Что думают предприниматели о третьем локдауне в Бурятии и сможет ли пережить его малый бизнес?

С 27 июня в Бурятии объявили так называемый «режим нерабочих дней», который продлится по 11 июля включительно. Это третий за полтора года локдаун.Что думают предприниматели о третьем локдауне в Бурятии и сможет ли пережить его малый бизнес?Фото: Евгений Коноплёв

 Если в 2020-м ограничения не сказались на предприятиях республики, которых стало больше на 6,3 % (14,3 тысячи. – Прим. авт.), то сейчас всероссийская тенденция закрытия компаний может коснуться и нас. А это уже существенно повлияет на экономику региона. 

О том, как самоизоляция скажется на финансовой сфере Бурятии, что будет при ухудшении эпидситуации и как предприниматели переживают пандемию, — в материале «Информ Полиса».

Что думают предприниматели о третьем локдауне в Бурятии и сможет ли пережить его малый бизнес?Чего ждать от третьего локдауна, мы узнали у Виктора Беломестнова, д.э.н., профессора, завкафедры экономики, организации и управления производством ВСГУТУ.

— Можно прогнозировать уменьшение плановых показателей роста валового регионального продукта, так как локдаун в первую очередь затрагивает торговлю, а также сферу услуг и общепит, вносящих достаточно большой вклад в экономику. Локдаун также приведет к снижению заработной платы работников данных отраслей, что скажется и на семейных доходах, — говорит профессор.

По словам Виктора Беломестнова, потери от ограничений в первую очередь коснутся тех предприятий, которые прекратили работу, но косвенно он заденет и другие взаимосвязанные отрасли.

— К четвертой возможной волне пандемии и локдауну нужно готовиться и разрабатывать мероприятия по сохранению экономики, обеспечению определенного уровня ее безопасности. И нужно понимать, что времени не так много. В любом случае даже при благоприятном исходе борьбы с этой пандемией в ближайшее время экономика должна иметь запас прочности, — резюмирует эксперт.

Переформатирование рынка

Что думают предприниматели о третьем локдауне в Бурятии и сможет ли пережить его малый бизнес?Александр Доржиев, независимый финансовый консультант, полагает, что из-за двухнедельного локдауна серьезно вряд ли что-то изменится. К тому же экономика и бизнес адаптируются к периодическим ограничениям.

— Естественно, локдаун ухудшает экономическое положение, но это осознанная жертва. Например, даже 3 — 4 дня простоя в году — это минус 1% к экономическим показателям, а тут 14 дней. Статистически всегда будет процент тех, для кого это будет неожиданностью, но основная масса, думаю, все предусмотрела, — говорит он.

По словам Доржиева, существуют предприятия, такие как продовольственные магазины, которые увеличили доход во время пандемии из-за переформатирования рынка.

— Перераспределяются денежные потоки от закрытых отраслей к открытым предприятиям. Есть среди закрытых отраслей предприятия, которые проиграли в конкурентной борьбе и доля которых перешла к более сильным игрокам,   — объясняет экономист. — Господдержка частных и государственных работодателей — это то, что нужно делать, потому что, по сути, все бизнесы являются кормильцами бюджета. Они платят налоги и обеспечивают занятость.

Александр Доржиев добавляет, что новые штаммы коронавируса могут существенно изменить эпидемиологическую, а затем экономическую ситуацию в республике.

Работают формально

Весной прошлого года, во время первого локдауна, в Бурятии более 21 тысячи предпринимателей не попали в список тех, кому положены субсидии. Из-за невозможности воспользоваться мерами поддержки многие из них остались наедине со своими проблемами и долгами.

Что думают предприниматели о третьем локдауне в Бурятии и сможет ли пережить его малый бизнес?68-летняя Александра Бухальцева 19 лет торгует выпечкой, кондитерскими изделиями и другими продуктами питания в небольшом киоске на юрфаке БГУ. Для студентов и коллектива она стала родной, здесь ее ласково зовут «тётя Саша».

— По ОКВЭД (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности. — Прим. авт.) у меня продовольственный магазин, а в реальности мое торговое место в 9 квадратных метров в прошлом году закрылось вместе с университетом на период изоляции. Господдержку мне не дали из-за этого, — говорит Александра Бухальцева. — Не было возможности работать, заходить в магазин. Я благодарна БГУ за то, что не брали с меня оплату аренды. Но у меня были задолженности по фактурам, обязательствам перед торговыми представителями. Я не знала, как быть, но Валерия и Борис Бальжиевы, декан факультета Эльвира Раднаева бросили клич и студенты собрали деньги, на которые я закрыла пять фактур. Это большая помощь, спасибо им всем.

