Пять мусорных проблем Сахалина

Мусорный конфликт в Сахалинской области разразился под конец 2020 года. Молнией стало выступление директора компании «ЭкоСити» (мусорный перевозчик) Игоря Логвинова на инвестиционном совете при губернаторе Валерии Лимаренко.

Фото пресс-службы мэрии Южно-СахалинскаФото пресс-службы мэрии Южно-Сахалинска

Он рассказал о проблемах в сфере: кассовом разрыве, судах и долгах регоператора, который загоняет коммерсанта на грань банкротства. Всё это привело к служебной проверке главы регоператора Максима Федотова — её итоги пока не озвучены.

Корреспондент ИА Sakh.com встретился с обеими сторонами конфликта, чтобы глубже понять проблему мусорной сферы. В декабре (ещё до инвестиционного совета) автор поговорил с несколькими перевозчиками. В этот же день автор предложил провести беседу с Максимом Федотовым, но она состоялась только 25 января — сначала из АО «Управление по обращению с отходами» пришел письменный ответ, а потом удалось лично пообщаться с главой регоператора.

Проблема №1. Высокие затраты

По информации ИА Sakh.com, у регионального оператора высокие операционные расходы. В месяц заработная плата только Максима Федотова составляет полмиллиона рублей, а его предшественник на этой должности зарабатывал всего 150 тысяч в месяц. Кроме того, высокие траты и остальной фонд зарплат, при этом заработок у регоператора низкий и он весь в долгах.

Однако, как подчеркнул Максим Федотов, львиную долю расходов регоператора (75%) составляют платежи перевозчикам, при этом доля заработной платы составляет около 5%. Благодаря откровенному завышению объемов (так считает регоператор,  — прим. ред.) в отчетных документах только «ЭкоСити» получил чистую прибыль по результатам 2019 года в размере 140 миллионов рублей, это выше в 140 раз, чем годом ранее. Дополнительно «Управление по обращению с отходами» ответило автору, что "необходимая информация о деятельности нашей компании размещена в открытом доступе в соответствии с требованием законодательства". Корреспондент ИА Sakh.com посмотрел информацию, которая находится в открытом доступе (для АО это финансовые отчеты за год), и той же заработной платы директора там не было. Виной тому российское законодательство.

Несмотря на то, что 100% акций предприятия принадлежит государству и оно получает деньги из бюджета, оно не является государственной организацией и не обязано, например, открывать доходы своих сотрудников на всеобщее обозрение. 2019 год региональный оператор завершил с убытками в размере 104 миллиона рублей (2020 год пока не подсчитан, но предприятие ожидает, что убытков станет меньше), и причинами называются «непомерные аппетиты транспортных компаний, выполняющих перевозку в Южно-Сахалинске».

Проблема №2. Долги и кассовый разрыв

Перевозчики сталкиваются с неудобной системой оплаты услуг, которая возникает при работе с региональным оператором. Например, за работу в ноябре деньги в лучшем случае поступают на счета компаний в январе. Максим Федотов объяснил, почему так происходит.

 Максим Федотов

Максим Федотов

— То, что было выполнено в ноябре, на начало января являлось текущей задолженностью. Однако убытки прошлых лет и кредит, взятый для расчётов с подрядчиками за услуги, оказанные в 2019 году, усложняют финансовое положение регионального оператора,  — рассказывает Максим Федотов и приводит пример с тем, как осуществляется оплата. — За ноябрь документы приносят 5 декабря, до 20 декабря мы их проверяем. Объем документации большой очень — только от "ЭкоСити" по одному лоту приносят несколько коробок. Там указано, например, что 1 ноября такая-то машина с таким-то водителем посетила такой-то адрес и нам необходимо проверить всю эту информацию, сверить с системой ГЛОНАСС. Если возникают вопросы, то мы просим разъяснить их. Акт рождается в конце месяца, и у нас ещё есть время на оплату.

Если с системой оплаты ситуация неприятная (порой из-за этого нечем даже заправлять мусоровозы, покупать новые запчасти на них), но понятная, то вот с долгами и кассовым разрывом все сложнее. На середину декабря одному только «ЭкоСити» совсем не платили за октябрь, сентябрь и половину июня — это десятки миллионов рублей. Потом эта информация прозвучала на рабочей группе при Антоне Зайцеве и на инвестиционном совете, что привело к резкой оплате по счетам. Все долги перед перевозчиками были закрыты — это подтверждают обе стороны конфликтной ситуации.

