Заседание Правительственной комиссии по социально-экономическому развитию Дальнего Востока. Стенограмма

Перед заседанием Михаил Мишустин в режиме видеоконференции дал старт строительству Амурского газохимического комплекса.
Проект строительства Амурского газохимического комплекса предполагает создание в Свободненском районе Амурской области в границах ТОР «Свободный» крупного газохимического комплекса. Инициатор проекта — ООО «Амурский ГХК», учредителем которого является ПАО «СИБУР Холдинг». 

Заседание Правительственной комиссии по социально-экономическому развитию Дальнего Востока
Источником сырья (этан и суг) для газохимического комплекса станет Амурский газоперерабатывающий завод, возводимый ПАО «Газпром». Предприятия будут располагаться в непосредственной близости друг от друга. В состав Амурского газохимического комплекса войдут установка пиролиза, установки производства полиэтилена и полипропилена, объекты общезаводского хозяйства и внешней инфраструктуры. Суммарная мощность комплекса составит 2,7 млн т готовой продукции в год. В рамках проекта будет создано порядка 1000 новых рабочих мест. Планируемый срок завершения строительства — 2024 год.
Из стенограммы:
М. Мишустин: Рад вас всех приветствовать.
Сегодня мы проводим правительственную комиссию по социально-экономическому развитию Дальнего Востока. Но прежде всего я хотел бы сказать слова самой тёплой поддержки заболевшему, к сожалению, Юрию Петровичу Трутневу, который должен был проводить эту комиссию вместе со мной, пожелать ему скорейшего выздоровления от всех нас.
Дорогие друзья, прежде чем мы начнём работу по повестке дня нашей комиссии, я бы хотел сказать, что у нас сегодня особенный, торжественный день. Мы даём старт строительству современного газохимического комплекса в Амурской области. Это крупнейший инвестиционный проект, один из крупнейших в стране. Он имеет стратегическое значение для газовой отрасли, для всей страны. За очень короткий срок в Амурской области появится новый завод-гигант с самым современным производством на основе современных информационно-коммуникационных технологий.
Запуск этого производства — это мощные инвестиции в будущее. Мы создаём в Амурской области точку роста, даём импульс к развитию всей экономики региона. Уверен, что здесь будут созданы тысячи высокотехнологичных рабочих мест, транспортная и социальная инфраструктура, и это изменит к лучшему не только экономические показатели, а сделает жизнь людей здесь, в этом прекрасном крае, более комфортной.
Строительство газохимического комплекса также откроет для Амурской области новые перспективы, а в связке с газоперерабатывающим заводом это ещё и совместный потенциал двух крупных предприятий, который, уверен, даст мультипликативный эффект для экономики. А это значит — новые рабочие места в регионе и в целом экономический рост, которым мы все с вами занимаемся и которого ждём в стране. Это яркая страница в истории и страны, и Дальнего Востока. Хотел бы ещё раз вас с этим поздравить.
Реплика: Уважаемый Михаил Владимирович! Уважаемые члены Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока!
Приветствуем вас на территории строительства Амурского газоперерабатывающего комплекса.
Сегодня здесь, в вашем присутствии, подписывается соглашение о вступлении в территорию опережающего развития между Корпорацией развития Дальнего Востока и компанией «Амурский ГХК».
(Подписание соглашения об осуществлении деятельности на ТОР «Свободный» между ООО «Амурский газохимический комплекс» и АО «Корпорация развития Дальнего Востока»).
Уважаемый Михаил Владимирович! Уважаемые коллеги! Соглашение подписано. Дмитрий Владимирович Конов представит информацию о готовности Амурского ГХК к началу реализации.
Д. Конов (председатель правления ПАО «Сибур Холдинг»): Уважаемый Михаил Владимирович! Уважаемые члены комиссии!
Для реализации проекта «Амурский ГХК», бюджет которого мы оцениваем более чем в 800 млрд рублей, нам нужно было выполнить пять важных промежуточных условий.
Первое из них — это синхронизация со строительством Амурского ГПЗ «Газпрома». Мы видим, что готовность комплекса ГПЗ более 66%, по первой очереди — около 80%. И полный объём, достаточный для производства нефтехимической продукции на Амурском ГХК, будет обеспечен к 2024 году.
Подписание контрактов с «Газпромом» по поставке сырья. Эту работу мы проводили последние несколько лет, и на сегодняшний момент всё завершено.
Принятие решения на уровне Правительства. Ещё раз спасибо Вам и Правительству за концепцию отрицательного акциза на углеводородное сырьё, этан и сжиженные углеводородные газы, которая одобрена и сейчас находится на согласовании в Думе.
Подписание контракта с «РусГидро» (находится в работе, но всё согласовано) на поставку гидроэнергии на производство нефтехимической продукции. Нам кажется важным связать эти ресурсы, возобновляемые и углеводородные, в рамках одного проекта.
И вступление в территорию опережающего социально-экономического развития, процедуру которого только что мы увидели.
Поэтому сегодня проект «Амурский ГХК» — как уже было сказано, это крупнейшее в мире производство нефтехимической продукции, полимерной продукции, — который полностью синхронизирован со строительством Амурского газоперерабатывающего завода, готов к началу реализации. Прошу Вашего разрешения на погружение первой сваи.
М. Мишустин: Просим Вас об этом, пожалуйста!
(Идёт погружение первой сваи).
Я всех вас от души поздравляю с этим событием. Оно долгожданное. Здесь Олег Николаевич Кожемяко, который начинал, когда был губернатором, этот процесс, Александр Александрович Козлов, который продолжал, Василий Александрович Орлов, который сегодня присутствует. Конечно, Алексей Борисович Миллер, Дмитрий Владимирович Конов — все коллеги, которые трудились над этим. Спасибо, что вы приехали и организовали эту церемонию. Дай бог, чтобы всё получилось.
Конечно, край ждёт и вложений в инфраструктуру, в социальные объекты, чтобы всё было хорошо для людей, которые здесь живут. Спасибо.
Перейдём к повестке дня.
Мы, как я уже сказал, проводим сегодня комиссию по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока.
Сегодня завершающий день поездки большой правительственной команды по Дальнему Востоку. Мы побывали в четырёх регионах, в каждом — свои уникальные возможности, свои точки роста. Есть, к сожалению, и свои трудности, которые требуют решений. В этом федеральный центр будет оказывать помощь не только Чукотке, Камчатке, Магаданской и Амурской областям, где мы ситуацию видели своими глазами, но и, конечно, всем субъектам Российской Федерации, которые входят в Дальневосточный округ.
Развитие Дальнего Востока России президент объявил нашим национальным приоритетом. И по поручению главы государства, вы знаете, правительство дорабатывает сегодня национальную программу социально-экономического развития региона до 2024 года и на перспективу до 2035 года. В ближайшее время этот документ будет утверждён.
Огромная территория федерального округа имеет множество конкурентных преимуществ. Прежде всего это уникальное географическое положение, огромные запасы полезных ископаемых, возможность развития крупных промышленных центров, прокладки транспортных коридоров евразийского масштаба. И конечно, уникальная природа, которая привлекает людей, туристов всего мира сюда.
Первым результатом новой государственной политики на Дальнем Востоке стал рост промышленного производства, который более чем в два с половиной раза опережает средние показатели в стране. (Все губернаторы, с которыми я встречался, докладывали.) По индексам промышленного производства ситуация не может не радовать. Спасибо вам за это.
Оживился и инвестиционный климат. С государственной поддержкой в течение последних пяти лет были запущены почти 2,5 тыс., а если точно — 2435 инвестиционных проектов с общим объёмом инвестиций более 4 трлн рублей. Создано более 180 тыс. рабочих мест. Реализуется специальная программа социального развития новых центров экономического роста. Действуют (сегодня мы их обсуждали подробно) программы, которые были запущены здесь по поручению Президента, — «Дальневосточный гектар» и «Дальневосточная ипотека», а также комплекс других мер социальной поддержки граждан.
Государственная политика на Дальнем Востоке направлена на решение комплексных, системных проблем, которые сегодня тормозят его социально-экономическое развитие. Наверное, главная из них — это миграционный отток. Чтобы люди оставались здесь жить и работать, государство должно создавать им комфортные, достойные условия, чтобы было желание приехать сюда, остаться здесь работать, рожать детей, учить детей в школах. И все, с кем мы встречались, говорят об этом.
Дать перспективу нужно сразу нескольким поколениям. Для этого нужны новые рабочие места, современное производство, хорошее жильё, качественные дороги, доступная медицина и классное образование. И всё это должно делаться при помощи современных институтов развития, экономических институтов, тех инструментов, которые нам помогут активно развивать Дальний Восток.
В ходе рабочего визита мы не раз об этом говорили. Получили очень важную для нас обратную связь. Здесь было более 60 человек из правительства Российской Федерации. И жители Дальнего Востока рассказывали нам очень много о том, как они живут, что им необходимо.
Не влюбиться в Дальний Восток невозможно. Некоторые члены делегации не были ни разу на Дальнем Востоке, и все они просто восторженно отзываются о том опыте, который за эту неделю получили.
О ситуации на Дальнем Востоке в целом и о наших первоочередных задачах я попрошу выступить в ходе нашего совещания с членами комиссии министра по развитию Дальнего Востока и Арктики Александра Александровича Козлова. А также попрошу высказаться руководителей дальневосточных субъектов Российской Федерации, которые сюда сегодня приехали.
Пожалуйста, Александр Александрович.
А. Козлов: Уважаемый Михаил Владимирович! Уважаемые члены правительства и главы регионов!
Коллеги, за шесть дней мы с вами посетили четыре дальневосточных региона. И вы своими глазами увидели итоги тех решений, которые принимают президент и правительство Российской Федерации в отношении Дальнего Востока. Сегодня мы присутствовали при старте строительства газохимического завода — крупнейшего в мире производства, воспользовавшегося режимом территории опережающего развития. Встретились с участниками программ «Дальневосточный гектар», «Ипотека 2%», на Камчатке посетили рыболовецкий колхоз, который строит суда по инвестиционным квотам, а в Магадане — объекты, построенные по программе социального развития. Эти и другие механизмы созданы исключительно для Дальнего Востока.
Прежде чем перейти к основному докладу, я хотел бы затронуть тему борьбы с распространением новой коронавирусной инфекции. На Дальнем Востоке задействовано 92 медицинских учреждения и 23 обсерватора, развёрнуто почти 9 тыс. инфекционных койко-мест. Правительство Российской Федерации и оперативный штаб провели и продолжают проводить очень большую работу: материальная помощь гражданам, помощь врачам, поставки оборудования. И огромные слова благодарности нашим медикам. Рискуя своими жизнями, они спасают людей. И такие же слова благодарности, Михаил Владимирович, они просили передать российскому аравительству за те меры поддержки, которые сейчас оказываются медицинской отрасли.
Со своей стороны по поручению курирующего вице-премьера Юрия Петровича Трутнева силами дальневосточных инвесторов под эгидой Фонда развития Дальнего Востока мы собрали 1 млрд рублей и купили средства индивидуальной защиты: 300 тыс. комбинезонов и много другой номенклатуры. 300 млн раздали регионам, для того чтобы оказать эту помощь.
Что касается экономики.
В целях минимизации последствий коронавируса (мы также поучаствовали в этом с нашими коллегами из Минэкономразвития) в списки системообразующих предприятий попали и наши предприятия, и мы работаем дальше и будем продолжать. О дополнительных мерах скажут наши губернаторы.
Теперь о государственной политике по развитию Дальнего Востока, стартовавшей в 2013 году. Её основа — ставки на конкурентные преимущества макрорегиона, которые должны приносить как материальный, так и нематериальный доход.
