насчитывалось в областных присутственных местах числом, примерно, в 740 душ. И то периодически в ещё не прихлопнутых и не скупленных на корню местных СМИ ворчали о чрезмерно «раздутом аппарате». Прообраз нынешней облдумы (малый совет) занимал всего часть этажа в бывшем облисполкоме. Ещё меньше — несколько комнат в мэрии хватало горсобранию Южно-Сахалинска, сегодня разросшемуся в думу со своим особняком.

С тех небогатых фархутдиновских 90-х число чиновников умножилось... в три раза! И судя по намерениям нынешнего варяга и временного губернатора Валерия Лимаренко, это не предел. Хотя население области, о котором им надо денно и нощно радеть (при фантастических-то чиновничьих зарплатах), напротив, усохло. Более чем на треть. Это при активном притоке «свежей крови» из Азии.

Да, нас всё меньше. А центр города давно сменил вывески на былых штабах промышленных отраслей (Сахалинрыбпром, Сахалинлеспром, Сахалингеология, Сахалинстрой и т.д.), поменяв на тихие заводи новых контор, ничего не производящих, кроме докладных, справок, отчётов и прочего завтрашнего мусора.

Вся эта большая преамбула с отступлениями в относительную «глубь веков» мне понадобилась для того, чтобы на одном единственном примере показать, насколько упомянутый выше островной минздрав, пробившись из "шинели" отдела, стал к населению ближе. Для этого достаточно через Сеть попасть на его сайт. Набравшись смелости, решаюсь позвонить...

Здесь нужно пояснить: не личные хвори (тьфу, тьфу!) сподвигли на отчаянный шаг. Есть у меня добрый знакомый, которому звоню иногда, когда бытиё идёт в разрез с сознанием, и на душе несносно.

И он, как громоотвод, выслушивает, нейтрализуя скопившийся негатив, заменяя опять на хрупкую надежду. Ему заметно поболее моих — за 80 лет уже. А он всё не теряет иронию и вдохновение. Говорит, очень этому способствует плавание — в городской бассейн ходит ежедневно.

И даже прихватывает там иногда ещё и чемпионские медали. При том, что одну ножку потерял ещё в военном детстве. Очень торопился донести голодающей родне хлеб, купленный по карточке. В какой-то момент не удержал равновесия, соскользнул на льду прямо под куйбышевский трамвай. Трагедия?

Но беда не сломила. После института приехал на наш остров, где не с министра, как некоторые сегодняшние, а с рядового инженера начинал. И поднялся до директора завода «Сахалинжелезобетон», отстроившего, считай, половину Сахалина. Но после обвала страны и приватизации всего и вся в олигархи местного разлива не выбился. Поэтому, наверное, человеком остался.

На днях, к удивлению, уже он позвонил и посетовал на стену чиновничьего бездушия. Дело в том, что его бассейн — ну, в Черёмушках, напротив парка, закрыли до 1 сентября на ремонт.

— Нам, инвалидам, никакой альтернативы минспорт области не предложил,  — делился Анатолий Константинович Телегин (к слову, почётный гражданин Южно-Сахалинска). — А я без плавания жизни не мыслю. Уже и временную альтернативу присмотрел — бассейн в санатории «Синегорские минеральные воды», ты же знаешь, расстояние для меня не проблема — машинка ещё держится «на семи ветрах», несмотря на порушенный мэрией гараж. Но команды нас, инвалидов, пускать в санаторский бассейн нет. А таких, как я, желающих ездить в другой бассейн, с десяток точно наберётся.

Конечно, я не врио губернатора и даже не и.о. министра. Вся моя помощь — выслушать и посочувствовать. Или попробовать по-обывательски вмешаться, похлопотать за ветерана и его товарищей. Министру спорта и молодёжной политики Буренкову, конечно, не дозвонился. К счастью, откликнулся на звонок Денис Осидулов, ведущий советник. Именно так — в региональных министерствах, оказывается, теперь помимо просто специалистов, референтов и консультантов есть и куда-то ведущие своими советами, что само по себе уже ждёт своих гоголей и салтыковых-щедриных. Но это так, отступление.

Так вот, Денис Александрович был в курсе проблемы, «работаем над ней», говорит. Правда, замены пока нет — аквапарк не открыт и значит нужно подождать. Я вздохнул и напомнил про бассейн в санатории, который вряд ли сильно перегружен.

— Он в ведении сахалинского минздрава — другого ведомства. И мы к нему не имеем никакого отношения.

Но неужели два министерства небольшой области не в силах между собой договориться по совершенно пустяковому вопросу?! Или обязательно и здесь нужно вмешательство врио?

Пассаж повисает в воздухе.

И вот тут, закусив удела, я плотно сажусь на телефонный справочник, опубликованный на сайте минздрава области. И тупо начинаю набирать все телефонные номера (а их на сайте оказалось 17). Увы, 10 июля телефон и.о. министра Ющука оказался глух к моим попыткам быть услышанным. Как и практически все остальные. Включая молодое дарование — господина Амбражука, московского земляка Ющука (и нынешнего его первого зама). Как первое лицо, так и второе десантировались порулить нашими лечебницами за неведомые пока заслуги. Но уже дозвониться стало — никак.

Делаю попутно выводы: в отличие от спортивной конторы здесь министру полагался не один, а четыре заместителя. Причём трое из них, как и сам господин Ющук, запитаны на один номер. А он упорно на меня не реагировал, как минимум, и 10, и 11 июля. Хотя только в приёмной, если верить сайту, специально для таких, как я, числятся сразу два чиновника-секретаря. Но, видимо, обе барышни куда-то отлучились. А подобия горячей линии (всё же минздрав и мало ли у кого какая может возникнуть неотложная надоба), на случай чрезвычайный, увы, не предусмотрено.