— Никаких претензий со стороны перевозчиков у нас не было, и вот информация, которая прозвучала на инвестсовете, была для меня, мягко говоря, неожиданной. Более того, устно предупреждали, что в эти два месяца у нас будут сложности, но к концу года мы закроем все долги. При том что весь год у нас все было замечательно, но был провал небольшой в конце октября — в ноябре. На сегодняшний день все, что мы обещали на инвестсовете, мы выполнили. Даже больше,  — завершил тему Максим Федотов.

Проблема №3. Мало мусора и претензии к тарифу

Глобальная проблема, в которой мнения перевозчиков и регоператора разошлись, касалась тарифа на вывоз мусора. Здесь есть длинная предыстория — раньше предприниматели получали деньги за кубы (сколько установлено контейнеров — за столько они и получали, и неважно, сколько там было мусора), а в 2020 году их перевели на тонны, и мусоровозы стали взвешивать на свалке. В этот момент доходы предприятий резко упали, и им стало сложнее существовать.

 Игорь Логвинов

Игорь Логвинов

— Нам тарифа не хватает возить этот мусор, но расходы мы несем, будто зарабатываем эти 1,5 миллиарда по трем лотам. Все считали люди в кабинете. Они не проехали и не посмотрели, сколько мусора, а просто перевели коэффициентом кубы в тонны. У нас тоннаж значительно меньше, чем прописано в договоре. Плотность мусора в договоре должна быть меньше, а тариф выше: не 3600 рублей за тонну, а 4600 рублей, как я и изначально предлагал. Я показывал наши расчеты Сидоренко (зампреду,  — прим. ред.). Но мы уже согласились, решили работать в ноль в надежде, что кто-то одумается,  — высказал свою точку зрения Игорь Логвинов.

— На мой взгляд, перевозчиков заставил обратиться на инвестсовет не кассовый разрыв, а успешный опыт 2019 года. В 2019 году южно-сахалинские перевозчики отработали очень хорошо для себя. Получили очень большой доход, очень большую прибыль и хотели бы в 2020 году продолжать точно так же работать. Их можно понять, они коммерсанты, это их основная цель. Но регоператор не может платить за перевозку воздуха,  — отвечает Максим Федотов.

Позицию противоположной стороны по тарифу глава общества отвергает — он был посчитан правильно, разыгран через 44-ФЗ, где жалоб на него не было. Кроме того, у регионального оператора нет достоверной информации, как составлялись тарифы до 2019 года. Поэтому при создании лотов организация обращалась за коммерческими предложениями к организациям, и тот же "ЭкоСити" предложил услуги по цене 3600 рублей за тонну. Игорь Логвинов утверждает, что такой тариф был целесообразен при другой плотности мусора — сейчас она меньше и тариф должен быть выше.

— Я не знаю, почему они сейчас задают этот вопрос. Могу предположить, что если в начале 2020 года «ЭкоСити» выставлял счета по 30 миллионов в месяц, то сейчас у него на весах набегает 18-20 миллионов. Мы лоты определяли, исходя из их данных, которые они якобы перевозили,  — отметил Максим Федотов.

В 2021 году оплата для жителей и юридических лиц тоже будет начисляться за тонны, а не за кубические метры, но на перевозчиках это никак не скажется.

Проблема №4. Шаромыжники

Региональный оператор заявляет, что большинство юридических лиц сейчас охвачены им и они заключили контракты на вывоз мусора. Растут и сборы по платежкам (и с населения, и с юрлиц) — в 2019 году показатель равнялся 79%, а сейчас вырос до 96%. Островитяне стали более ответственными. При этом, по словам директора «ЭкоСити» Игоря Логвинова, остались в городе ещё «серые мусоровозы», которые под видом картона вывозят твердые бытовые отходы и забирают объемы у официальных перевозчиков.

— У нас средний тариф был по рынку 350 рублей. Минимальный — 200 рублей, максимальный — 500 с копейками. А сейчас у нас единый тариф для всех 760 рублей за куб составляет. Поэтому образователи отходов пытаются уклоняться и не показывают объем мусора. Есть шаромыжники на рынке, которые ходят на всякие инвестсоветы и под видом картона вывозят ТБО за меньший тариф. Я этого не делаю, потому что меня сразу за хвост поймают и будут трясти перед всеми. И я просто не успеваю калымить — у меня объема столько, что его я беру руки в ноги и бегом все это делаю. Зарабатывать можно легально. Вот те выпадающие доходы, которые не получает региональный оператор. По городу много таких нелегальных мусоровозов передвигается: у них нет системы ГЛОНАСС, они не в системе регоператора,  — говорит о проблеме глава «ЭкоСити».

Максим Федотова сообщает, что действительно были случаи, когда перевозчики заключали договоры с юридическими лицами в районе своей работы и напрямую от них получали деньги. Их выявили и такую проблему решили. По вторсырью тоже были претензии.