Чтобы встряхнуть экономику и наладить социальное развитие, были приняты нестандартные решения. Для их воплощения в жизнь за шесть лет утверждено 53 федеральных закона, правительство выпустило 259 актов и распоряжений. Масштаб для сравнения: если перевести в дни, то условно раз в неделю на протяжении шести лет для Дальнего Востока принимались знаковые решения.
На Дальнем Востоке выстроена уникальная система преференций. Предприниматели, начинающие бизнес, получают налоговые льготы и неналоговые преференции. Например, режимом ТОР уже воспользовались 450 инвесторов. Их проекты находятся в разной стадии реализации: кто-то уже открылся и работает, кто-то на этапе строительно-монтажных работ, кто-то в стадии проектирования. Это и крупный бизнес — Амурский газоперерабатывающий завод и горно-обогатительный комбинат «Удокан» в Забайкалье, и средний бизнес: компании, которые строят жилые дома, производят бетон, готовят и продают хлебобулочные изделия, запускают теплицы.
Режим свободного порта Владивосток — это подспорье для малого бизнеса. Почти 2 тысячи предпринимателей благодаря порто-франко решили начать бизнес. 205 уже реализовали свой потенциал. Например, мы с вами были на Чукотке, там резидентство в свободном порту в городе Певеке позволило открыть птицефабрику, теплицу, компанию по грузоперевозкам и другие фирмы. Порто-франко действует всего на 1% территорий и охватывает лишь 17% населения. При этом мы видим активность бизнеса именно в тех точках, где действуют эти преференциальные режимы. В нынешних условиях губернаторы неоднократно поднимали вопрос о том, что эти инструменты, механизмы надо распространять на всём Дальнем Востоке.
Ещё одна преференция — это инфраструктурная поддержка. Это государственная помощь в создании объектов энергетики, железнодорожной инфраструктуры, наружного газопровода, крупных автомобильных дорог. То есть инвесторы вкладывают деньги в стройку предприятия, создают рабочие места, а мы как государство даём субсидию на строительство дорогой инфраструктуры, которое они сами иногда не потянут. Размер субсидий не превышает сметной стоимости объекта, а мультипликатор инвестпроекта должен составлять 1 к 10.
На сегодняшний день 14 компаний получили поддержку, они вложили в проекты 265 млрд рублей, создали почти 11 тыс. рабочих мест. При этом государство в инфраструктуру вложило 26 млрд рублей. Например, угольный ГОК «Инаглинский» в Якутии обеспечил стабильную жизнедеятельность моногорода Нерюнгри. Животноводческий комплекс на Камчатке обеспечил край мясной продукцией местного производства. С каждым годом у нас реализуется всё большее число проектов, которым нужна инфраструктура. Но наша госпрограмма не сможет охватить всех. В связи с этим мы предлагаем внедрить механизм вычета из будущих налоговых платежей нового предприятия затрат, которые инвестор понёс на создание внешней инфраструктуры.
Михаил Владимирович, мы уже подготовили соответствующий законопроект, внесли его в правительство, он согласован с нашими коллегами, Минтрансом, Минстроем, Минпромторгом, Минэнерго, Минэкономразвития и ГПУ президента, но требует дополнительного обсуждения на площадке Минфина. Мы согласны с позицией Антона Германовича (А.Силуанова): не надо рождать новую сущность, не надо создавать новые дополнительные законы, можно просто предусмотреть это разделом в нашем новом кодексе для инвестора СЗПК. Мы находимся в рабочей версии сейчас, вам доложим по итогам того, как согласуем этот проект и этот документ.
Успешно работают и приняты дополнительные меры поддержки. Они в основном касаются отдельных отраслей, например, рыбной. Вы посетили на Камчатке рыболовецкий колхоз и могли видеть, как инвестиционные квоты позволяют обновлять суда и строить рыбоперерабатывающий завод. За счёт квот 23 судна из 54 будут построены на Дальнем Востоке. Появится 14 новых заводов, 6 из которых уже построены. За счёт 25 лотов на вылов краба в федеральный бюджет поступило почти 100 млрд рублей. На них построят 31 судно-краболов, 15 из которых — на верфях Дальнего Востока.
С целью поддержки заказчиков этих судов и самих дальневосточных верфей нами совместно с Минпромторгом и Минсельхозом был подготовлен механизм по субсидированию. Спасибо, Михаил Владимирович, что Вы нас поддержали, 29 июля Правительство утвердило данное постановление. Теперь необходимо, чтобы коллеги из Минпромторга обеспечили реализацию этого механизма и своевременную постройку судов вместе с предприятиями-исполнителями. Контракты между судовладельцами и заводами уже заключены.
Ещё немного об аквакультуре. На Дальнем Востоке внедрён уникальный цифровой интернет-сервис. На электронной карте инвесторы самостоятельно выбирают рыбоводный участок, подают заявку на его приобретение через систему электронных аукционов. За два года работы механизма бизнес получил в два раза больше акваторий, чем за предыдущие 20 лет. То есть мы снизили административные барьеры, ускорили все процессы, сделали выбор конкурентным. Так, максимальный рост цены за участок поднимался в 32 раза. Опыт аквасервиса натолкнул нас на идею создать похожие механизмы в сельском хозяйстве и лесной отрасли. Уйти от бюрократии, оцифровать наконец-то все, как выразился на Камчатке один человек, «чудовищные» запасы Дальнего Востока.
Сельское хозяйство. У нас много неучтённых, устаревших сведений о наличии земель сельхозназначения. А инвесторы, готовые вкладывать деньги в растениеводство и животноводство, сталкиваются с тем, что земли как бы нет, но по факту она есть. Просто её никто не считал. Приведением в порядок данных занимается один из наших институтов — Агентство по привлечению инвестиций. Ещё один институт — Фонд развития Дальнего Востока, который был инициатором работы по аквакультуре, — разрабатывает лесную систему мониторинга. Данные у нас до сих пор из прошлого века, а качество лесных насаждений проверяет лесник с тетрадкой в руках. О цифровизации в этой отрасли даже и не слышали. Оба сервиса сейчас у нас в разработке. По лесу готовы презентовать. По сельскому хозяйству взяли два пилотных региона — Амурскую область и Приморский край. Как отработаем, готовы сразу же показать и доложить.
Всем известная программа «Дальневосточный гектар» — тоже мера поддержки. Курирующий институт — Агентство по развитию человеческого капитала. Это программа не о переселении, а программа о возможности быстро и бесплатно взять землю. Для этого была проведена колоссальная работа по отрисовке на электронной карте зон, где земельные участки в соответствии с Земельным кодексом не могут быть предоставлены.
Отрисованы и поставлены на кадастровый учёт границы муниципальных образований. Внесены на электронную карту участки, которые находились в пользовании граждан и не имели границ. Теперь каждый человек может зайти на специальный сайт и выбрать любой свободный участок земли. Средний срок предоставления — 32 дня. Вы где-нибудь ещё в России слышали о таких сроках оформления земли? И уже больше 80 тысяч человек воспользовались данной программой. Кстати, руководитель Росреестра недавно заявил, что ведомство прорабатывает этот вариант распространения упрощённой процедуры получения земли на всю страну. Мы будем очень рады, если наш пример и опыт будут полезны и другим коллегам.
Но мы идём дальше. Людям на земле нужны меры поддержки — это инженерные коммуникации и развитие малого и среднего предпринимательства, в том числе и в сельхозпроизводстве. А для тех, кто выбрал ИЖС, возможность построить либо купить уже готовый домокомплект.
Все меры подряд не нужны — нужно чётко и с каждым «гектарщиком» отрабатывать. Благо мы их всех знаем, и сейчас на встрече с Михаилом Владимировичем были приняты решения, очень важные для наших людей. Это и в сельском хозяйстве, и в том числе в строительстве с учётом залогового права при начале самого строительства.
Также пример и по электронным визам. Упрощённое получение иностранцами визы для поездки на Дальний Восток действовало в нашем макрорегионе три года. Со следующего года этот механизм по указанию президента Российской Федерации распространяется на всю территорию России.
Есть и другие исключительные механизмы для Дальнего Востока. Я назвал только ключевые.
В итоге, благодаря всем мерам государственной поддержки на сегодняшний день в округе создано почти 60 тысяч новых рабочих мест, в полную мощь работают 330 новых предприятий, а сумма осуществлённых инвестиций превысила триллион рублей. В результате, за пять лет совокупный рост промышленного производства на Дальнем Востоке составил 32%. Вырос за пятилетку и процент прямых иностранных инвестиций: на сегодня эта доля составляет 26%. К 2025 году цифры должны увеличиться ещё больше. Минимальный предел, стоящий перед нами, это 1267 новых предприятий, больше 100 тыс. дополнительных рабочих мест, свыше 3 трлн рублей инвестиций.
Экономика — как фундамент, кошелёк для строительства больниц, школ, дорог. С этим на Дальнем Востоке, конечно, пока не очень хорошо обстоят дела во многих регионах. Но как только в дальневосточном «бумажнике» появились деньги, мы начали социальное обустройство. Если в апреле 2018 года у нас было 55 млрд рублей на ремонт и строительство социальных объектов, то сегодня эта сумма уже превышает 99 млрд рублей. Отмечу, что в первую очередь мы строим в тех муниципалитетах, куда приходят новые производства. Программа так и называется — «Точки социального развития центров экономического роста». За два года на Дальнем Востоке построили 363 объекта, отремонтировали 243. За этими цифрами — школы, больницы, дома культуры, спорткомплексы, территории общественных пространств, Михаил Владимирович ознакомился, в Магадане (набережная), в Благовещенске.
Помимо строительных работ, мы обновляем медицинское оборудование в больницах и поликлиниках, модернизируем учебные классы в техникумах, чтобы студенты сразу обучались производственным специальностям на современном оборудовании и не переучивались, выходя на работу в секторе экономики.
За счёт нашей программы 211 учителей и врачей получили квартиры. По дорогам ездят 58 автомобилей скорой помощи и 70 единиц общественного транспорта.
Безусловно, на Дальнем Востоке действует поддержка рождаемости. За год действия демографического пакета больше 30 тысяч семей получили выплаты за рождение первенца, 8 тысяч воспользовались выплатами регионального материнского капитала за второго и последующих детей. Для многодетных семей на Дальнем Востоке действует ипотека под 5%, а для молодых семей — ипотека под 2%. Я хотел бы поблагодарить многие банки, которые пошли ещё ниже, это ВТБ (установил ставку 1%), Сбербанк, Россельхозбанк (1,7%), АТБ (1,6%), то есть ещё меньше того, что установил президент.
За восемь месяцев больше 9 тысяч человек взяли кредиты и справляют новоселье. Программа пользуется спросом, но и проблемы есть. В рамках проектного офиса, который мы создали на базе министерства и куда вошли представители всех регионов, банков, Минстроя, прокуратуры, мы помогаем эти проблемы решать. Для начала мы собрали по субъектам ДФО всю базу молодых семей и участников программы «Дальневосточный гектар», которые хотели бы воспользоваться льготной ипотекой. Это 47 тысяч человек, которые хотят сегодня получить жильё в рамках этого проекта.
Мы посмотрели предложения на строительном рынке Дальнего Востока. На данный момент первичный рынок может предложить только 15 тыс. квартир. Констатирую: жилья не хватит, если прямо сейчас не принять экстренные меры и не начинать строить. В маленьких городах это особенно чувствуется. Мы коллегам из Минстроя России дадим наши предложения по дополнительному стимулированию стройки на Дальнем Востоке. Надеемся, что нас отраслевые коллеги поддержат и мы вместе дадим дополнительные квадратные метры не только для многодетных семей.
