Покойся с миром, Харагун... Как убивают медицину в одном забайкальском селе

Участковая больница в Харагуне с круглосуточным стационаром сейчас – единственная надежда выжить для жителей близлежащих сёл. Минздрав Забайкальского края в разгар эпидемии коронавируса и как раз перед новогодними праздниками распорядился убрать здесь круглосуточный стационар и сделать больницу амбулаторией.

Юлия СкорняковаУчастковая больница Харагуна с круглосуточным стационаром
Эта статья – требование от жителей к губернатору Александру Осипову лично разобраться в ситуации и приехать на сход граждан, до которого отменить решение об оптимизации больницы.

Хилокчане, а особенно харагунцы – люди решительные. Когда в район отменили электрички, они сумели вернуть их, перекрыв Транссиб и отстояв право людей на доступность транспортного сообщения между сёлами.

В мае 2006 года после произошедшего в селе конфликта между местными жителями и кавказцами, пытавшимися диктовать в Харагуне свои правила, азербайджанские семьи были вынуждены уехать отсюда. Это едва ли не единственное село в России, сумевшее выбросить со своей территории тех, кто навязывал полукриминальный уклад жизни.

Сейчас на грань социального взрыва людей поставило министерство здравоохранения Забайкальского края, решившее оптимизировать участковую больницу и прекратить её круглосуточный режим работы. Ничем иным, как убийством села и людей, которым потребуется помощь врачей, здесь такое решение не считают.

Участковая больница в Харагуне часто – единственная надежда выжить для жителей не только этого села в Хилокском районе, но и для входящих в его состав Тайдута, Сарантуя, Дайгура, Аренура, а ещё для села Хушенга и одного из разъездов Хилокского района. До 1 января эта больница работает в круглосуточном режиме, а потом нуждающиеся в помощи люди с травмами, предынсультным состоянием и инфарктами будут видеть замок на двери.

Ложь про решение убрать больницу

Публичная история боя за круглосуточный стационар участковой больницы в Харагуне началась в августе этого года, когда жители сёл Харагун, Тайдут, Загарино, Алентуйка, Хушенга, Дайгур и Сарантуй обратились к губернатору края Александру Осипову с открытым письмом, в котором была просьба сохранить работу стационара в существующем виде.

«Как будут выживать тяжёлые больные, нуждающиеся в круглосуточном уходе? Ведь в ближайшее время круглосуточное стационарное отделение будет находиться за 60 километров от села Харагун Хилокского района. В ходе оптимизации в районе не остаётся ни одной участковой больницы, круглосуточный стационар будет находиться в Хилке и имеет всего 20 койко-мест. Сможет ли эта больница обслуживать 28-тысячное население района? Такие условия поставят жизнь и здоровье людей под угрозу», — говорилось в обращении.

В пресс-службе краевого правительства сообщили, что губернатор взял ситуацию на свой контроль.

Что именно контролировалось до ноября, не известно, но, по всей видимости, после появления открытого письма в защиту руководители медицинской отрасли района (или края?) вдруг вспомнили, что главному врачу харагунской больницы Лидии Афанасьевой уже 72 года, и расторгли с ней трудовой договор.

Цинизм поступка с ней заключается ещё и в том, что за несколько месяцев до этого региональный минздрав признал Лидию Николаевну лучшим руководителем медицинской организации в Забайкальском крае по итогам 2019 года.

«Я решила: в больницу я не вернусь»,  — говорит нам Лидия Николаевна у здания харагунской больницы. Про увольнение разговаривать не хочет, отводит глаза, в которых – слёзы.

В августе, сражаясь за свою больницу и её право работать 24 часа в сутки, чтобы спасти жителей Харагуна и всех близлежащих сёл, люди писали, что к ней прикреплено 4 568 человек, из них 922 ребёнка до 18 лет, 117 инвалидов I, II и III группы, старики, больные сахарным диабетом, гипертонией, страдающие сердечно-сосудистыми заболеваниями, онкологией и другими заболеваниями.

В штате больницы трудятся 37 человек: пять врачей высшей и первой категории, 12 медицинских сестёр, четыре фельдшера, шесть уборщиков служебных помещений, четыре водителя скорой помощи, а также прочий персонал, говорилось в обращении. Запомните эти цифры: 37 работников больницы.

В конце ноября на сайте министерства здравоохранения Забайкальского края появилась информация, что министр Анна Шангина побывала в Хилокском районе и заехала в харагунскую участковую больницу. По утверждению министра, она встретилась с главой поселения, депутатами совета (по всей видимости, сельского, не районного) и «представителями общественности», которыесогласились заменить круглосуточный стационар амбулаторией.

