Ни своих, ни чужих: как пандемия отразилась на трудовой миграции в ДФО

Представить Дальний Восток без китайцев сложно. Трудовая миграция — яркая примета российского округа, граничащего с Поднебесной. Но в 2020 году из-за пандемии коронавируса ситуация резко изменилась.

Границы России с марта закрыты, из-за чего многие сферы ДФО, особенно строительство, остались без рабочих. Казалось бы, это должно положительно повлиять на внутреннюю миграцию, но рук все равно не хватает.

Добро пожаловать

Дальневосточный федеральный округ с 2015 года занимает первое место в России по числу квот на выдачу иностранным гражданам разрешений на работу, рассказала «Амур.инфо» кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник института демографических исследований ФНИСЦ РАН (Москва), ведущий научный сотрудник института комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН (Биробиджан) Светлана Мищук. В 2020 году ДФО заявил 41,3 тыс. квот, и это снова был максимальный показатель по федеральным округам. В идущем следом Центральном федеральном округе было 17 тыс. заявок на квоту.

Лидером по привлечению иностранцев из визовых стран в ДФО обычно был Приморский край (около 30% квот округа), но в 2019 году половина заявленных квот пришлась на Амурскую область, где стартовали крупные инвестпроекты: строительство магистрального газопровода «Сила Сибири», Амурского газоперерабатывающего завода, Амурского газохимического комплекса.

Визовики едут в ДФО, в основном, из Китая. В 2019 году на Китай пришлось 94,6% квот на разрешение на работу в Приморском крае и 100% — для Бурятии, Забайкальского края и Еврейской автономной области. Иная ситуация в Амурской области. Сюда еще в 2017 году 84% мигрантов ехали из Китая, но в 2019 году процент сократился до 15,7%, а основное число мигрантов прибыло из Турции, Туркменистана, Индии и Сербии.

Доля визовиков в общем числе иностранных работников на Дальнем Востоке не так велика (в 2018 году составила всего 26%). Основные рабочие силы — это мигранты из стран СНГ, которые могут въезжать в Россию без визы. Как правило, это жители Узбекистана, Таджикистана, Армении, Азербайджана. Также Дальний Восток популярен у граждан Киргизии.

Чаще всего иностранные работники в ДФО заняты в строительстве. Также они работают в сельском хозяйстве, добыче полезных ископаемых, транспорте, торговле и сфере услуг.

При этом назвать всех мигрантов дешевой рабочей силой нельзя. Китайцы, например, еще два года назад соглашались на зарплату не ниже одной тысячи долларов, рассказал «Амур.инфо» глава приморского Консультационного центра по вопросам миграции и межэтнических отношений Сергей Пушкарев".

Коронавирус закрыл границы

По словам Пушкарева, в Приморье дефицит рабочей силы возрос еще до пандемии коронавируса — когда из края вынужденно уехали почти 10 тыс. мигрантов из КНДР в связи с санкциями против этой страны.

— Они работали на строительстве социальных объектов и работали хорошо, причем были довольно дешевой рабочей силой, они дружные и дисциплинированные, — сказал эксперт.

Закрытие границ в марте 2020 года обстановку, конечно, усугубило. Вице-премьер Марат Хуснуллин в сентябре заявил, что в строительной отрасли Дальнего Востока наблюдается дефицит рабочей силы, пишут РИА Новости.

Отразилось оно и на сфере сельского хозяйства. Особенно — в Еврейской автономной области, рассказала «Амур.инфо» исследователь Светлана Мищук. Квоты на китайских трудовых мигрантов в ЕАО заявляли арендаторы посевных площадей — российские и китайские граждане. Из-за пандемии коронавируса реализовать квоты никто не смог. Пришлось срочно искать выход, и если россияне выкрутились, то китайцы — нет. — Почти половина площадей в ЕАО в этом году не засеяна. Российские фермеры смогли привлечь для работы местных жителей, а иностранцы или не приехали, чтобы начать посевы, или не могли привлечь специалистов, на которых заявляли квоты, — пояснила Мищук.

Впрочем, по ее словам, некоторые эксперты увидели в этом определенные плюсы: земле иногда нужно отдыхать.

С проблемами столкнулся и ресторанный бизнес. На Дальнем Востоке популярна китайская кухня, но из-за закрытия границ китайские повара остались по ту сторону, и заменить их было некем, рассказали представители рынка.

А вот перспективные инвестпроекты не остановились. Например, в строительстве Амурского газоперерабатывающего завода задействованы специалисты из стран Дальнего Зарубежья. По данным Интерфакса, в апреле на ГПЗ работали около 31 тыс. человек, в том числе граждане Италии, Сербии и около 450 граждан КНР. По информации Минвостокразвития, иностранцы продолжили прибывать на стройку, несмотря на пандемию: выдавались специальные разрешения на международные чартерные рейсы.