Предпринимательница хотела поменять ОКВЭД, но в налоговой ей сказали, что это бесполезно, так как правительство ориентируется по ОКВЭД на 1 марта 2020 года. Александра Бухальцева считает, что для таких предпринимателей, как она, должны сделать исключение и также оказать господдержку.

— После объявления о том, что налоги снижаются из-за пандемии, мы с бухгалтером оплачивали заниженный налог. Сейчас образовалась задолженность 9 тысяч рублей. У меня заблокировали карточки, откуда все снимают. Это называется — я поверила государству, — сетует Александра Бухальцева. — У меня пенсия 11 992 рубля, а налог — 10 тысяч рублей. Я временно приостановила действие своего ИП, иначе мне бы потом не на что было жить. БГУ закрыт, опять идет просрочка товара. Я в очень тяжелой ситуации. Вскоре будет решен вопрос по арендному месту. Написала заявление в прокуратуру, чтобы как-то проработать мою ситуацию в виде исключения.

По словам пенсионерки, она возобновит ИП, когда локдаун закончится и начнется учеба в университете.

Что думают предприниматели о третьем локдауне в Бурятии и сможет ли пережить его малый бизнес?Артём Бакулин, владелец бара разливного пива, также не может претендовать на господдержку. По документам основной вид деятельности его предприятия — розничная продажа пищевых продуктов (47.11), но по данному ОКВЭД он не работает. В налоговом учете он стоит по ОКВЭД 56.30 — подача напитков.

— С прошлого года ОКВЭД я не поменял. Не вижу смысла в той поддержке, которую предлагают предпринимателям, чьи виды деятельности попадают под локдаун. Это смешные суммы, — отмечает предприниматель. — С весеннего локдауна я не могу восстановиться, думаю, как и многие. Долги по аренде, по старому кредиту и новому, который я взял, чтобы покрыть аренду за два-три месяца. Тогда я подавал заявку на получение поддержки, но мне отказали. Пришлось одного сотрудника убрать.

По словам Артёма, ситуация у него сложная. На время локдауна ему одобрили работу на вынос, но продажи сильно упали.

— Продажи очень сильно упали, потому что у меня покупали в основном те, кто там сидел. С собой редко брали. Поскорее бы эти две недели закончились и чтобы дольше это не продлилось. Если будет четвертый локдаун, работать будем, но, видимо, опять придется в долги лезть, — добавляет Артём Бакулин.

«Мы согласны дома посидеть»

Предприниматель Татьяна Комарова, как и многие другие, в ноябре 2020 года вышла на улицы города из-за того, что им тогда запретили работать две недели. При этом федеральные сети не закрывались.

— В то время мы не получили ни копейки помощи, ушли в убыток, и никого это не волнует. Но было легче, потому что совпало так, что кредитов у нас не было в этот промежуток, обувь зимнюю покупали, и она дороже. Единственный эффект от наших выступлений в том, что продумали договоренности с федеральными сетями и их тоже закрыли, — вспоминает она. — Сейчас сложнее. На выручку, которая была за последние три дня, мы оплатили аренды, охрану, отпускные. Все торговые места у нас закрыты, заказов нет на доставку, так как люди сложнее летом обувь покупают. Разные проблемы: обязательства по аренде, подходят даты платежей по кредитам, нужно дать зарплату сотрудникам за полмесяца, выкупать заказанный зимой товар. А мы сидим без денег, трое несовершеннолетних детей на иждивении.

Татьяна признается, что вынуждена будет занимать деньги на зарплату сотрудникам, иначе они уволятся. В ее коллективе 21 человек, все официально трудоустроены.

— Если уволятся даже двое, то это уже будет большой урон. У нас и так кадровый голод, о чем могут сказать и другие предприниматели, — говорит наша собеседница. — В банке мне сказали, что у них нет программы отсрочки, так как локдаун объявлен только в Бурятии. А если мы не платим по кредитам, то попадаем в черный список. Мы согласны дома посидеть, но наши работники такие же обычные граждане, у них нет других доходов, кроме как этой работы. Госслужащим зарплату оплачивают в локдаун, а мы должны сами где-то эти деньги взять. Но, к сожалению, продажи — это наш единственный доход. Налоги никто не отменял, хотя мы не работали весной и осенью. Никаких скидок, ничего. Если объявят четвертый локдаун, то будем ждать открытия. Вряд ли уже кто-то пойдет бастовать.

Автор — Номина Соктуева

13:04, 04.07.2021 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Что думают предприниматели о третьем локдауне в Бурятии и сможет ли пережить его малый бизнес?

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2021 г. Редакция: v.f.goncharov@gmail.com.
Редактор: Гончаров Вячеслав Фёдорович. Тел: +7(924)331-05-58. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100