Хотя в соседнем Хабаровске, куда занесло недавно на пару дней, почти во всех газетах первое, что видел, это многоканальный (и круглосуточный) телефон горячей линии министерства здравоохранения края, на всякий случай переписал: 402-201. По разным направлениям: медпомощи в поликлинических, стационарах, лекарственному обеспечению и пр. Отдельно рекламируется телефон круглосуточной бесплатной помощи тем, кто устал — от жизни, обстоятельств и уже на грани. У нас ни о чём подобном даже не слышал.

Хотя у министра здравоохранения бескрайнего Хабаровского края всего один зам. Видимо, хватает.

Не поленился и заглянул на сайт других соседей — в Приморье. Так там вообще пока нет министерства — по-прежнему профильный департамент (Тут необходимо уточнение. Автор, очевидно, не знает, что администрацию Приморья также одолел «правительственный и министерский» зуд — здесь также вскоре появятся чиновники с этими  пышными званиями. Впрочем, это следовало и ожидать — и теперешний губернатор Кожемяко и его первый заместитель Щербина лишь недавно приехали в Приморский край из Сахалина, где создавали и правительство, и министров. Правда, пообещали, что на переименование много денег не понадобится. Но можно ли этому верить? Прим. VestiRegion).

Зато у нас, вспоминаю, иной размах, иные деньги бюджета. Которые освоить «по-сахалински». Отсюда и нескончаемые десанты временщиков в руководящие кресла. Последнее время уже и столичные «птицы» не брезгуют перебраться к нам в служебное жильё. Ведь только замов, напомню, у островного и.о. министра здравоохранения — ЧЕТЫРЕ. Но к ним и просто дозвониться проблема! Не говоря о решении простейшего вопроса.

Вопросы мои, тем временем, множатся. Если местные бюрократы от медицины признают только сотовую связь, по которой в предвыборной гонке вдруг может выйти на связь сам врио Лимаренко, тогда зачем я оплачиваю эти конкретные 17 стационарных телефонных аппаратов, начиная с приемной, на единственный номер которого (67-12-90) запитаны пять руководителей. Но он, повторю, молчит! Как правило, чиновничьи стационарные телефоны ещё и навороченные — минимум, с определителями большинство. Снимите их к чёртовой бабушке! А взамен выложите в Сеть сотовые номера чиновников. Так будет дешевле для казны и доступнее для людей. И не стоит беспокоиться, что народ вконец замучает звонками: без крайней нужды никто не отважится тревожить своих «слуг».

А вот Анатолию Константиновичу Телегину, островной легенде и символу стойкости и любви к жизни,  — увы, увы, помочь не удалось. Потому что уровень другой, областной. Недоступный. Где бюрократов больше, как и слов, а вот с делами... Хотя вопрос, напомню, пустяшный — на время ремонта городского бассейна пустить инвалидов в другой бассейн, санаторный. Тем самым подняв им тонус, продлив им, если совсем уже честно, жизнь.

Но сонмище островных чинуш решить это не в силах. Им нужен указующий перст (или палка). По-другому никак.

И «на десерт» риторические вопросы: зачем я плачу местным бюрократам и депутатам высокую зарплату, а потом (довеском к обычной) — ещё и вторую пенсию (уже из областного бюджета? А бюджет этот — мой тоже. Полнится и из личных налогов. А также из моего (нашего!) роялти от невосполняемых углеводородов, которые, как кровь, выкачивают из недр, заметно обедняя и травмируя родную землю. Традиционно обещая взамен большинству стеклянные бусы. А то и просто, как в моём случае, отвечая на звонки специально установленного бюджетного служебного телефона равнодушным безмолвием. Объективности ради замечу: удалось связаться с оператором по номеру 1-300, но там, уточняю, записывают к врачам, а не руководству. И советуют прояснить вопрос на "горячей линии" (67-13-00). Увы, в последней тоже не записывают на приём к руководству. В итоге опять возвращаюсь к пытке связаться с приёмной главной конторы Сахалина, отвечающей за здоровье и жизнь каждого из нас. Безуспешно.

Замыкает минздравский список телефон его пресс-службы. В отличие от других он каждый раз старательно имитировал жизнь: «Соединение установлено, пожалуйста, подождите». И дальше — нескончаемые гудки в никуда. Как если бы минздрав и правда испарился.

... А пока эти мысли вызревали в заметку, Анатолий Телегин сообщил, что лично для себя он проблему решил так:

— Заплатил две тысячи рублей в санаторную кассу и теперь могу нырять в их бассейн!

Но мои поздравления с успешным разрешением тяжбы, возникшей от чиновничьего равнодушия, решительно отмёл.

— А как же остальные инвалиды? Им-то зачем дополнительно раскошеливаться? Для многих две тысячи — тоже деньги!

Анатолий Константинович пояснил, что средства централизованно идут из Москвы на оплату бассейна для инвалидов — и молодых, и пожилых, чтобы, значит, оздоравливались.

— В списке нас человек 20 таких, но регулярно со мной ходила половина, остальные от случая к случаю.

Теперь эта спортивная десятка ждёт, когда местные власти вспомнят о них и позаботятся.

Сергей Павлов,  ИА Sakh.com

11:51, 21.07.2019 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → На Сахалине целое министерство здравоохранения куда-то «испарилось»?

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100