В прошлом году льготными авиабилетами воспользовались свыше миллиона пассажиров. Кстати, нам удалось сделать так, чтобы субсидированные билеты действовали круглый год. До этого это были лишь определённые месяцы в году.
Понятно, что 2020 год не станет показательным из-за пандемии, но в будущем надо обязательно удержать планку и сохранить доступность авиабилетов через инструмент субсидирования. В прошлом году льготными авиабилетами воспользовались свыше миллиона пассажиров.
Понятно, что 2020 год не станет показательным из-за пандемии, но в будущем надо обязательно удержать планку и сохранить доступность авиабилетов через инструмент субсидирования. Также не забывать и о программе плоских тарифов, которые «Аэрофлот» нам предоставляет. Хотелось бы обратиться к коллегам из «Аэрофлота»: не угрожать закрытием этой программы. Президент в 2019 году сказал, что эта программа Дальнему Востоку нужна. Для нас это очень важно — большие расстояния, и если стоимость билетов будет рыночной, то люди перестанут летать.
Но это лишь магистральные и региональные авиаперевозки. По внутрирегиональным мы ждём создания дальневосточной авиакомпании. Она нам нужна как воздух, потому что в округе практически отсутствует прямое авиасообщение между столицами регионов, с районами — ещё сложнее. Михаил Владимирович, в срок до 10 сентября Андрей Рэмович Белоусов дал поручение Минтрансу, нашим коллегам представить в Правительство сценарий создания дальневосточной авиакомпании — в частности, по развитию парка воздушных судов, динамике пассажиропотока, параметрам и механизмам господдержки. Мы ждём этих материалов и, соответственно, в их рамках будем реализовываться дальше.
Хочу отметить, что для социальной сферы ранее вообще не было механизмов и решений. И мы только пару лет назад начали вносить свои предложения в этой части в нормативно-правовую базу. Так, финансовый ресурс дальневосточных разделов в государственных программах увеличился в 2,4 раза за три года. Если всё начиналось с 197 млрд рублей, то сейчас эти суммы почти достигают 600 млрд рублей. Это большие деньги для Дальнего Востока.
Внедрена инвестиционная квота 7,2%. Правда, в шести госпрограммах ещё не обеспечены установленные расходы. Это как раз самые болевые точки Дальнего Востока: информационное общество, развитие культуры, туризма, здравоохранения и рыбохозяйственного комплекса, защита от чрезвычайных ситуаций. Просил бы наших коллег из правительства обратить на это внимание — в ваших силах это исправить и поддержать нас.
На поддержку национальных проектов на Дальнем Востоке до 2024 года в зарезервировано 460 млрд рублей. Мы в свою очередь проанализировали проекты соглашений, которые подписали наши коллеги-губернаторы с отраслевыми коллегами, и видим, что из 189 показателей 41 показатель не соответствует требованию не ниже среднероссийского. Я хотел бы обратиться к нашим коллегам по поводу того, чтобы посмотреть возможности этих соглашений, возможности внутри национальных проектов и поддержать наших губернаторов, потому что есть возможность ещё повлиять на эти решения и изменить будущие показатели для региона.
Хотел бы отметить, что мы опираемся на данные, которые официально нам даёт Росстат, и видим, что если такой показатель, как ожидаемая продолжительность жизни, в России — 73 года, то в Еврейской автономии и на Чукотке — 68. Разница есть и в таком показателе, как смертность населения. Если взять объёмы ввода жилья, у нас в округе есть даже нулевые показатели. Мы о них уже говорили — это Чукотка. В целом по ДФО цифры ниже среднероссийских, иногда почти в два раза, по доле ветхого и аварийного жилья. Очень сложные вопросы. Хотелось бы поддержки и для того, чтобы эти вопросы решать в будущем.
Михаил Владимирович, Вы об этом уже сказали: по поручению президента мы разработали и передали для рассмотрения в правительство национальную программу развития Дальнего Востока. Суть документа — это горизонт планирования для всех дальневосточных регионов. По факту программа должна стать настольной книгой для всех региональных властей, а для федеральных коллег — советником с точки зрения помощи по отраслям. А то у нас должностные лица, особенно в регионах, муниципалитетах, меняются и начинают изобретать велосипед, новые решения. Не доделав то, что обещали, пытаются что-то новое.
И вот мы в национальной программе постарались сделать так, что и по отраслевому принципу, и по региональному там указаны горизонты планирования — 2025 год, 2030 год, 2035 год. Если мы всего этого достигнем, то в принципе мы достигнем хороших показателей. У нас всё это счётно, оцифровано и расписано, вплоть до числа необходимых автомобилей скорой помощи. Вся актуальная номенклатурная база привязана в том числе к муниципалитетам, к учреждениям, которые работают в этих муниципалитетах. Когда мы готовили программу, столкнулись с тем, что, например, значится районная поликлиника.
Провели инвентаризацию того, что там находится, а по факту это предбанник в деревянном доме с печным отоплением. По всем документам это больница. Или, допустим, Елизовская больница. Михаил Альбертович не даст соврать: её надо вычеркнуть из бумаг и вообще не вспоминать, что когда-то это называлось больницей. А там люди лечатся и лечились. Там нужно создавать новое учреждение. Или в отчёте написано: «школа в Северном посёлке», отлично, но в этой школе туалет для детей на улице. На Севере, где -50 °C зимой. В Москве о таких температурах, может, и не знают, и трудно представить, что первоклашка топает в подобное место на перемене.
Так вот, у нас в программе мы посчитали ФАПы с печным отоплением: печки стоят в 1300 ФАПах — до сих пор на Дальнем Востоке, некоторые из них ещё и в приспособленных помещениях. И школы с уличными туалетами существуют. Вся эта информация сведена, и всё это зашито в эту программу. И километраж муниципальный, и многие другие номенклатуры нужно решать.
И ещё национальная программа — про доступность. На Дальнем Востоке 1834 населённых пункта, в 1614 из них живёт меньше 5000 человек. А городов, где больше 100 тысяч жителей, всего 12. И в нацпрограмме очень чётко прописаны критерии этих населённых пунктов. Чтобы люди понимали, что из соцобъектов должно быть — и в сёлах, и в городах. Все ответственные люди по должности должны знать, что нужно построить и отремонтировать.
Михаил Владимирович, Вы в своём отчёте перед Госдумой назвали нацпрограмму фаворитной для правительства. Уверен, что такой она будет для всех членов нашего кабинета министров. У военных есть такая хорошая фраза: содружество родов войск. Она применима и к нам, ведь мы все вместе не просто коллеги, а именно единомышленники с функцией служения людям.
На Дальнем Востоке живёт больше 8 миллионов человек. Из них половина, я напомню вам, молодёжь. И, как мы видим, она продолжает уезжать. Динамика в последнее время идёт на уменьшение, но миграционный отток всё равно продолжается. Почему? Да потому что просто жизнь — в мелочах. Молодая мама, выходя гулять на улицу, хочет чтобы ребёнок играл на красивой, безопасной детской площадке, а не прыгал по закопанным вдоль дороги покрышкам. Мы можем подумать, что я утрирую, но это вещи, которые просто должны быть.
М. Мишустин: Спасибо, Александр Александрович, в том числе за Ваши усилия, которые Вы предпринимаете, чтобы довести до всех уровней власти, до всех людей в России, в чём нуждается Дальний Восток. Без сомнения, на сегодняшний день есть неплохие результаты. Во всяком случае за последние три года мы это видим.
Мы уделяем очень большое внимание развитию дальневосточных производств, строительству необходимой инфраструктуры, о которой Вы говорили, в том числе в энергетической сфере. Буквально на днях мы провели совещание по развитию энергетики и газификации Дальнего Востока. На Камчатке мы обсуждали в том числе тарифы на энергетические ресурсы. Я попросил, чтобы сегодня, после того как выступят губернаторы, замминистра энергетики по результатам наших совещаний и предложений губернаторов выступил.
В ходе поездки мы также много говорим о том, как привлечь инвесторов на Дальний Восток, как развить современное высокотехнологичное производство, которое конкурировало бы на внешних рынках. Очень много предложений есть у людей на местах. Такие инициативы и заинтересованность, блеск в глазах — это главная составляющая успеха.
Мы обсудили много тем за эти дни. В частности, Вы сказали сегодня об ипотеке, о дальневосточном гектаре, когда люди берут бесплатно гектар земли или ипотеку на льготных условиях. Мы договорились распространить в Магадане и на Чукотке на вторичный рынок возможности дальневосточной ипотеки. Но она задумывалась прежде всего как стимул для строительства нового жилья. И вообще вопросы, связанные с территориальным планированием и строительством, очень важны. После выступления губернаторов мы об этом обязательно поговорим. Соответствующие поручения даны. Я просил бы также всех, кто принимал в этом участие, не забыть ваши предложения формализовать и передать их в Министерство по развитию Дальнего Востока.
В заключение, прежде чем предоставить слово губернаторам, я бы хотел сказать о туризме, об экологическом туризме. Потрясающие возможности здесь. Все возможные аспекты — от природоохранных мер при строительстве крупных заводов, которые мы обсуждали, до нашего национального проекта по развитию туризма, который обязательно будет подготовлен. Мы его сейчас прорабатываем, много об этом говорили. Даже нашли столь необходимые средства уже в этом году и следующем году.
И, конечно, Дальний Восток должен быть жемчужиной этого национального проекта. Мы обязательно это сделаем. Я хотел бы только сказать от себя одну вещь, которую везде заметил. Территориальное планирование — красота. Правда, я не понимаю, каким образом, имея такие природные красоты — это и в Магадане великолепная бухта, это и на Чукотке такие места, и прочее — мы не занимаемся элементарной расчисткой свалок, мусора и сносом ветхих сооружений, когда это можно сделать небольшими средствами, взять в руки мётлы, лопаты и немножко убрать территорию.
Ну везде так. Дело не в должностях наших — когда мы приезжаем и смотрим, нам показывают какие-то интересные проекты, а вокруг, простите, очень странные насыпи, заборы и просто элементарно не покрашенные крыши или не приведённый в порядок земельный участок.
Я сейчас не хочу говорить умные слова про мастер-плэнинг, про территориальное планирование, как в мире это делают. Но зонирование территорий, категорий земель и виды разрешённого использования — это очень важный элемент и государственного управления, и муниципального управления, и территориального развития страны.
И на Дальнем Востоке природа всё сделала. И мы можем Нагаевскую бухту просто почистить от кладбища кораблей и немножко убраться, и это заиграет совершенно другими красками. Я сейчас могу назвать любые субъекты Федерации Дальнего Востока, где можно точно так же об этом сказать. Мне кажется очень важным, если бы, уважаемый Александр Александрович, мы вместе взялись за какую-то инициативу почистить немножко территории, окружающие нас вот в этих замечательных местах. И экологический туризм, национальный проект «Туризм» должны сопутствовать большой генеральной уборке на Дальнем Востоке.
Я хотел об этом Вам сказать, потому что это то, что всех членов делегации волновало, мы все это замечали. Уверен, что и вы это видите. Но мне казалось, что здесь инициатива от губернаторов могла бы идти, от руководителей субъектов Федерации.
Коллеги, давайте продолжим нашу работу. Я бы хотел попросить высказаться всех, кто желает. Первый у нас Осипов Александр Михайлович. Пожалуйста.
