Ради туристов в Приморье чиновники уничтожают целый народ

От туристического бренда до персоны нон грата. История француженки, посмевшей сказать правду о нацпарке «Бикин», возразившей вице-премьеру Чуйченко. А также рассказ о нынешней российской действительности — современной истории искоренения коренного малочисленного народа в Приморском крае.

В национальном удэгейском селе Красный Яр (Приморский край) уже несколько лет продолжается конфликт между коренными жителями и руководством созданного в 2015 году национального парка «Бикин». Даже местный праздник 26 сентября 2019 года, посвященный началу охотничьего сезона, превратился в несанкционированный митинг, на котором таежные охотники вступили в дерзкий спор с губернатором края и членами правительства в лице вице-премьеров Чуйченко и Гордеева. Но слушать лесных смутьянов чиновники не захотели. Они считают, что им лучше знать, как обустраивать жизнь удэгейцев, и не интересуются мнением последних.

Во всем мире осталось всего полторы тысячи человек из народа удэге. Большая их часть пытается сохранять свои традиции, живет охотой, рыбалкой и сбором дикоросов. Население Красного Яра, удэгейской «столицы» Приморья, насчитывает около 600 человек.

Перед приездом в село важных персон у школьного полисадника с утра кипела работа, завезенные в село рабочие из Узбекистана совместно с сотрудниками национального парка «Бикин» втыкали в землю пакеты с подстриженными кустами и молодыми деревцами. После посадки землю вокруг кустов посыпали опавшими листьями, специально собранными в окрестной тайге.

Готовилась очередная показуха для приехавших чиновников и центральных и региональных СМИ, которые должны показывать на голубых экранах «чиновничью заботу» о простых гражданах.

В этот исторический день в присутствии делегации федеральных чиновников, энергетиков из Красноярска, команды губернатора и журналистов чуть ли не всех российских и приморских СМИ, состоялось открытие новой ЛЭП, по которой в Красный Яр пришло централизованное электричество.

Торжественное подключение к розетке произошло с часовым опозданием — чиновники задержались. Хотя ровно к назначенному времени из школы строем вывели учеников, к которым присоединились специально пригнанные на открытие разряженные сотрудники национального парка, ведь вся суть торжества состояла не в желании помочь селянам, а в необходимости показать, что поручения Путина исполняются, что национальный парк «Бикин» — это просто чудо и спасение для местного населения, которое на деле парк не приемлет и считает, что именно с появлением парка начались основные проблемы у местных представителей коренных малочисленных народов и других приравненных к ним категорий граждан, составляющих население Красного Яра и нескольких окрестных сел.

Но мнение местных, как и мнение остального населения нашей страны, чиновников мало интересует. Ведь это они хозяева страны, а хозяев никогда не интересовало мнение рабов!

Праздник прошел торжественно. Энергетикам вручили грамоты, вице-премьеры под телекамеры нажали условную кнопку, которая якобы запустила электричество в село. После чего под прицелом тех же телекамер вице-премьер Чуйченко и другие важные персоны рассказали о том, как теперь хорошо заживут местные, обрисовал радужные перспективы развития села, чем очень напомнил мне выступление книжного персонажа – Остапа Бендера, поведавшего о великом будущем шахматной столицы мира под названием Нью-Васюки…

Тяга вице-премьера к книжным персонажам и фантастическим историям еще более проявилась при открытии памятника книжному персонажу известному читателям под именем Дерсу Узала, которого Чуйченко определил в великие удэгейцы, хотя и реальный проводник и книжный Дерсу никакого отношения к данному народу не имели и не имеют. Но разве это кому-то интересно. Чиновник сказал, что Дерсу удэгеец, значит удэгеец. Сказал, что Дерсу герой местного значения, значит герой. А попытки нескольких удэгейцев поправить вице-премьера, подсказать ему историческую правду были просто не замечены.

По окончанию торжества московскими чиновниками при участии приморского губернатора была организована встреча с «местным населением», которое по заранее отработанному сценарию должно было на камеры долго и старательно благодарить «московских благодетелей» за «великую заботу и бесконечную поддержку». Однако, по сценарию не получилось.

На встречу с вице-премьерами прорвалось несколько местных удэгейцев, которые начали рассказывать о настоящих проблемах в селе, о реальном конфликте с нацпарком, о притеснениях и нарушениях их законных прав.