Не было бы счастья

— Не было бы счастья, да несчастье помогло, — так характеризует сегодняшнюю ситуацию Сергей Пушкарев. Эксперт согласен с тем, что пандемия нанесла урон рынку труда на Дальнем Востоке: своих кадров не хватает, и мигранты, конечно, нужны. Но считает, что закрытие границ дает повод навести порядок в сфере привлечения иностранных работников в Россию с пользой для коренного населения.

Это касается мигрантов из стран Центральной Азии. В отличие от централизованных групп визовиков они едут в Россию поодиночке, получают патент и сами ищут работу. Каждый год число рабочих из Центральной Азии увеличивается в среднем на 10%. Сотни, если не тысячи из них, работают нелегально.

Только в Приморском крае на 1 августа состояло на учете 24,4 тыс. граждан Центральной Азии. С целью работы — 22,7 тыс. человек (92,9%). Патенты оформили 12,3 тыс. человек (54,3%), а договоры найма с работодателем смогли заключить лишь 5,4 тыс. человек (44,3%).

— То есть 6 тыс. 883 мигранта получили патенты, но не смогли трудоустроиться. А 11 тыс. 343 человека вообще работали без оформления разрешительных документов, — привел цифры Сергей Пушкарев.

В таких обстоятельствах мигранты-безвизовики ощутимой пользы для экономики края не приносят, а наоборот, перебиваясь случайными заработками, соглашаясь на любую работу, снижают стоимость труда для коренного населения, уводят значительные средства от налогообложения. Как следствие — рост социальной напряженности в обществе, недовольство жителей края приезжими мигрантами, возникновение предпосылок для межнациональных конфликтов".

Сергей Пушкарев считает, что сейчас самое время навести порядок в этом вопросе: посчитать всех иностранцев в России и легализовать тех, кто нашел свое место в обществе, или помочь в трудоустройстве.

— Учитывая временные ограничения в привлечении и использовании специалистов из визовых стран АТР в связи с пандемией COVID-19, надо c максимальной эффективностью использовать то, что уже имеем, ведь в ближайшее время притока рабочей силы из-за пределов края не ожидается, а нарастить собственный трудовой потенциал мы не сможем, хотя к этому нужно приложить максимум усилий, — отметил эксперт.

Прощай, Дальний Восток...

Показатели внутренней трудовой миграции в ДФО в последние годы обнадеживают. Если в 2017 году миграционный отток из ДФО составил почти 30 тыс. человек, то в 2019 году — 11,9 тыс. человек. Это минимальный показатель за все годы. В этом году отток еще сократился. В первом полугодии 2020 года Дальний Восток покинули 1,6 тыс. человек, тогда как за январь—июль 2019 года миграционная убыль составила 4,3 тыс. человек, сообщили в конце октября эксперты «Востокгосплана». Разница — почти в 2,5 раза.

Тем не менее, люди продолжают уезжать. По данным Светланы Мищук, активнее всего на заработки в другие регионы страны едут жители ЕАО и Приморского края. В ЕАО это объясняется самой низкой среди регионов Дальнего Востока заработной платой. В соседнем Хабаровском крае зарплаты выше, и около 90% всех межрегиональных трудовых мигрантов из ЕАО едут туда.

В Приморье, по данным Сергея Пушкарева, за 8 месяцев 2020 года заявлено больше 65 тыс. вакансий. Но свободных рук нет.

— Ежегодно уезжает порядка 20-30 тыс. человек, приезжает меньше. При этом уезжает капитализированное, приспособленное к Дальнему Востоку население. А приезжают совсем другие люди. Мы, дальневосточники, стали биржей труда и для европейской части России, и для Зарубежья. Это обиднее всего, — высказался по этому поводу Пушкарев.

Привлекать людей в ДФО, по его мнению, нужно достойными рабочими местами с высокой зарплатой и с высоким инфраструктурным потенциалом территории, чтобы было где потратить заработанные средства. При этом меры поддержки должны быть рабочими.

— Дайте человеку кредит хороший, чтобы он создал здесь достойное рабочее место. 100 млн рублей на 10 лет с щадящим процентом за его пользование и отсрочкой их выплаты. Иначе как освоить десятилетиями не использованные земли? Чтобы их восстановить, надо потратить не менее трех лет, вложить не один миллион рублей, не получая никакого дохода. А проценты надо платить с первого дня, — рассуждает эксперт.

Власти тем временем предлагают свои варианты. Вице-премьер Марат Хуснуллин считает, что нужно просто переучивать людей в ДФО под строительные специальности — это снимет вопросы и по безработице, и по нехватке специалистов. А губернатор Амурской области Василий Орлов предлагает бизнесу и образовательным учреждениям взаимодействовать, чтобы понимать, каких именно кадров не хватает предприятиям.

Фото: Амур.инфо, pixabay.com, admblag.ru, amurobl.ru

09:05, 11.11.2020 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Ни своих, ни чужих: как пандемия отразилась на трудовой миграции в ДФО

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100