А. Осипов: Спасибо, Михаил Владимирович. Во-первых, большое Вам спасибо за внимание к Дальнему Востоку. Я думаю, что Вы за эти дни увидели, насколько население, все люди крайне нуждаются в Вашем внимании, помощи, и мы надеемся, что в тех регионах Дальнего Востока, в которых Вы ещё не были, Вы обязательно побываете. И приглашаю Вас в Забайкальский край.
Михаил Владимирович, уже говорилось на совещании о том, что благодаря ряду принципиальных решений, новых экономических механизмов есть значительные экономические, социальные успехи на территории Дальнего Востока. Но, учитывая его протяжённость, дифференциацию огромную, к сожалению, ещё по многим экономическим и социальным показателям эта ситуация не везде однородна, не везде одинакова. И по многим показателям, в том числе и по малому и среднему предпринимательству, и по экономическим показателям Дальний Восток и динамика на Дальнем Востоке отстаёт от среднероссийской.
Мы прекрасно понимаем, что механизмы территорий опережающего развития, свободного порта Владивосток, адресной поддержки инвестпроектов существенно влияют на наше экономическое развитие. Но, Михаил Владимирович, это всё-таки микровкрапления, включения на огромную территорию Дальнего Востока. Мы должны это понимать. Вас как председателя правительства в первую очередь, членов правительства и нас, как глав регионов, особо заботит ситуация, как обеспечить людей качественной занятостью с нормальными заработными платами на этих бескрайних территориях, где огромные межпоселенческие пространства. У меня, например, есть район, в котором от села до районного центра 440 км. Поэтому обеспечение людей занятостью — это очень важная задача.
Мы посмотрели, у нас есть поручение президента создать 25 млн рабочих мест в малом и среднем предпринимательстве к 2030 году. Есть его поручение о развитии Дальнего Востока как национального приоритета и достижении среднероссийских показателей. К сожалению, по малому и среднему бизнесу по удельным показателям — уровню занятости, выручке на одного работающего, по количеству субъектов МСП (подчеркну: не на территории свободного порта Владивосток) — Дальний Восток отстаёт от основных территорий. При этом на территориях, там, где был создан режим свободного порта Владивосток, мы наблюдаем обратную динамику. Прирост субъектов МСП составил 7%, занятости — 22%, удельная выручка на одного работающего почти в два раза больше, чем по остальным территориям Дальнего Востока и на 25% больше, чем среднероссийский показатель.
Что особенно важно, мы здесь конкурируем со странами АТР. Страны АТР — Китайская народная республика, Южная Корея, Индия, Малайзия, Индонезия, теперь присоединяется Вьетнам. Другие страны активно используют различные преференциальные режимы. Даже в Соединённых Штатах их почти 400, и за последние два года было создано 38 благодаря новой экономической политике Трампа.
То есть, это нормальная, естественная экономическая практика госуправления на этой территории. При этом территории эти отличаются и большой протяжённостью, большими размерами, и большими успехами. Или, например, Тяньцзинь в Китае, где такой преференциальный режим 36 лет уже существует: почти 14 тыс. резидентов, в переводе на рубли 5 трлн инвестиций, 510 тыс. рабочих мест. Южная Корея — Ичхон: 17 лет существует, 3 тыс. резидентов, почти 800 млрд инвестиций в пересчёте на рубли, 80 тыс. рабочих мест. Малайзия — Искандар: 14 лет, 4 трлн инвестиций, почти 400 тыс. рабочих мест.
В 2015 году было принято уникальное российское решение о создании свободного порта Владивосток. На сегодняшний день это 5 регионов, 10 городов, 21 район. Охватывает 21% населения Дальнего Востока. Бóльшая часть этих территорий сосредоточена в Приморье. Сегодня это 2 тысячи резидентов. Заключено соглашений на осуществление почти 1 трлн рублей инвестиций и создание 93 тыс. рабочих мест. 200 с лишним проектов реализовано, 150 млрд рублей инвестировано, 16 тыс. рабочих мест создано. Это и есть основной вклад в рост МСП на Дальнем Востоке.
Проект реализуется в самом широком спектре отраслей, в том числе в сельском хозяйстве, туризме, медицине, энергетике, промышленности. 93% резидентов являются субъектами МСП.
Мы хотели бы, конечно, чтобы эти режимы были распространены на другие территории Дальнего Востока. Коротко скажу о нераспечатанном потенциале Забайкальского края. Почти 1 млн га восточных чернозёмов — непаханых земель, 6 млн га пастбищ и угодий, 17 трлн кубометров ископаемых находится в недрах. Трансграничные возможности, транспортные международные коридоры — всё это сегодня можно бы было «распечатать» с помощью распространения режима свободного порта Владивосток на всей территории Дальнего Востока.
Отдельно бы обратил внимание, Михаил Владимирович, что за эти четыре года благодаря активной работе Минфина и других министерств тщательно выверена практика применения этого режима. Созданы и нормы, и практика контроля для предотвращения различных махинаций, злоупотреблений и бюджетных потерь. Выработаны механизмы, каким образом ограничиваются все возможные злоупотребления. Поэтому каких-либо бюджетных выпадающих доходов мы не ожидаем. За это время действующие резиденты заплатили 14 трлн рублей налогов. При этом объём предоставленных им льгот более чем в три раза меньше — 4 млрд рублей.
Просили бы Вашего решения: с учётом сложившейся практики, с учётом динамики, которая есть, и вызовов экономического развития на Дальнем Востоке распространить режим свободного порта на всей территории Дальнего Востока.
И ещё короткое предложение по регистрации предприятий. Мы здесь тоже конкурируем с иностранными государствами и понимаем нашу специфику. Сегодня есть практика регистрации и в онлайн-режиме, и офлайн в течение одного дня. Нам сегодня нужно от шести до девяти документов, чтобы зарегистрировать предприятие. Можно двигаться в сторону режима самозанятых, где регистрация происходит намного быстрее и проще, и таким же образом распространять его на регистрацию других организаций и предприятий. Особенно это важно для предприятий с иностранным участием. Почти 40% инвестиций Дальнего Востока сегодня — это иностранные компании.
М. Мишустин: Александр Михайлович, я Вас давно знаю. Вы реально верите в то, что существует проблема государственной регистрации юридических лиц с иностранным участием в России? Хотите, мы с Вами сейчас подойдём, я в онлайне с Вами зарегистрирую предприятие, и через два дня в онлайне Вы получите ответ. Посмотрите объективный рейтинг Doing Business. 7% до лучшей практики Россия отстаёт. Я просто знаю, мы с Игорем Ивановичем Шуваловым добивались того, чтобы за три дня предприятие было зарегистрировано. Если это и правда проблема, давайте разберёмся. Вы скажите, в чём проблема. Трое суток либо один день регистрации предприятия — это не особо важно для инвестора, который приходит сюда. Я просто хочу понять, в чём проблема.
А. Осипов: Получается, ему надо оформить семь документов, для этого сюда приехать.
М. Мишустин: Каких документов?
А. Осипов: Заверить, легализовать документы иностранного учредителя.
М. Мишустин: Правильно. Чтобы понять, что он из иностранной юрисдикции. Это естественный документ.
А. Осипов: То есть ему надо будет приехать, подготовить все эти документы.
М. Мишустин: Нет, ему не надо приезжать, Александр Михайлович. Я не хочу с Вами спорить. Просто, мне кажется, это не та проблема для Дальнего Востока, чтобы её на сегодняшний день рассматривать. Только Вы не обижайтесь. Мне кажется, что режимные, специальные вещи, о которых Вы говорите, гораздо важнее, чем регистрация предприятий.
Пожалуйста, продолжайте.
А. Осипов: Я завершил, Михаил Владимирович. По поводу регистрации — Агентство по привлечению инвестиций сделало сравнительный анализ. Может быть, вместе с ними и рассмотрим.
М. Мишустин: Обязательно. Я прошу Вас об этом.
Пожалуйста, Валерий Игоревич Лимаренко, Сахалинская область.
В. Лимаренко: Уважаемый Михаил Владимирович!
Я бы хотел остановиться на газоснабжении. Дальневосточники обеспечены приблизительно на 15% газом. Для того чтобы решить проблему газоснабжения, надо сейчас заняться СПГ. В этой связи можно было бы это сделать сравнительно быстро. Например, за пятилетку с 15% подняться до 60%. Для этого потребуется приблизительно 2,5 млн т сжиженного газа в год. Можно было бы построить малотоннажные заводы СПГ, с тем чтобы обеспечивать отдалённые сёла, города этой энергией.
Мы с «Газпромом» на Сахалине разработали программу, которая кроме трубного газа предусматривает и СПГ, малую генерацию. Мы планируем в Поронайске строительство завода — до 100 т в год. Мы могли бы обеспечивать все острова — Сахалин и Курилы, отдаленные сёла могли бы обеспечивать уже в ближайшей пятилетке этим топливом. Мы посчитали, что это могло бы распространяться и на другие регионы. В принципе можно было бы создать такую инвестиционную ситуацию, при которой бы строились заводы, которые бы в каждом регионе обеспечивали такое снабжение.
Сразу хочу сказать, что это новая индустрия, здесь требуется и особая транспортировка, и особая работа, связанная с контейнерами (заменой и своевременной поставкой контейнеров), оборудованием по регазификации, различного рода сервисы. И конечно, нужно обучить людей, с тем чтобы они эксплуатировали эту новую индустрию.
В этой связи хочу сказать, что мы с «Сахалин Энерджи» (это дочерняя компания «Газпрома») сейчас готовим технопарк, который будет заниматься газонефтяными сервисами. И можно было бы в интересах Дальнего Востока на базе этого технопарка поставить несколько предприятий, которые бы готовили такое оборудование и специалистов для такого сервиса.
У нас уже в этом году появилась небольшая частная компания, которая начала производить СПГ, мощностью 12 т в год, и начиная с текущего года мы уже начинаем снабжать ряд населённых пунктов СПГ. Это для нас вещь новая, и нам придётся этот опыт набирать.
При этом хочу сказать: возникла такая ситуация, что СПГ, к сожалению, дороже, чем трубный газ, и для того, чтобы сделать социальные программы, нужно продумать механизм, чтобы он был дешевле. Как вариант, можно было бы предоставить, например, возможность таким небольшим частным заводам на экспорт поставлять продукцию. Понятно, под общим управлением и контролем, в интересах Российской Федерации. Тем не менее за счёт перекрёстного субсидирования можно было бы экспортный газ продавать дорого на рынок (собственно, он и стоит дороже на международном рынке) и за счёт перекрёстного субсидирования часть газа продавать на внутреннем рынке, с тем чтобы для населения это было дешевле.
Если подвести итог, то можно было бы записать в проект решения следующие пункты.
Первое. Минэнерго, Минэкономразвития, Минвостокразвития разработать комплексные меры государственной поддержки строительства инфраструктуры газификации районов Дальнего Востока на основе СПГ. Можно было бы записать по поводу пилотного проекта на Сахалине вместе с «Газпромом», если Алексей Борисович (Миллер) поддержит, с учётом нашего совещания.
Затем Минпромторгу, Минэнерго, Минвостокразвития — разработать комплекс мер по поддержке локализации производства оборудования для использования СПГ. Сразу предлагаю наш технопарк, для того чтобы можно было быстро развернуть эту работу.
Третий пункт. Минэнерго, Минвостокразвития, Минэкономразвития, Минфину, ФАС разработать механизм ценообразования на СПГ при поставках на внутренний и внешний рынок для новых компаний, которые будут производить и пользоваться этими правами, на условиях перекрёстного субсидирования.
