Что нам стоит поменять Конституцию, главное – не менять Путина!

Судя по всему, никакого референдума по поправкам в Конституцию не будет. Речь идет об опросе. Опрос будут проводить примерно так же, как проводили его в Екатеринбурге, когда там возникли протесты по поводу строительства церкви в парке.

Трудно сказать, насколько легитимным является опрос при изменении Основного Закона страны. Но если вспомнить, что нынешняя Конституция тоже была принята при весьма спорных обстоятельствах, практически сразу после подавления восстания в Москве в 1993 году, то почему бы и нет.

Кстати, никто уже не вспоминает прежней клятвы Путина не вносить изменений в Конституцию, данную им в 2005 году: «Я считаю, что самым главным элементом в укреплении российской государственности на сегодняшний день является стабильность. Стабильность в стране, в обществе не может быть обеспечена другим путем, кроме как стабильностью законодательства и основного закона страны – Конституции. Поэтому ни при каких обстоятельствах менять Конституцию я не намерен».

Конечно, всегда можно сказать, что прошло время и теперь можно; но клятва – штука суровая, раз ты ее дал, обязан выполнять. Если вариантов уже не остается, уйди – и пусть кто-то другой, который не клялся, сделает то, чему пришло время.

Мы наблюдаем уже третье клятвопреступление Путина за довольно короткий срок. Первой была нарушена клятва русскому населению Украины: "И пусть кто-то попробует в них стрелять! "; вторую он преступил, когда повысил пенсионный возраст; теперь нарушена третья.

Во всех сказках человек-клятвопреступник, в конечном итоге, получает возмездие. Что, конечно, правильно, однако реальная жизнь всё-таки не сказка. Но если карма есть, то рано или поздно она всё-таки накроет.

Сами поправки, как можно понять, уже подготовлены. Конституционная комиссия, которая их должна, якобы, разработать и принять, состоит по большей части из людей, с юридическими вопросами знакомых слабо. Писатель Прилепин, казачий атаман Долуда, всевозможные спортсмены-чемпионы и прочие выдающиеся лицедеи, правда, слегка разбавлены юристами. Но скорее всего их задача – изобразить кипучую деятельность и аккуратно, высунув язык, в точности переписать то, что им принесут из администрации.

Опрос должны провести до 1 мая. Припекает, видать, основательно, потому и спешат. Логика, конечно, есть – Путин очень хочет максимально сократить переходный период, отдавая себе отчет в том, что это крайне волнительное время. Но проблемы начнутся потом – когда старую квашню нужно будет запихивать в новый каркас.

На встрече с группой товарищей, которым предстоит освятить своим присутствием процесс кромсания конституции под Путина, основной бенифициар изменений, он же гарант, он же отец нации, он же президент Путин пожелал, чтобы Госсовету, который сегодня является неконституционным совещательным органом, был присвоен конституционный статус. Что вполне укладывается в рамки слома действующей системы власти и управления, озвученной вчера на послании.

Речь идет не просто о перебалансировке полномочий между существующими конституционными органами власти, а о создании совершенно новой суперструктуры, которая получит ключевые полномочия по надзору над всеми органами управления. По-видимому, поэтому в конституционную комиссию включили разнообразных ряженых, чтобы они просто не смогли понять новую конструкцию власти, которая будет после завершения государственного переворота.

В СССР была такая суперструктура — Политбюро, но принципиальное отличие его от будущего Госсовета в том, что Политбюро было коллегиальным органом, Госсовет же задумывается и затачивается строго под конкретную фигуру.

Кроме того, Политбюро было ограничено рядом других структур — пленумом ЦК и съездом, которые при всей формальности их работы в критических ситуациях могли разрешать возникающие противоречия в рамках существующей системы без катастрофического ее слома.

Снятие Хрущева произошло именно по такому сценарию, система осталась устойчивой. В том, что выписывает под себя Путин, таких механизмов не предусматривается в принципе. А значит — в создаваемой системе управления просто нет клапана, который может стравить избыточные противоречия.

Естественно, что творческая группа атаманов, спортсменов и писателей в процессе работы над поправками будет в основном пить чай-кофе и что покрепче, так как к реальному обсуждению конституции и изменений в ней их не допустят. Основной закон — слишком непростая вещь, которая закладывает ключевые балансы, а потому каждая запятая в ней значит достаточно много. И без них есть умные люди, которые все напишут и принесут для формального подписания.

Пока можно понять лишь одно — речь идет о настоящем сломе существующей системы управления. Введение в перечень конституционных органов власти, которые образуют классическую триаду, еще одного — надзорного — превращает три имеющиеся ветви власти в департаменты при Госсовете.

Логично, что руководитель Госсовета становится ключевой фигурой, при этом он не будет избираться, его назначение будет результатом аппаратных договоренностей. Хотя, конечно, на ближайшее время ни о каких договоренностях речи быть не может — по всей видимости, это место любовно готовится под совершенно конкретного человека.

Механизм смены руководителя Госсовета «извне» его структуры отсутствует, хотя даже у сегодняшнего президента формально он есть через процедуру выборов или импичмента.

Чем-то это напоминает франкистскую Испанию, где каудильо Франко ввел скромный пост регента при правящем монархе и фактически правил от его имени до самой смерти.

Однако у нас все гораздо хуже — после смерти Франко система и балансы остались в неприкосновенности, монарх взял власть в свои руки и использовал уже имеющиеся полномочия для приведения страны к порядку.

В нашей ситуации уход Путина будет означать, что суперпост станет ключевым противоречием между правящими кланами, причем договориться по нему не будет никакой возможности — только захват его явочным порядком. Цена поражения будет неприемлемой, чтобы без ожесточенной борьбы не попытаться его занять.

Трудно сказать, что именно закладывал Ленин под Советский Союз, но конституционный переворот Путина однозначно закладывает мину под устройство страны.

Уход Путина создаст риск мгновенного развала всей конструкции власти, так как существующие сегодня балансы сознательно разрушаются, а на создание новых после его ухода банально не хватит времени.

По сути, уже сейчас Путин закладывает в стране условия для гражданской войны, хотя чего не сделаешь, лишь бы усидеть у власти. После нас хоть потоп — не он первый это говорит.

И возникает любопытный вопрос — если президент в этой конструкции превращается в исполнителя воли руководителя Госсовета, то кто у нас, в случае чего, будет главнокомандующим? Петрушка-президент, бегающий за разрешениями к председателю Госсовета или явочным порядком сам руководитель Госсовета? И какой ответ на это даст новая Конституция?

Кстати, любопытный момент. Новому премьеру, который с 18 года находится в разработке по делу небезызвестного полковника Захарченко, да еще и в статусе подозреваемого, скорее всего, было сделано предложение, от которого отказаться было совершенно невозможно — или в премьеры, или на нары.

Приятно, когда в колоде сплошь люди, замазанные по уши — всегда найдутся неотразимые аргументы для любого.

Эль Мюрид, Facebook

13:02, 17.01.2020 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → Что нам стоит поменять Конституцию, главное – не менять Путина!

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100