Боевые пути солдата из приморского села Молчановки. К 75-летию Великой Победы

ДВ — РОСС перепечатывает очерк, который журналист районной газеты «Советское Приморье» (новое название — «Золотая Долина») Партизанского района Владимир Косовец опубликовал ещё в 1974 году. Его герой — скромный рабочий Сергеевского леспромхоза Иван Приходько геройски сражался на фронтах Великой Отечественной войны…

Ветеран Великой Отечественной войны Иван Дмитриевич Приходько из села Молчановка Партизанского района Приморского края. До того, как уйти на пенсию, много лет работал на делянах
Сергеевского леспромхоза обрубщиком сучьев. А вообще-то он в Молчановке с 1940 года. Приехал сюда по распределению с Украины. Не успел толком обжиться, осмотреться, как призвали на армей­ские курсы переподготовки. Это случилось в апреле 1941-го…

КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ

«Ерунда это все, — сказал Ивану Приходько его товарищ Федор, когда услышал от командира весть о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз, — ерунда!
«Броня крепка и танки наши быстры». Как дадим, так и посыпятся.

— Трудно придется, — пожал плечами Приходько. На немца ведь нынче пол — Европы работает.

А из репродуктора разносилось бодрое, по­бедное: «… Мы врага победим малой кровью, могучим ударом! ».

Воинский эшелон шел на запад. В нем ехали на фронт бойцы первой Дальневосточной стрелковой дивизии. А среди них — Иван Приходько. Ехали с песнями, весело.

Миновали Урал. Приближались к Ярослав­лю. Остановились на станции Путятино.

— Мне это название навек в память врезалось, — говорит Иван Дмитриевич Приходько. Да и как не запомнится?

Бойцам раздавали обед. Они сгрудились возле входа в теплушку, протягивая повару миски и котелки. Приходько, забравшись на верхнюю полку, начал чистить свой автомат.

И тут над станцией появились шесть «мессеров». В стремительном пике истребители пошли на эшелон. Затрещали пулеметные очереди.

Одна из них прошила борт вагона букваль­но рядом с Приходько. Оторопел боец. Гля­нул, а товарищи уже бегут в стороны от же­лезной дороги. Иван выпрыгнул из теплушки,
нырнул под вагон.

В небе гудели уже шесть «юнкерсов», началась бомбежка. Смерть железными пальцами-бомбами тыкала с воздуха, горстями вырывая землю, железо, коробки вагонов, людские жизни .

Многие из эшелона так и не увидели фрон­та. Раненых и убитых насчитывали десятками. Мертвых похоронили, раненых отправили в тыл. Сами двинулись дальше. Тяжелым — злым и суровым — было настроение.

— Ничего, ребята! «Расквитаемся», —говорил товарищам Приходько. Не от слабости говорил. От чувства, что обязательно нужно расквитаться с врагом. За все.

ПОЕДИНОК

И квитались. Сначала Иван Приходько воевал с фашистами под Ленинградом. А в 1943 году — после госпиталя — попал на Курскую дугу. Был самый разгар немецкого наступления, самое
лето, самый сенокос. В тот день позиции артиллерийской батареи, в которой служил Иван Дмитриевич, атаковали сразу двадцать два вражеских танка.

«Ни шагу назад! » — поклялись друг другу ар­тиллеристы и дрались до конца. Уже полтора десятка бронированных машин с черно-белой свастикой на борту были подбиты, а враг все лез вперед. Из четырех орудий батареи целым оставалось только одно. Приходько был при нем наводчиком. Стреляли. Но вот упал сраженный осколком товарищ. Иван наклонился над ним: «Убит». Кинулся к пушке.

Поздно! Головной танк уже вышел из зоны его обстрела и шел прямо сюда. «Двум смертям не бывать! Чему быть, того не миновать! » — закричал оглохший от стрель­бы и разрывов наводчик, и, схватив две бутылки с зажигательной смесью, кинулся навстречу врагу.

Кто они были, эти немцы — танкисты? Молодые или пожилые? Убежденные нацисты или из-под палки пошли в гитлеровцы? Неизвестно. Главное: растерялись, увидя невесть от­куда выросшего человека в грязной, окровавленной гимнастерке с закопченным яростным лицом. Первая бутылка зажгла башню танка, вторая ударила и полыхнула ниже. А потом в машине начал рваться боезапас. Сначала пулеметные патроны, потом снаряды.

НА ВИСЛЕ

… Наша граница была уже позади. И до Берлина, казалось, было — рукой подать. Но на войне, как на войне. Жарко, яростно сражался враг при отступлении. И поэтому нельзя было за­бываться. Излишняя самоуверенность или оплошность грозили смертью. Когда пришли на берег Вислы, немцы уже прочно заняли позицию на противоположном.

Их батареи без передышки били по нашему берегу, старались не дать закрепиться здесь. А подавить их огонь нужно было. И тогда сказал капитан Обухов:
— Этой ночью спать не придется, ребята. Бу­дем копать дамбу. Надо сделать в ней что-то вроде амбразур, понимаете?

Что, уж, там не понятно. И ночь не спали, и две. Копали. Замаскировали. И получилось, что дамба, построенная на восточном берегу Вислы, стала своеобразным дотом, откуда начали громить вражескую силу советские артиллеристы. Точно, без промаха посылало на тот берег снаряды орудие, ствол которого наводил Николай Приходько. И снова горели немецкие танки, один за другим затихали вражеские пулеметы.

Боев еще было много. Больше, чем кило­метров, остававшихся до столицы третьего рейха. И дошел — таки до нее Иван Дмитрие­вич Приходько.

Пусть не штурмовал он рейхстага, а все рав­но пришел к его порогу. Почитал надписи на стенах, сделанные теми, кто опередил
его, достал кисет, закурил. И подумал о том, что видно не так уж много дней осталось ему до встречи с родной Молчановкой, где ждали бойца родные, знакомые, мирный труд.

В. КОСОВЕЦ. «Советское Приморье». 1974 г. 20 июня

13:02, 15.04.2020 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Боевые пути солдата из приморского села Молчановки. К 75-летию Великой Победы

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100