И соответственно, Минэнерго, Минвостокразвития, Минэкономразвития, Минфину, ФАС, «Газпрому» рассмотреть предложения и представить согласованную позицию по определению единого набора условий для получения таких прав по экспорту СПГ, чтобы это был механизм регулированный.
По газу всё. Я бы хотел по поводу аварийного жилья буквально несколько слов сказать.
По поручению президента мы сделали программу по переселению людей, которые попали под проблему нефтегорского землетрясения. Такая программа подготовлена. И в течение 2020 года мы никак не можем определиться с источниками финансирования в той части, которую должен финансировать федеральный бюджет. Там общая сумма 15 млрд: Сахалинская область — 9 млрд, 6,5 млрд — федеральный бюджет. Есть поручение до конца года определиться с источниками финансирования. Будет просьба, чтобы это можно было взять под контроль. И, чтобы уже больше сроки не переносить, в этом году вопрос решить. А мы со своей стороны в этом году начинаем переселение и начинаем эту программу и строительство.
М. Мишустин: С Минфином вы работали?
В. Лимаренко: Да, работаем с Минфином.
М. Мишустин: И что там? Просто совсем источников нет??
В. Лимаренко: Там есть варианты по поводу Фонда содействия реформированию ЖКХ. Сейчас этот вариант как раз рассматривается. Но надо поставить точку в этом вопросе.
Михаил Владимирович, ещё один вопрос очень коротко. Прозвучала тема авиации в докладе Александра Александровича (Козлова). Мы с Юрием Петровичем Трутневым решаем очень важный вопрос, и я хотел бы, чтобы Вы тоже были в курсе, — по поводу того, чтобы цена на керосин на Дальнем Востоке была конкурентоспособной. Потому что она на 30% выше, чем у соседних стран. И с такой стоимостью керосина мы, конечно, неконкурентоспособны, то есть наша авиация не может конкурировать с авиацией Китая, Японии, Кореи.
Понятно, что социальные программы, которые мы реализуем, и объёмы субсидирования возрастают кратно в связи с этим. Надо как можно быстрее эту проблему решать.
М. Мишустин: Я по СПГ абсолютно поддерживаю. Надеюсь, Алексей Борисович (А. Миллер) также будет прорабатывать с Вами этот вопрос. Но глобально я бы хотел попросить коллег из Министерства энергетики (господин Сорокин будет выступать позже) прокомментировать вообще стратегию использования СПГ. На Баимке (Баимский ГОК) смотрели, то же самое. СПГ — это инструмент, с помощью которого можно очень много проблем решить. Стратегия его использования — может быть, варианты экспорта, о чём Вы сказали. Это хороший инвестмотор для многих вещей и для генерации на Дальнем Востоке.
Пожалуйста, Айсен Сергеевич Николаев, Республика Якутия.
А. Николаев: Добрый день, уважаемый Михаил Владимирович, дорогие коллеги. Дальний Восток и Якутия, в частности, сегодня известны больше как регионы сырьевой экономики. Мы в Якутии добываем алмазы, золото, уголь, даже газ, который Алексей Борисович (А. Миллер) здесь уже начал перерабатывать на Амурском ГПЗ, доставляется с якутских месторождений. Вместе с тем мы понимаем, что без развития высокотехнологичных отраслей дальнейшее развитие Дальнего Востока и Якутии невозможно. Мы здесь, к сожалению, достаточно серьёзно отстаём от среднероссийских показателей. Если среднероссийские показатели по продукции высокотехнологичных и наукоёмких отраслей в валовом продукте составляют почти 20%, то здесь, на Дальнем Востоке, 14%, а в большинстве регионов, в частности в Якутии, ещё меньше.
Достижение опережающего роста таких отраслей возможно только при очень серьёзном стимулировании и создании льготных условий для развития высокотехнологичных отраслей. Мы предлагаем рассмотреть возможность реализации дополнительных мер поддержки высокотехнологичных проектов Дальнего Востока, в том числе предлагаем такое понятие как цифровая ТОР. Основная цель цифровой ТОР — создание условий для развития высокотехнологичного бизнеса на Дальнем Востоке и фундамента для долгосрочного развития всего округа, открытие на дальнем Востоке офисов и R&D-центров ведущих российских, мировых компаний, которые ведут бизнес в этой сфере, и создание новых высокооплачиваемых рабочих мест.
Здесь преференции какие могут быть, на наш взгляд? Сегодняшний действующий режим функционирования ТОР привязывает жёстко резидентов к конкретному месту. Можно было бы от этого уйти и предоставить возможность, например, инвесторам в IT-сфере реализовать проект не в привязке к земельному участку, а получить статус дистанционно и дистанционно работать. Это первое.
Второе. Конечно, сотрудники высокотехнологичных компаний являются высокооплачиваемыми специалистами. На стадии стартапа крайне чувствительна ставка по страховым взносам, налогу на прибыль. Михаил Владимирович, благодарим Вас за те решения, которые сейчас вышли по IT-отрасли по поручению президента, — резкое снижение по страховым взносам и по налогу на прибыль. Они уже есть. Но высокотехнологичные отрасли, наукоёмкие отрасли — это не только IT-отрасль.
Мы предлагаем сделать такие же, как для IT-отрасли, по другим наукоёмким отраслям, не только по IT.
Ещё раз хочу поблагодарить за эту поддержку. На самом деле Якутия сегодня является столицей IT-отрасли Дальнего Востока. 80% экспорта услуг IT с Дальнего Востока — это сегодня Якутия. Для многих это удивительно, но это так. Мы создали уже 1,5 тыс. рабочих мест. Наша задача — к 2024 году создать 10 тыс. рабочих мест в IT-отрасли.
Мы считаем, что к этим высокотехничным проектам, на которые будут распространяться льготы, будут отнесены проекты, которые реализуются компаниями в высокотехнологичных отраслях. И список данных отраслей будет разработан и согласован профильными федеральными органами власти: Минэкономразвития, Минфином, Минпромторгом. За базу можно взять перечень высокотехнологичных отраслей, который уже утверждён Росстатом.
Опыт стран Азиатско-Тихоокеанского региона, о которых сегодня много говорилось, показывает, что кроме налоговых преференций важна и комплексная поддержка высокотехнологичных компаний. Так, в Китае для таких проектов предусмотрена пониженная ставка по налогу, вычеты по налогу на НИОКР, освобождение от уплаты импортной пошлины и НДС. В Японии предусмотрен вычет в размере до 25% от налоговых обязательств, в Сингапуре — возмещение до 60 тыс. долларов на первичные расходы на НИОКР.
Я считаю, что можно было бы, например, реализовать ряд мер поддержки высокотехнологичных проектов Дальнего Востока, таких как обеспечение инновационной инфраструктурой в определённых центрах, создание и развитие программно-технических средств, в том числе облачных сред разработки и центров обработки данных, систем автоматизированного проектирования, за счёт средств субсидий из бюджетов.
Второе. Распространить применяемый в отношении проектов «Сколково» механизм возмещения до 50% инвестиций частных инвесторов в проекты ранних стадий в пределах уплаченного НДФЛ.
Третье. Внедрить механизм налогового зачёта в размере затрат на НИОКР, проводимые на территории Дальневосточного федерального округа.
Хотел бы также поблагодарить правительство за то, что сегодня у нас появилась возможность изменить ситуацию, когда потенциальные резиденты наших IT-парков из-за особенностей российского права и трудового законодательства регистрировались в США, Сингапуре и Гонконге. После появления закона о введении так называемых регуляторных песочниц, мы считаем, это уходит в прошлое.
Значимую роль, на мой взгляд, в повышении технологичности и наукоёмкости компаний на Дальнем Востоке может сыграть использование доходов целевого капитала, эндаумента федеральных университетов, которые на Дальнем Востоке работают. Их у нас два. Для стимулирования участия крупных компаний в поддержке эндаумент-фондов федеральных университетов я бы предложил освободить организации-жертвователи от уплаты федеральной части ставки налога на прибыль в объёме не более 1% ставки.
У нас по Дальнему Востоку в федеральный бюджет в прошлом году налога на прибыль поступило 135 млрд рублей, то есть 1% — это 45 млрд рублей. Но понятно, что все компании в эндаумент не будут жертвовать. Порядка 10-15 млрд можно было бы привлечь целевым образом на финансирование таких высокотехнологичных проектов через федеральные университеты на территории Дальнего Востока.
Для действующих высокотехнологичных проектов на Дальнем Востоке и тех, которые будут создаваться, необходима поддержка со стороны спроса на продукцию. Это в первую очередь касается таких финансово ёмких отраслей, как судо-, авиа- и машиностроение.
У нас в Якутии сейчас благодаря решению правительства Российской Федерации в режиме ТОР завершается в 2021 году первый этап строительства высокотехнологичной судоверфи в городском округе Жатай под Якутском. На втором этапе мы планируем обновление внутреннего водного транспорта Ленского бассейна — это порядка 280 судов.
На сегодняшний день мы сталкиваемся с тем, что по Лене и по Енисею, по другим северным рекам речные пароходства, к сожалению, обновляться на рыночных условиях не могут. Нет лизинговых хороших схем. Раньше было предложение Минпромторга и Минтранса России об увеличении уставного капитала ООО «СК Якутск» для внедрения лизинговых программ на льготных условия, не превышающих 2,5%, на срок до 15 лет.
К сожалению, сейчас эта поправка исчезла, это предложение. Просил бы, Михаил Владимирович, поддержать включение в бюджетные проектировки такого проекта по лизинговым программам для судостроения. Те лизинговые программы, которые сегодня существуют на воздушные суда российского производства, для Дальнего Востока тоже надо пересматривать.
Как раз в рамках создания единой авиакомпании — мы говорим даже об альянсе авиаперевозчиков Дальнего Востока, эксплуатирующих российскую технику, — можно было бы установить повышающий поправочный коэффициент 1,5 или 2 к размеру субсидии на уплату лизинговых платежей, которые предоставляются по постановлению правительства №1212. Я считаю, что это серьёзно бы нас поддержало. Мы сейчас эксплуатируем единственные на Дальнем Востоке «Суперджеты», пять воздушных судов. В этом году берём ещё три и готовы брать дальше. Но нужна хорошая льготная лизинговая программа. И, Михаил Владимирович, в рамках исполнения поручения президента необходимо ускорить производство самолётов Ил-114 на замену Ан-24 и самолётов типа «Байкал» на замену Ан-2. Потому что средний возраст самолётов у нас по Якутии, например, 37-41 год. Мы их с 2022 года должны уже усиленно списывать. Нам надо с 2022, 2023 года на чём-то летать.
О поддержке в целом социально-экономического развития Дальнего Востока. Конечно же, важнейшие, на мой взгляд, это инфраструктурные проекты, транспортные инфраструктурные проекты.
Для Якутии важнейший вопрос — это Ленский мост. На сегодняшний день проект у нас готов. Мы заключили концессионное соглашение с компанией, созданной «Ростехом» и группой «ВИС», прошли практически все согласования. Проект у нас включён в лист ожидания Комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры.
Марат Шакирзянович Хуснуллин проводил два совещания. Дал поручение, чтобы мы сдвинули ввод моста с 2025 на 2024 год. Благодаря решениям, которые приняты сейчас правительством по упрощению разрешительных процедур в части строительства, мы в 2024 году мост можем ввести. Но надо уже решение принимать о выделении капгранта. Мы с Антоном Германовичем на эту тему разговаривали. Предложения свои в Минфин дали. Михаил Владимирович, прошу вопрос поддержать.
М. Мишустин: Почему гранты? Концессия там?