— Есть перевозчики, которые занимаются вторсырьем. Например, в магазине много картона. Картон нельзя выбрасывать на свалку. Правительство РФ считает, что картон — это ценное сырье. Определить, что это ТКО или картон, который надо отправить на переработку, должен сам собственник. Перевозчик, занимающийся сбором вторсырья, ездит по всему городу и везет его себе на базу. Мы это дело проверяли, были всякие факты, но это дело мы держим на контроле,  — сообщил руководитель управления.

Относительно в целом переработки мусора на Сахалине — главная задача регоператора на 2021 год — это запустить Известковый. Что касается раздельного сбора отходов, пока пилотный проект в Дальнем показывает, что предприниматели работают себе в убыток. Стоимость одного рейса мусоровоза в неделю больше, чем прибыль после отправки сырья на переработку. В данный момент готовится план по внедрению раздельного накопления отходов. Им занимается министерство ЖКХ.

Проблема №5. Штрафы и суды

Ещё один спорный момент — это штрафные санкции, которые региональный оператор применяет к перевозчикам. Здесь стороны не могут сойтись в понятиях, что приводит к судебным разбирательствам: одни считают, что за невывезенный 120-литровый контейнер одни должны заплатить 100 рублей, а вторые считают, что штраф должен быть 2,5 миллиона рублей. Здесь работают разные статьи: регоператор указывает, что перевозчик не оказывает услугу или оказывает её некачественно, а вторая сторона уповает на то, что это несвоевременное оказание услуги.

— Специалисты обратили внимание, что после того, как мы перешли на тонну, им перестало быть интересно ездить по точкам, где мало отходов, где контейнеры не заполняются. Появились нарушения графика. К определенному бункеру машина не приезжает, хотя должна быть там каждый день. Мы выписываем штраф. Получаем ответ от перевозчика, что их мастер определил, что там не собираются отходы. А в прошлом году такая необходимость была, потому что забирали воздух. Собирали три раза в неделю, а выставляли за семь,  — объясняет штрафные санкции регоператор. — За 2020 год было выявлено 63 случая, когда перевозчик без уважительных причин не вывез своевременно контейнерную площадку.

Перевозчики не согласны с такой позицией — им важен каждый килограмм мусора, поэтому они приезжают ко всем контейнерам. Правильность выписанных штрафов сейчас решается в суде, и то же самое касается крупногабаритного мусора. Здесь история идет с начала 2019 года и до мая 2020 года, когда состоялся переход на новую тоннажную систему.

— Изначально перед 2019 годом Сидоренко собрал перевозчиков и сказал: «Не подведите, новая реформа, вывозите все. Мы понимаем, что не заключили договоры с 50% образователей отходов. Мы к ним придем, заключим договор, но наша задача — вывезти все, чтобы не было свалок». Мы должны были работать только с теми, кого он нам дал в маршрутном графике. А там даже 1/3 не было города. Мы, понимая, что город убирать нужно, подошли дружественно к этому вопросу. Вывезли все. И самое главное, что над нами должен был быть ежедневный контроль. Счета большие вышли, но это фактически вывезенный мусор. Крупногабаритный мусор ведь это не только диваны. Но и весь мусор, который не помещается в контейнеры. Я вывожу все, но считаем, как крупногабаритный — такая была договоренность,  — отмечает Игорь Логвинов.

До августа 2019 года есть подписанные акты с высоким процентом крупногабаритного мусора (КГМ) — их оспорить управление вряд ли сможет. После августа регоператор не подписывал акты, потому что уверен, что столько отходов просто не было. Акционерное общество готово заплатить только по такой схеме, что крупногабаритными отходами считаются 5% от всех вывезенных ТКО, а не 15-25-33%, как показывает перевозчик.

— Когда перешли на тонны, у нас разногласий нет. С июня нет неподписанных актов,  — резюмировал Максим Федотов.

В данный момент в судах «ЭкоСити» пытается взыскать с регоператора 85 миллионов рублей (он сам подал встречные иски), а МУП «ЖЭУ-10» (представляет мэрию Южно-Сахалинска) — 11,2 миллиона рублей за пользование свалкой. Кроме того, ООО "Чистый город" пытается взыскать десятки миллионов рублей с управления, и по некоторым искам он уже даже добился победы. Все это может помешать планам регионального оператора стать безубыточным уже в 2021 году.

11:05, 01.02.2021 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Пять мусорных проблем Сахалина

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2019 г. Редакция: mail@vestiregion.ru.
При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Размещение рекламы на сайте.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100