Из этого сообщения выходило, что люди сами одобрили отказ от медпомощи 24 часа в сутки, заменив её помощью с условных 9.00 до 18.00.

«Вместе с руководством Хилокской больницы мы провели обход в больнице, а также выехали в село Харагун. Участковая больница, которая сейчас работает для населения села, имеет серьёзные проблемы из-за простаивания площадей и низкой нагрузки на койки. Поэтому мы провели встречу с главой поселения, депутатами Совета и представителями общественности, на которой было принято решение о переводе медицинской организации из участковой больницы во врачебную амбулаторию».
Анна Шангина, министр здравоохранения Забайкальского края.

Ещё в пресс-релизе минздрава говорилось, что новый главврач больницы и министр «обсудили вопрос развёртывания моностационара для пациентов с подтверждённым коронавирусом и подозрением на него», но это уже не имело значения.

После публикации заявления минздрава глава Харагуна Вера Кондрюкопровергла слова министра Анны Шангиной. Помимо заявления журналистам, она направила опровержение в адрес Александра Осипова.

Это письмо должно было стать на Чайковского, 8, однозначным сигналом о том, что губернаторский контроль, о котором заявлялось в августе, как минимум ничего истории с уничтожением больницы не дал, а как максимум его не было настолько, что в минздраве не побоялись чёрное называть белым.

Как больницу довести до амбулатории

Мы сели в поезд на Харагун в 5 часов утра, чтобы в 8 часам быть на станции.

— Приехали! – глава Харагуна Вера Александровна встречает нас на перроне. Только начало светать, на улице морозно, но ветра нет, и поэтому утро кажется немного хрустальным с привкусом воздуха без городских дыма и копоти. Благодать.

В администрации посёлка Вера Кондрюк работает с 1982 года, главой поселения – с 2007-го, всех жителей знает в лицо, точно также как местные медики на память помнят хронические болезни многих пациентов и работают не хуже, а то и лучше компьютеров, за обследования на которых в городских медучреждениях часто нужно платить.

— Я Лидия Васильевна Швецова, ветеран труда,  — к нам подсаживается женщина с добрыми, какими-то бездонными глазами. – Отработала 40 лет в потребительской кооперации, прожила здесь. Была товароведом, потом директором. Коллектив был большой, 80 человек, трудились, пользовались всеми благами нашего села, в том числе больницей. Хотят закрыть наш стационар, а нам куда обратиться. Вот оно, село, и до Хилка 70 километров. А теперь даже сосудистое отделение в Петровске. Машина-санитарка одна.

Раньше в Харагуне было и родильное отделение, теперь рожениц уже много лет возят в Хилок. Несколько лет назад в Харагуне пытались закрыть и лабораторию, но её отстояли.

— Роддом закрыли лет 15 назад. У нас тут случай произошёл: в середине ноября роженицу увозили,  — подхватывает Вера Кондрюк. – Скорая помощь у нас старенькая, она часто ломается. Был очень сильный ветер, 27 метров в секунду, скорая увезла роженицу в Хилок. Обратно возвращались, и сломалась, 2 часа обратно медики добирались. Кое-как добрались, отремонтировали машину.

Потом вспоминают про встречу с Анной Шангиной:

— Мы даже не знали о том, что приедет министр здравоохранения. Мне позвонили, сказали: «К вам едет Шангина». А меня никто не предупредил. Инициативную группу я обзвонила,  — вспоминает глава поселения.

И работники больницы, с которыми мы встретимся позже, и она говорят, что главная причина оптимизации – невыполнение плана по коечному фонду, показатели по которому у харагунской больницы достаточно высокие. При этом люди настаивают, что минздрав не учитывает простой медучреждения в феврале и начале марта, когда всех лечащихся в стационаре пришлось «раскидывать» в считаные часы из-за объявленной подготовки к коронавирусу.

— Они всё равно выполнили план по койко-местам на 97%. А если и лишних больных клали, например, в прошлом году,  — лишали стимулирующих,  — рассказывает глава.

Один из вариантов, которые предлагают здесь для уменьшения медицинских расходов, перевод в здание больницы поликлиники, которая сейчас находится отдельно.