А. Николаев: Да, концессия. Михаил Владимирович, я готов этот вопрос отдельно Вам доложить. Если есть возможность, прошу личной встречи.
М. Мишустин: Хорошо. Айсен Сергеевич, как всегда, очень комплексно, много предложений по налогам. Они не могут не вызвать некоторые вопросы, но я просто про режим IT скажу, что это непростой манёвр был. Президент его поддержал. И в принципе там очень много выпадающих. Это уникальные условия. В мире нет таких юрисдикций — нормальных, адекватных, я не офшорные какие-то зоны имею в виду, — где представили бы сейчас возможность платить налог на прибыль 3%. Замечу, страховые, о которых Вы сказали, которые превысят в год 1,29 млн, но там 7,6% только до 1,29 млн в год. А дальше — 0. Плюс там нет НДС на оплату маркетплейсов иностранных, то есть если вы на Западе это будете делать, тоже льгота.
Поэтому специалистам из Якутии, которые занимаются этими инновациями, мне кажется, может быть, очень выгоден этот режим. И ещё готовится на сегодняшний день одно решение — Министерству финансов нужно будет доработать соответствующее предложение — это паушальный налог, который будут платить россияне, которые выберут эту форму — резидентство Российской Федерации.
Этот налог исключит необходимость распределять по контролируемым иностранным компаниям прибыль, которая получается, если вы владеете иностранной компанией. В принципе, это очень хорошие условия для того, чтобы тем, кто имеет бизнес, который реализуется на Западе, не уезжать из России. Все условия там соблюдены, и абсолютные будут гарантии этого режима.
Поэтому не думаю, что здесь надо эту конструкцию, с таким трудом обсуждённую всем сообществом и коллегами, менять. Вы знаете, президент её поддержал. Давайте посмотрим, как она заработает. Я бы здесь просил Вас, уважаемый Айсен Сергеевич, рассказать потом, заработает она, нет, что там необходимо.
По поводу остальных предложений — очень много разумного. Точно по самолётам такие поручения будут даны. С нами был в поездке Юрий Иванович Борисов. Пожалуйста, соответствующие свои предложения сформулируйте и направьте.
О. Кожемяко: Уважаемый Михаил Владимирович! Уважаемые члены правительственной комиссии!
Приморский край — это самый южный регион Дальнего Востока и Забайкалья, где проживает 25% населения всего Дальнего Востока. Через него идёт основной поток грузов из Азии — контейнерных грузов, а также через него идёт до 30% всего угля уже в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Поэтому по праву можно считать Приморский край форпостом России в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.
На сегодняшний день есть динамика в развитии. Прежде всего, конечно, это судостроительная отрасль. Помимо строительства рыболовных судов, ДВЗ «Звезда» в Большом Камне реализует мощнейший проект по строительству самых больших, ранее не выпускавшихся ни в Советском Союзе, ни в Российской Федерации судов — нефтеналивных танкеров водоизмещением до 114 тыс. т.
Далее — газовозы. Сейчас это уже не проект, это суда, которые спущены на воду, стоят на стапелях. Именно там началось строительство атомного ледокола «Лидер», самого мощного в мире. Строятся порты Суходол, Вера, начинается строительство Находкинского завода минеральных удобрений.
Вместе с динамикой есть и застарелые социальные проблемы, без решения которых — совместного решения вместе с Правительством — мы не можем далее гармонично развивать наш регион.
В текущем году в бюджете Приморского края предусмотрено 28 млрд рублей на строительство и реконструкцию транспортной, социальной, коммунальной инфраструктуры. Работы в различной стадии завершения. 1 сентября у нас откроют двери пять новых детских садов, завершается строительство двух поликлиник, спортивного комплекса, ледовой арены.
10 млрд рублей направлены на развитие дорожной сети. Из-за строительства больших объектов мосты не выдерживали нагрузок. Современные машины пришли, большегрузные, поэтому у нас 146 мостов просто разрушены, по ним восстановлены объезды, что само по себе вызывает большие неудобства для жителей, приводит к росту социальной напряжённости. Ранее в год делалось по одному мосту, сейчас мы вышли на показатели до семи мостов. В два раза увеличили финансирование на содержание дорог. Но проблема эта остаётся, о ней докладывали президенту. Есть решение, Минтранс в этом вопросе нам помогает. Мы работаем.
Также мы затрачиваем большие денежные средства на развитие коммунальной инфраструктуры — за три года порядка 10 млрд рублей. Это тоже нужно делать, это водоочистные сооружения, которые нужны для того, чтобы вода не сбрасывалась в наши бухты.
Хотим поблагодарить правительство Российской Федерации за беспрецедентную поддержку и финансовую помощь из федерального бюджета в это сложное для нас время. На борьбу с коронавирусом бюджет Приморского края получил 6,9 млрд рублей, они были направлены на оснащение медицинских учреждений, на доплаты медицинскому персоналу, на оказание помощи людям и бизнесу.
По поручению президента мы сохранили ранее начатые региональные выплаты тем, кто боролся с ковидом. Уже почти 1 млрд рублей выплатили из средств регионального бюджета помимо федеральных выплат. Благодаря вашей поддержке нам удалось помочь 79 объектам малого и среднего бизнеса, сохранить порядка 8 тыс. рабочих мест и 1,5 тыс. организовать на общественные работы. Также мы получили более 3 млрд рублей дотаций на сбалансированность бюджета для компенсации снижения налоговых доходов, а они у нас снижаются. Только за истекшие семь месяцев снижение составило 8 млрд рублей. По данным налоговой, в том числе по нашим расчётам, к концу года оно достигнет 16 млрд рублей, что является весьма существенным для бюджета Приморского края.
При этом мы не должны забывать о копившихся годами проблемах, решения которых ждут жители края вне зависимости от ситуации с пандемией. Среди них номер один — это вопрос обманутых дольщиков. У нас более 10 тыс. семей — люди, которые сдали денежные средства в 2003 году, кто-то чуть позже, которые снимают квартиры, платят ипотеку.
Это всегда приводило к определённым социальным взрывам, митингам. Президенту в прошлом году было доложено об этой ситуации. Он дал поручение поддержать Приморский край выделением 3 млрд рублей ежегодно траншем по 1 млрд, для того чтобы решить эту проблему. В прошлом году Министерство финансов нам 1 млрд рублей выделило. Нам удалось построить 28 тыс. кв. м жилья и вручить ключи более 500 семьям.
Сегодня исходя из расчёта, что ожидался 1 млрд, мы под гарантии Правительства пообещали строительным компаниям, с тем что они введут в эксплуатацию 100 тыс. кв. м жилья. Мы перечислим этот миллиард, тогда у нас 1,5 тыс. семей получат в этом году ключи от новых квартир. То есть за 1 млрд мы решаем вопросы 100 тыс. кв. м жилья. Тем не менее мы пока получаем письма о том, что посмотрите на сбалансированность, на то, что у вас есть остатки на счетах. Мы эту проблему сами не решим при таком падении доходов, поэтому прошу, Михаил Владимирович, посмотреть. Проблема от нас не уйдёт, она будет нас догонять.
М. Мишустин: А с «Дом.РФ» работали?
О. Кожемяко: Нет, я сейчас скажу, это другая проблема. В этом году нам тоже нужен 1 млрд, тогда мы тоже сдадим 100 тыс. кв. м жилья и в 2022 году проблему эту закроем. С «Дом.РФ» мы работаем, работаем по тем условиям, которые нужны, там есть отдельная группа домов. Это проблема ранее взята администрацией края. Когда они пообещали, набрали многотысячные заявки по программе «Молодая семья», с тем чтобы построить по 30 тыс. рублей кв. м. Построили несколько домов, и несколько тысяч семей оказались брошены, о чём и докладывали президенту, почему и дано было прямое поручение поддержать эти решения.
М. Мишустин: Это не обманутые дольщики, Олег Николаевич.
О. Кожемяко: Нет, но это тоже — пострадавшие люди.
М. Мишустин: Они тоже, да. Их так можно назвать …
О. Кожемяко: Они платят кредиты, заплатили.
М. Мишустин: Письмо-обращение есть у Вас по этому поводу?
О. Кожемяко: Есть поручение президента. Антон Германович (А. Силуанов) знает об этом. В прошлом году мы решили самый главный вопрос, мы сразу достроили эти 28 тыс. кв. м. В этом году под наши гарантии строят 100 кв. м жилья. Для нас этот вопрос имеет огромное значение. Мы только достигли какого-то равновесия, спокойствия в крае. Не хотелось бы, чтобы в последующем этим вопросом кто-то воспользовался. Поэтому нам необходимо два транша по 1 млрд рублей в течение двух лет, с тем чтобы мы эту проблему решили. Она не попадает под общее правило «Дом.РФ». Там другая проблема. Без поддержки федерального бюджета нам это не решить.
Кроме того, с 1 января в Приморском крае начата реформа по обращению с твёрдыми коммунальными отходами. На территории края сейчас находится только один завод по переработке твёрдых бытовых отходов. Мы проплатили ещё четыре. Но для нашего края это недостаточно.
Нам необходимо ещё 14 сортировочных заводов и один большой комплексный завод по сжиганию мусора. Мы привлекаем частно-государственное партнёрство, в район не особо идут инвесторы, поэтому проблема есть. Её тоже надо решать, надеемся, что будет принята какая-то программа поддержки именно в этих решениях. Иначе показателей национальных проектов в 2024 году достичь нам будет очень сложно.
Могу сказать, что Приморский край является лицом России в странах АТР. У нас ежегодно идёт приток туризма. До ковида только из Южной Кореи в день у нас прибывает восемь рейсов. Перед самым введением ограничительных мероприятий открыли регулярные рейсы такие компании, как JAL (Японская), ANA. Мы более 700 тысяч туристов только оттуда принимаем. Поэтому, конечно, когда они видят кучи мусора, автомобильных шин, это не прибавляет привлекательности для региона. И ещё раз повторю, всё-таки Владивосток и Приморский край — это лицо России в странах АТР. Поэтому нужно по этой проблеме подумать совместно.
Доходы краевого бюджета продолжают падать, что нужно учитывать в межбюджетных отношениях. Доверие к власти в Приморском крае только начинает восстанавливаться благодаря поддержке президента, правительства страны, работе региональных властей, вниманию к социальным проблемам, к насущным проблемам приморцев. Мы не можем позволить себе прекратить или существенно сократить те меры поддержки, которые мы в течение двух лет осуществляем в крае.
Развитие экономики должно опираться на отрасли, которые выступают в качестве драйвера экономического роста. Здесь было уже сказано о строительстве, потому что оно за собой ведёт рост налоговых поступлений, занятость населения, развитие дорожной, транспортной инфраструктуры. И без развития строительства экономика будет просаживаться, тем более за этим стоят живые люди.
Понимая, что ситуацию с доходами бюджетов всех уровней сейчас так просто решить нельзя, предлагаю поручить Министерству финансов пересмотреть объём ограничений для субъектов Дальневосточного федерального округа. В том числе частично снять ограничения по объёму рыночных заимствований для Дальнего Востока и предоставить возможность повысить уровень действующих ограничений по размеру государственного долга в объёме до 30% от суммы налоговых и неналоговых доходов бюджета.
Для ряда высокодотационных субъектов Российской Федерации объём предлагаемой меры нужно ограничить до размеров, не допускающих нарушений бюджетного законодательства. Считаю необходимым поддержать введение данной меры поддержки регионов Дальнего Востока. При этом решения по привлечению коммерческих кредитов должны приниматься в приоритетном порядке для финансирования расходов, которые в дальнейшем позволят наращивать налоговый потенциал региона, а не долговую нагрузку.