Журналисты тут же разбежались, а чиновники, в частности вице-премьер Чуйченко, жалобщиков твердо и напористо остановил. Не дослушав ни одного из обращавшихся, обрывая их сразу, чиновник от добрых пожеланий резко перешел к угрозам, обозвав представителей коренных малочисленных народов «темными силами», с которыми он и все остальные (по его команде) теперь будут жестоко бороться.

И эта «борьба» вице-премьера с местным населением обозначилась буквально на следующий день. И первой жертвой борьбы стала французская подданная с российским видом на жительство Мари Петит, которая посмела от имени местных жителей возразить вице-премьеру Чуйченко, усомниться в перспективах развития села.

Француженка, пожившая и на «загнивающем Западе» и в «процветающей России», сумевшая породниться с нашей природой в начинаниях москвичей увидела лишь стремление создать очередной коммерческий проект, полностью исключающий сохранение традиций местных представителей коренных малочисленных народов и права вести традиционный образ жизни.

По ее мнению, вся деятельность чиновников приведет лишь к созданию туристического бренда и полному уничтожению села. Своим выступлением француженка просто привела Чуйченко в ярость.

Мари поселилась в Красном Яре в 2009 году. Со своим французским другом по имени Кристоф она совершала кругосветное путешествие на велосипедах. Но так получилось, что Кристофу пришлось заканчивать кругосветку одному. Мари встретила свою любовь – удэгейца Костю и настоящее счастье – свободные таежные просторы.

Они вместе построили дом в тайге, Костя учил Мари охотиться и рыбачить, она родила ему двух мальчиков, их совместное счастье продолжалось шесть лет, но оборвалось, когда Костю зарезал в пьяной драке родственник из Красного Яра.

После знакомства со свекровью Мари вместе с мужем некоторое время жили в Красном Яре, а затем перебрались в село Улунга (пос. Охотничий) в 200 километрах вверх по реке Бикин.

Как раз в 2015 году началось создание национального парка «Бикин», которое застала и Мари, которую первоначально чиновники хотели также превратить в туристический бренд.

Мол, мы тут так все хорошо устраиваем, что даже из-за границы к нам люди потянулись. Но бренда не получилось. Француженка не пожелала стать рекламным продуктом, хотя для этих целей даже Минкультуры России заранее получило распоряжение отснять про Мари документальный фильм. А в приморском краеведческом музее ей посвятили целую экспозицию.

А тут такой облом.

После встречи с московскими чиновниками 26 сентября француженка с детьми уехала в тайгу, в ставшую ей второй Родиной Улунгу, попавшую в границы национального парка.

Специально для проезда ей ранее администрация нацпарка выдала годовой пропуск, как никак, будущее лицо нацпарка.

Но долго побыть вне цивилизации француженке не удалось. После общения с Константином Чуйченко, в ходе которого Мари посмела задать чиновнику неудобные вопросы, началась новая глава в ее российской жизни.

Уже через неделю Мари получила уведомление о том, что ее нахождение на территории парка нежелательно, ее лишают права на посещение данной территории. Что выданное ей разрешение аннулировано.

Для этого даже нашли официальный предлог. Администрация объяснила, что документ был ранее выдан по ошибке.

Хотя никакой ошибки быть не может. Мари является единственным опекуном и законным представителем собственных сыновей – удэгейцев по национальности, которые унаследовали от отца арендованный на 49 лет участок земли с пос. Охотничий, который попал в границы созданного национального парка. На этом участке покойный муж Мари даже начал строительство жилого дома.

Однако, узаконить строительство у Мари не получается, отказавшись стать «туристическим брендом» национального парка «Бикин» женщина навлекла на себя гнев высоких московских чиновников. Которые запретили регистрировать строение.

Мари фактически превратилась в персону нон грата, и ее нахождение на территории России, ставшей для француженки второй Родиной, объявлено чиновниками нежелательным.

И только стоило ей сказать правду, высказать объективное мнение о ситуации вокруг национального парк и о «заботливости» российских чиновников.

Юрий Хмелик, Forum.msk.ru

17:02, 18.11.2019 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → Ради туристов в Приморье чиновники уничтожают целый народ

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100