— Я благодарна Борису Сормолотову (министр здравоохранения Забайкальского края при губернаторе Равиле Гениатулине – прим. авт.). Очень много ездила я в 2012 году, чтобы провести капитальный ремонт нашей больницы. То крыша протекала, то другое. Раз в квартал я у них там точно была, они даже определяли: «Ой, ты похудела» или «Ты поправилась». Потом нам выделили 4,6 миллиона рублей на капитальный ремонт, объявили торги, подрядчик зашёл. Лидия Николаевна (Афанасьева, бывший главврач – прим. авт.) очень ответственный человек, она контролировала ход работы. Подрядчик выполнил хорошо.

Сейчас всё чистенькое, новое: двери, освещение. Работайте! Но зачем закрывать, когда всё есть? – с болью спрашивает глава поселения.

С её слов, приказ о переводе стационара в амбулаторию в участковой больнице получили 23 октября – за месяц до поездки министра Шангиной, во время которой она, по её словам, договорилась об этом с «представителями общественности».

В кабинет главы посёлка входит учитель истории Ирина Григорьева.

— Преподнесли, что мы чуть ли не всеми руками за, давайте закроем [стационар],  — возмущается она.

Приехавшего в Харагун министра, говорит она, ждали под дверью кабинета, в котором она встречалась с местными медиками.

— Говорим: будем стоять до упора, пока она (министр Анна Шангина – прим. авт.) не выйдет. Нас посадили, стали разговаривать. Разговор был не очень красивый. Начали как: вот так у вас будет всё замечательно, сейчас просто сидят врачи, поставим компьютеры. Почему сейчас этого нельзя сделать, непонятно,  — говорит учитель.

Пять лет назад Ирина Григорьева была депутатом, и один компьютер, чтобы не гонять жителей в Читу, просили уже тогда. В то время им было отказано якобыиз-за отсутствия условий для его установки.

На этой фразе Анна Михайловна встала и сказала: «Знаете, что, я и так с вами здесь слишком много разговаривала. Вы можете заседать здесь хоть до утра, а мы пошли».

«У нас пенсионеров, получается, 700 человек по Харагуну, 520 детей, в Хушенге 400 детей и 1700 только трудоспособного населения».

Вера Кондрюк, глава Харагуна

Резать участковую больницу, как здесь говорят, начали с 2012 года, когда там ещё было 50 коек для приёма пациентов, в итоге дооптимизировались аж до шести. Добрым словом вспоминают губернатора Наталью Жданову, после приезда которой число коек увеличили до восьми. Какую прибыль минздрав хочет получать с этих крох в сравнении с прошлым размахом в работе – не ясно.

Несколько сотен подписей харагунцы отправили в обращениях к президенту Владимиру Путину и премьер-министру Михаилу Мишустину. Расстраиваются, что на их беду, о которой они бьют в набат вот уже несколько месяцев, депутаты совета Хилокского района никак не реагируют.

«У нас работают почти легенды

Александр Иванович – мастер на все руки. Впрочем, как и большинство работающих здесь.

У кого-то четверо детей, и остаться без работы здесь равносильно отказу не только от своего будущего, но и от их. Кто-то, отработав по 30 с лишним лет в этих стенах и вытащив с того света не одну сотню жизней, вдруг столкнулся с тем, что медицина должна быть не человечной, а окупаемой и желательно – прибыльной.

Здесь, в районе, далеко от краевого центра, коммерция ещё не заползла в отношения врачей, медсестёр и пациентов. Вот-вот это, кажется, случится.

— Их нельзя закрывать, что вы! – машет руками пациентка в коридоре. – Только благодаря тому, что тут работают круглосуточно, я инфаркт перенесла и на ноги встала.

Медики слушают и молчат.

В день нашего приезда в нескольких палатах стационара выздоравливали те, у кого тест уже показал отрицательный результат на коронавирус. Ещё несколько человек, в том числе и из других населённых пунктов, лежали здесь в обсерваторе, дожидаясь результатов тестирования.

Минздрав края настаивает, что жителей, приписанных к больнице, мало для того, чтобы сохранять здесь стационар. Но в Харагуне много железнодорожников, «приписанных» к железнодорожной больнице в Хилке, первую помощь которым, и не только им, окажут именно здесь. Что самое ценное – вовремя.

И жители сёл рядом с Харагуном, и харагунцы ещё до сокращения медработников хотят честной встречи с министром здравоохранения края Анной Шангиной и губернатором Александром Осиповым. Они настроены сделать всё, чтобы сохранить стационар. Чем будет это всё – сейчас зависит только от главы региона и минздрава.

Юлия Скорнякова, «Чита.ру». Фото автора.

16:05, 10.12.2020 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Покойся с миром, Харагун... Как убивают медицину в одном забайкальском селе

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100