Также я поддерживаю предложение Валерия Игоревича (Лимаренко) по созданию предприятий по производству сжиженного газа. Мы с Алексеем Борисовичем (Миллером) такие намерения рассматривали. Для Приморья это тоже будет иметь большое значение для поставки газа, в том числе в Арсеньев, Дальнегорск, другие отдалённые населённые пункты, где у нас мощное производство есть, и, конечно, необходимо туда не газопроводное топливо поставлять, а сжиженный газ.
М. Мишустин: Спасибо, Олег Николаевич.
А. Цыденов: Уважаемый Михаил Владимирович! Уважаемые коллеги!
Я тоже хотел сначала поблагодарить правительство и Министерство финансов за то, что очень оперативная и существенная поддержка в такое непростое время оказывается регионам, Республике Бурятия в том числе.
Сейчас бы хотел сказать по законодательным инициативам. Александр Александрович (Козлов) в своём докладе уже коротко остановился на вопросе, предполагающем предоставление налогового вычета по инвестициям. Сейчас действует постановление правительства №255, которое предусматривает субсидирование из федерального бюджета затрат на инфраструктуру. И эффективность была озвучена: 260 млрд внебюджетных инвестиций привлечено на 26 млрд бюджета, то есть один к десяти. С учётом того, что сейчас уже бюджетная ситуация другая, предлагается пойти по пути налогового вычета, компенсирующего как раз вложения в инфраструктуру.
Есть 69-й закон, тоже принят очень оперативно. Но по нему есть определённые ограничения.
Первое. Этот закон распространяется только на инвестиции собственные. Заёмные — кредиты, займы — не рассматриваются. Как минимум на Дальнем Востоке вкладывать исключительно собственные средства, чтобы получить какую-то меру поддержки, сложно в любом случае. Любой проект так или иначе предусматривает заёмное финансирование.
Второе. 69-м законом предусмотрено пятилетнее ограничение сроков субсидий в объёме налогов. Иногда может не быть столько налогов за пять лет, чтобы окупить ту же примыкающую инфраструктуру. Закон, который подготовлен сейчас в Минвостокразвития, снимает ограничения: реализация проекта может быть в том числе за заёмные средства, нет пятилетнего ограничения срока — соответственно, компенсация за счёт налогового вычета идёт, пока инфраструктура не окупится. При этом это и федеральная налоговая часть, и региональная тоже. То есть здесь регион тоже участвует, не только федеральный бюджет. Повторю, это по новому проекту. Законопроект подготовлен, согласован, просьба его дополнительно рассмотреть на площадке Минфина. Есть отличия от уже действующих законодательных норм. Это то, что предлагается.
Также хотел сделать несколько предложений уже не общего, а регионального характера. В проекте протокола есть пункт 5, где поручается ФАС и Минстрою рассмотреть тарифы на тепло и межтарифную разницу. Просьба добавить Бурятию туда. Там Забайкалье, Магадан. У нас такая же ситуация. В прошлом году, 28 декабря, благодаря правительству получили поддержку, за счёт этого прошли осенне-зимний период — именно из-за межтарифной разницы. Просьба поддержать.
И ещё один актуальный вопрос. Сейчас у нас большая водность в целом по стране, изменилась гидрология. Зная последствия Иркутска… Сегодня мы имеем большую водность по Бурятии. В прошлом году нам 20 см подъёма воды не хватило — и ушли бы под воду… В затопляемой зоне города Улан-Удэ на сегодняшний день 48 тысяч человек. У нас подготовлена проектная документация на защитную дамбу. Оценочный ущерб подсчитан, если дамбы не будет: 340 млрд рублей при затоплении. Сегодня у нас уже пять участков в воде. Слава богу, пока до жилья не дошло, но в пойме в некоторых участках вода на 1,5 м выше.
Просьба по защитной дамбе тоже поддержать. Мы обращались, там цена вопроса 6,5 млрд рублей, но это на пять лет. Это длительный период реализации. Как раз там пять участков.
И также актуальный вопрос у нас остаётся в рамках указа президента — по ликвидации очереди в ясли и детские сады. Бурятия — один из немногих регионов, где очередь сохраняется. Вопрос не в том, чтобы ремонтировать старое. Это именно создание дополнительных мест по яслям от полутора до трёх лет, по которым сейчас стоит показатель: в 2021 году ликвидировать полностью очередь. У нас остаётся 2,2 тысячи детей, необеспеченных сегодня. Мы частников привлекаем. Субсидируем частнику 10 тыс. в месяц на каждого ребёнка. В общем, все ресурсы, которые могли, выжали, но остаётся ещё 2,2 тыс. мест необеспеченных.
И также по детям от трёх до семи лет. У нас 5 тысяч детей необеспеченных, стоят в очереди. Это непосредственно влияет на демографию, рождаемость и прочие вещи. Тоже просили бы рассмотреть.
М. Дегтярёв: Уважаемый Михаил Владимирович, уважаемые коллеги, хочу поблагодарить президента России и Вас, Михаил Владимирович, за поддержку нашего края. По известным обстоятельствам, связанным с коронавирусом, ситуация в Хабаровском крае складывается непросто. Тем не менее основные отрасли промышленности, транспорт, строительный комплекс, сельское хозяйство в крае работают.
Мы не строим газовозы, но строим корветы, малые ракетные корабли, «Сухой Суперджет» — 35 и 57. Индекс промышленного производства у нас составил за полгода 103,2%.
Тем не менее есть трудности с исполнением доходной части краевого бюджета. И в целом мы разделяем подходы Минвостокразвития по дополнительному стимулированию экономической и инвестиционной деятельности на Дальнем Востоке.
Несколько слов о туризме. Из-за коронавируса наибольшему негативному влиянию подверглась эта отрасль. И курс на то, чтобы с запада направить туристический поток на восток, я полностью поддерживаю, его поддерживают все, кто работает в этой отрасли. Но из-за коронавируса в этом году за полгода только 9% туристического потока в сравнении с прошлым годом на Дальнем Востоке.
Как Вы уже сказали, мы обладаем очень привлекательным туристским потенциалом, но нужно прибраться, полностью поддерживаю, Михаил Владимирович. Наши Шантарские острова в Охотском море попали в топ-30 ключевых дестинаций Российской Федерации. Конкурс проводился АСИ. И в целом отрасль, конечно, демонстрирует рост. Для стимулирования этого роста и турпотока в целом есть предложение, мы его предварительно уже обсудили, предусмотреть налоговый вычет для граждан, совершающих туристические поездки на Дальний Восток от трёх дней по пакетным турам.
Максимальную сумму возврата предлагается ограничить 26 тыс. рублей на каждого путешествующего. Она, кстати, соизмерима с расходами на перелёт по действующей плоской шкале «Аэрофлота» и авиакомпании «Россия» на Дальний Восток. Просим это предложение поддержать. Это даст дополнительный импульс для развития внутреннего туризма в этот непростой период.
По тарифам на электроэнергию. У нас часть края технологически не связана с единой энергетической системой, и в децентрализованную зону входит шесть районов. Здесь электроэнергию мы генерируем на дизельных станциях и Николаевской ТЭЦ.
В силу требований ФАС России тарифы на электрическую энергию по зоне обслуживания, например, Николаевской ТЭЦ составят в 2021 году 8 рублей 82 копейки за кВт∙ч с ростом к предыдущему году на 46% — это по малому бизнесу. То есть для пекарни или автосервиса, которые работают в Николаевске-на-Амуре, цена электроэнергии вырастет в полтора раза. А в районах, где работают дизельные электростанции, у нас тарифы от 23 до вообще 89 рублей. Для населения мы этот вопрос решаем и каждый год предусматриваем средства, все обязательства сохраняем. Но по малому бизнесу нам не хватает возможностей — примерно 2 млрд в год требуется для выравнивания тарифа.
Вы 14 августа в Петропавловске-Камчатском давали поручение Минэнерго внести законопроект о продлении для территории Дальнего Востока сниженных тарифов на электроэнергию до 2028 года. Просьба Хабаровский край, часть северных районов, включить в этот законопроект, дабы поддержать малый бизнес.
И по СПГ мы полностью поддерживаем. Нам интересен этот проект для наших северных территорий. Большое спасибо.
М. Мишустин: Спасибо, Михаил Владимирович. Я сразу попросил бы выступить замминистра энергетики Павла Юрьевича Сорокина.
Мы, ещё раз напомню, проводили большое совещание с участием всех губернаторов, руководителей субъектов Дальневосточного округа по вопросам развития газификации, энергетики. И были сделаны достаточно системные доклады представителями Министерства энергетики. К сожалению, Александр Валентинович Новак заболел коронавирусом. Давайте пожелаем ему от всей души выздоровления.
П. Сорокин: Уважаемый Михаил Владимирович, коллеги! Я начну с доклада по результатам поездки. Потом, как Вы поручили, перейду к отдельному докладу по СПГ.
Обеспечение социально-экономического развития Дальнего Востока неразрывно связано с развитием в регионе энергетической инфраструктуры. В течение прошедших нескольких дней под Вашим руководством проведён ряд совещаний, направленных на создание условий именно для развития энергетики на Дальнем Востоке. Я постараюсь сейчас сфокусироваться лишь на ключевых результатах.
Для начала позвольте коротко доложить по теме развития Чаун-Билибинского энергоузла и схеме энергоснабжения Баимского ГОКа.
Михаил Владимирович, Вы концептуально одобрили внешнее электроснабжение Баимского ГОКа, включающее в себя сооружения ТЭС в морском терминале Чукотского автономного округа на базе плавучей СПГ-электростанции, а также две одноцепные линии электропередачи на 220 кВ.
При этом затраты на СПГ-электростанцию составят, примерно, 38 млрд рублей и будут профинансированы за счёт собственных средств компании «Новатэк». А затраты на строительство двух одноцепных воздушных линий 220 кВ в размере 26,2 млрд рублей будут профинансированы из бюджета Российской Федерации. Деньги в бюджете на это предусмотрены, с Минфином данная позиция согласована. При этом тариф для Баимского ГОКа должен составить в районе 6,34 рубля кВт∙ч и сохраняться на протяжении развития проекта.
Однако остаётся вопрос по поводу стоимости дноуглубительных работ, берегоукрепления и портовой инфраструктуры в размере 18,3 млрд рублей. Сейчас источник финансирования прорабатывается совместно с Минвостокразвития, Минтрансом и госкорпорацией «Росатом».
Что касается развития Чаун-Билибинского энергоузла, то здесь необходимо выделение средств из федерального бюджета в размере 2,6 млрд рублей на дофинансирование первой одноцепной линии 110 кВ Певек — Билибино и доведение её в форме субдидии до «Чукотэнерго», это дочернее общество «Русгидро». Концептуально здесь тоже достигнута договорённость с Минфином.
Также по Вашему поручению госкорпорация «Росатом» прорабатывает вопрос строительства замещающих источников за счёт собственных средств.
М. Мишустин: Павел Юрьевич, перебью на секунду. 2,6 — я помню, там 5 было. Половина ваши?
П. Сорокин: Да. 2,6 — Минфин, остальное — за счёт внутренних источников.
Также «Росатом» прорабатывает вопрос строительства замещающих источников за счёт собственных средств на время ремонта плавучей атомной электростанции, а также на время загрузки топлива при условии сохранения тарифа на электроэнергию и тепло на действующем уровне.
О реализованных проектах развития электросетевой инфраструктуры в Дальневосточном федеральном округе мы докладывали в Петропавловске-Камчатском. Но здесь есть несколько моментов, на которых также хотел бы остановиться. На сегодняшний день проходит согласование схема внешнего энергоснабжения реализации второго этапа расширения Восточного полигона, который учитывает не только прирост перспективного потребления самого Восточного полигона, но и рост потребления в зоне влияния в размере 1 ГВт. В сумме здесь более 3,4 ГВт роста потребления. Решение об источниках финансирования этих инвестиций пока ещё не принято, его предстоит принять на уровне Правительства Российской Федерации, а также окончательно утвердить технические аспекты в указанной схеме.
По Вашему поручению, по поручению президента Российской Федерации также подготовлен законопроект, о котором говорили коллеги, о продлении выравнивания тарифов на электроэнергию на Дальнем Востоке. Данный законопроект подготовлен, готов к внесению, и он подразумевает продление до 2028 года.
Таким образом, резюмируя вопрос электроэнергетики, хотел бы обозначить те ключевые задачи, которые были поставлены перед нами по итогам данных совещаний. Во-первых, как я уже сказал, это продление механизма снижения тарифов при помощи принятия законопроекта.
Далее — создание механизма модернизации и строительства генерирующих объектов на территории неценовых зон оптового рынка электроэнергии, в том числе на территории Дальневосточного федерального округа, также посредством принятия законопроекта. И третье — это обеспечение предоставления возможности компаниям, крупным инвесторам, которые инвестируют более 300 млрд рублей и потребляют свыше 300 МВт электроэнергии, заключать долгосрочные двусторонние договоры купли-продажи электроэнергии и мощности со сроком поставки свыше 20 лет с коэфициентом резервирования 1,2.
Далее перейду к вопросу обеспечения Дальнего Востока газом. В среднем по стране сейчас уровень газификации составляет 70%, при этом на Дальнем Востоке он, примерно, 16,9-17%, при потенциале, как минимум, в текущей парадигме 43-44%, то есть, более, чем удвоение. Здесь, безусловно, есть и системные вопросы с точки зрения новой концепции газификации, но сейчас сфокусируюсь непосредственно на Камчатском крае, так как совещание проходило в Петропавловске-Камчатском.
Резюмируя, скажу, что в качестве основного варианта на данный момент рассматривается строительство терминала по приёмке СПГ, располагающегося в Авачинской бухте, мощностью примерно 650 млн куб. м в год.
Предварительный срок ввода в эксплуатацию данного терминала, если проектирование начнётся в 2020 году, — это 2023—2024 годы. Необходимо окончательно затвердить данный подход, для чего предлагается Минэнерго совместно с заинтересованными ФОИВами, которые включают и Миндальвосток, и Минтранс, и Минфин, а также с компаниями, то есть «Новатэком», «Газпромом» к 5 октября представить окончательный вариант мероприятий по обеспечению газоснабжения Камчатского края, в том числе проработку финансирования. Также это включает и подразумевает необходимость Минтрансу обеспечить заключение госконтрактов, предусматривающих выполнение работ по созданию объектов федеральной собственности, необходимых для реализации данного проекта, и повторное прохождение госэкспертизы по данному объекту.
Далее я хотел бы перейти к снабжению Хабаровского и Приморского краёв за счёт увеличения мощности магистрального трубопровода Сахалин — Хабаровск — Владивосток. На совещании была оговорена необходимость Минэнерго совместно с правительством Хабаровского края, «Газпромом» и «Роснефтью» обеспечить проведение необходимых мероприятий по переподключению потребителей Хабаровского края от магистрального трубопровода Оха — Комсомольск-на-Амуре, по которому они сейчас снабжаются с Сахалина, к трубопроводу Сахалин — Хабаровск — Владивосток.
В целом, для того чтобы иметь системный подход к газификации на Дальнем Востоке, также необходимо органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации на Дальнем Востоке совместно с «Газпромом» и при методологической поддержке Минэнерго до 1 декабря актуализировать региональные программы газификации, это в соответствии с 903-м постановлением. При этом ключевым моментом здесь является обновление и учёт топливно-энергетических балансов регионов.
Потому что именно в соответствии с данными топливно-энергетическими балансами уже будет конкретное понимание, сколько газа нужно на газификацию каждого отдельного посёлка. И продление срока реализации данных программ — это тоже очень важный момент — до 2030 года (сейчас они до 2025-го), потому что это не тот процесс, который можно завершить за пять лет, и нужно иметь долгосрочное понимание.
Также в рамках данного процесса предлагается ПАО «Газпром», Минэнерго и высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации на Дальнем Востоке представить в правительство согласованный план-график газификации субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа. Опять же с учётом завершения этой газификации до 2030 года в соответствии с поручениями президента.
Исполнение данных поручений позволит существенно продвинуться в области обеспечения энергией как бизнеса, так и населения Дальнего Востока и существенно раскрыть потенциал Дальневосточного федерального округа.
По СПГ. Мы с коллегами достаточно много отрабатывали данную тему, поэтому я хотел бы подойти комплексно к этому — не только сфокусироваться на мини-СПГ, а вообще сказать несколько слов о нашем потенциале и о том, где мы сейчас находимся.
Рынок СПГ в прошлом году, в 2019-м, составил по миру где-то 350 млн т. Рост был 13% за один год. Мы раньше ожидали, что объём торговли СПГ, который сейчас составляет примерно 40% мировой торговли газом (40-44%), превысит объём поставок трубопроводного газа к 2027—2028 годам. Сейчас есть высокая доля вероятности, что это случится раньше из-за стремительного развития в целом этого рынка по миру. Это приближает газовый рынок к нефтяному, когда существует большое количество поставщиков, большое количество потенциальных контрагентов.
Россия в прошлом году произвела 29 млн т СПГ, то есть мы занимаем четвёртое место в мире. При этом наш потенциал, как записано в энергостратегии (это, наверное, достаточно оптимистично, но это то, к чему надо стремиться), — 120-140 млн т в год. При достижении данного показателя к 2035 году мы будем занимать примерно от 15 до 20% мирового рынка. Здесь тоже прогнозы каждый год меняются.
Мы раньше ожидали, что к 2030 году мировой рынок СПГ будет 500-550 млн т. Сейчас мы думаем, что уже 600-650, если брать текущие темпы развития. Хотя опять же год COVID этот рынок, наверное, назад откинет по всей экономике.
Это очень стремительно развивающийся рынок. У нас есть потенциал. У нас есть три крупных потенциальных хаба. То, что коллеги из «Газпрома» сейчас строят, — Усть-Луга, то есть балтийский хаб, Ямал и вообще Арктика. И дальневосточный хаб, где уже есть Сахалин, где компания «Роснефть» планирует дополнительно строить пятимиллионник, ещё один завод. То есть, у нас достаточно диверсифицирована структура и потенциал для того, чтобы хорошие позиции на рынке занимать.
Это что касается экспорта.
Но здесь очень важный момент, чтобы мы обеспечивали, скажем так, неконкуренцию СПГ с трубопроводным газом. У нас всегда был такой подход: мы должны в любом случае понимать, что трубопроводный газ является одним из основных способов монетизации наших запасов, и это должно сохраняться.
Далее — крупнотоннажный СПГ. У нас есть все запасы, есть ресурсная база, для того чтобы в течение следующих 30-40 лет тот уровень добычи, о котором я говорил (120 — при оптимистичном, 70-80 — при базовом сценарии), обеспечивать.
Малый и среднетоннажный СПГ. Это уже более целевое использование. Есть использование малотоннажки для бункеровки и использование в транспорте, то есть это газомоторное топливо. Этот сегмент бурно развивается. Сейчас есть программа поддержки строительства газомоторных станций, в том числе на СПГ, для того чтобы грузовики, крупнотоннажный транспорт заправлять. Это во всём мире тоже тренд развивающийся. И, по нашим прикидкам, спрос на этом направлении может составить 1,5-2 млн т в перспективе 10-15 лет, то есть достаточно большой объём.
И то, о чём говорили коллеги, — газификация удалённых регионов и в целом перевод котельных на газ. Что очень важно понимать здесь? Что такое СПГ сейчас? Это достаточно новый сегмент, он не полностью ещё локализован. «Ростех» и ряд других компаний производят и криогенное оборудование, и хранилища. Но при этом по-прежнему пока дешевле закупать импортное, поэтому нам необходимо дать понять российской промышленности, какую серию мы можем обеспечить, чтобы снижать стоимость. Нужна координация между различными ФОИВ по данному направлению. Это раз.
Два. У нас, к сожалению, как это часто бывает, достаточно консервативные стандарты строительства, скажем так, которые означают, что инфраструктура для строительства как мини-СПГ, так и заправочных станций получается очень дорогой.
В конце прошлого года Минэнерго была подготовлена «дорожная карта» по развитию мини-СПГ в стране, которая предлагает нам рассмотреть возможность изменения строительных стандартов — стандартов безопасности, как по мировым практикам лучше, чтобы существенно снизить себестоимость. Это тоже очень важный шаг, который позволит развить данное направление. При этом всё равно мы должны понимать, как коллеги и говорили, что СПГ получается дороже.
Чтобы дать контекст: окупаемость мини-СПГ сейчас получается при уровне цен 12-15 тыс. рублей за 1 тыс. кубометров — при средней российской цене на газ регулируемой 4,5-4,7 тыс. То есть мы тут должны понимать опять же, что если мы в это входим, то должны обеспечить окупаемость данных проектов. Но здесь тоже: чтобы мы на это смотрели не консервативно, как мы это сейчас пытаемся считать.
В удалённых регионах надо сопоставлять СПГ с альтернативными источниками топлива, то есть с мазутом и в какой-то степени с углём, то есть не просто с регулируемой ценой, а именно с альтернативой, как на Камчатке, так и на Дальнем Востоке. И тогда мы здесь можем достичь компромисса между потребителем и производителем, чтобы этот сегмент развился.
И, безусловно, топливно-энергетический баланс, я бы хотел к нему вернуться. Я его обозначал в своём основном докладе. Мы сейчас готовим эту новую концепцию газификации и в ближайшее время рассчитываем довести до регионов модельные топливно-энергетические балансы.
Мы также предлагаем учитывать СПГ по тем ценам, о которых я говорил, или чтобы регионы сами считали эту цену окупаемости внутри своей зоны ответственности. Для того чтобы был трубопроводный газ — для газификации — и потенциальный дополнительный объём за счёт СПГ. Я вкратце постарался описать, где мы сейчас находимся в данном сегменте, но потенциал, безусловно, есть. Мы предложения коллег полностью поддерживаем и готовы по данному направлению продолжать работу.
М. Мишустин: Спасибо, Павел Юрьевич, за подробный доклад. Коллеги, я хотел бы всех поблагодарить в первую очередь за неравнодушное отношение ко всем проблемам. Ощущение, что накопилось очень много, что сказать.
Наверное, здесь и пандемия сыграла свою роль. Хорошо, что мы поговорили как минимум. Очень много решений было принято за эту неделю. Мы их оформим, соответствующие изменения в нормативную базу, которые были обещаны, будут внесены.
По поводу энергостратегии с Александром Валентиновичем (Новаком) поговорим. Конечно, нужно проработать все предложения, которые коллеги дали. По СПГ — абсолютно согласен, надо всегда взвешивать. Это, конечно, замечательный новый инструмент, но нужно смотреть на конкурентные источники возможной генерации. В любом варианте мы ждём от Министерства энергетики проработки стратегии использования СПГ.
Источник — официальный сайт правительства РФ,  Благовещенск, 18.8.20

09:05, 20.08.2020 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Главная тема → Заседание Правительственной комиссии по социально-экономическому развитию Дальнего Востока. Стенограмма

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100