Сто лет горбуши не видать: что будет с красной рыбой в Амуре

В последние «неурожайные» годы только и разговоров: кто почем купил; где, кто, как ловил; почему рыбы стало так мало и она такая дорогая. DVHAB.ru, разобравшись, что происходило с амурской кетой и горбушей на протяжении последних 100 лет, предполагает, что скоро панических разговоров станет еще больше.

Сто лет горбуши не видать: что будет с красной рыбой в Амуре

Народу доверять нельзя

Одним из первых сводку о состоянии рыболовства на Амуре составил в конце XIX века агроном при Приамурском генерал-губернаторе Николай Крюков. Он подробно описал лов осенней кеты от устья Амура практически до Забайкалья и уже тогда отметил: люди жалуются на истощение запасов самой доступной и дешевой еды, надо наводить порядок.

— В регистрировании рыболовства теперь настоятельная нужда, так как с разных концов Амурского края уже несутся жалобы на исчезновение и уменьшение рыбы вследствие полной безалаберности и неустройства промыслов. История России и других государств показывает, как можно истребить природные богатства. Нельзя оставлять рыбные промыслы, как народное достояние, на произвол самого народа. Напротив, надо позаботиться о потомках этого народа, чтобы не питались они одними воспоминаниями о рыбе, — указывал Николай Крюков.

Все это, конечно, удивительно теперь читать, поскольку в те времена в Амуре рыбы было невероятное количество, и вся она использовалась очень немногочисленным местным населением. Ее лов был кустарным, сбыт в центральную часть России отсутствовал за неимением железных дорог. Японцы еще не доели свою и на наши запасы не покушались, а китайский берег, в основном, представлял из себя безлюдную пустошь (приграничные районы провинции Хэйлунцзян, кстати, в китайском народе вплоть до 1960-х годов так и называлась — Великая Северная пустошь).

Стоила тогда свежая кета в путину в прибрежных населенных пунктах от 2 до 6 рублей за сотню (средние зарплаты простонародья составляли порядка 10-20 рублей в месяц). Кстати, горбуша в исследовании Крюкова упоминается только мельком, как «рыба, похожая на кету». Ценной породой ее не считали, ели только в случае крайней нужды, в основном скармливали собакам или пускали на удобрение.

— Горбуша режется на две половины вдоль брюшка, а затем вывешивается для просушки на жерди в корм собакам. Также кладут ее впрок в ямы, тоже для собак, — сообщал Крюков.

Сто лет горбуши не видать: что будет с красной рыбой в Амуре
Вылов рыбы в бассейне Амура в 1891 году. Опубликовано Николаем Крюковым в 1894-м.

Отобрали у собак

Регулирование промысла и учет вылова на Амуре начались вскоре после доклада Крюкова, в 1898 году, причем специальное управление рыбными ресурсами отсутствовало, сдачей в аренду участков занимались лесничества, нормативные акты издавали в управлении госимущества. В 1897 году впервые получили участки для установки ставных неводов в Амуре японцы. Однако для российской казны это оказалось невыгодно, и первый заведующий рыбными промыслами Владимир Бражников настоял на запрете для иностранцев лова в Амуре.

С 1899 до 1907 год японцам в низовьях реки можно было только закупать рыбу у русских промышленников и обрабатывать ее потом в трюмах своих судов. После поражения в русско-японской войне пришлось их снова пустить на берег.

После постройки железных дорог рыбу стали во все больших количествах поставлять в центр России и на экспорт. На Нижний Амур пришел большой капитал, уловы все время росли. Цены тоже — за двадцать лет почти в два раза.

Рыбной столицей Дальнего Востока тогда был Николаевск-на-Амуре — на него приходилось 45% общего вылова лососей.

К началу Первой мировой войны русские рыбопромышленники стали понимать — что-то идет не так. Все чаще возникали вопросы — долго ли еще можно наращивать уловы и когда начнется падение. Тем более, уже хорошо были известны истории неожиданного исчезновения рыбы в Каспийском и Азовском морях, в озере Байкал, что приводило к большим убыткам и даже банкротствам крупных фирм.

Стало заметно, что в Амур по нечетным годам теперь приходит заметно меньше горбуши, чем раньше. Это не сильно встревожило рыбопромышленников, хотя они не сомневались, что кем-то (вероятнее всего — японцами) стада выловлены под ноль.

Но, начиная с 1910 года, когда был достигнут рекорд в 97 тысяч тонн добытой красной рыбы, начали неумолимо падать и уловы кеты, особенно летней.

Сто лет горбуши не видать: что будет с красной рыбой в Амуре
Рыбной столицей Дальнего Востока тогда был Николаевск-на-Амуре.

В том, что это следствие катастрофического перелова, не сомневались ни власти, ни промышленники, ни ученые. Но ловить, конечно, никто не перестал. Тем более, что в 1914 году началась война и рыба потребовалась для армии. Например, для нужд военного ведомства в 1916 году была выкуплена значительная часть улова кеты, что спровоцировало в народе всеобщее недовольство и принудило его впервые отобрать у собак горбушу.

В итоге в период 1907–1918 годов количество рыболовных участков в низовьях Амура увеличилось в 2 раза, а уловы летней кеты уменьшились в 10. Было понятно, что при сохранении положения такая же судьба ожидает в ближайшее время и осеннюю путину.

Тотальный запрет

Затем начались революции, анархия, Гражданская война. Когда «дым рассеялся», выяснилось, что рыбная столица Николаевск и все главные промыслы в буквальном смысле слова сожжены дотла, а уловы в путину 1921 года составляют всего 10% от рекордного 1910-го.

Можно по-разному относиться к советской власти, но одно из первых решений только что созданного Дальревкома очень понравилось бы нынешним экологам.

В 1923 году для восстановления запасов лососей ввели бессрочный тотальный запрет на лов в притоках Амура — Анюе, Амгуни, Горине и ряде других рек. Повсеместно запретили вылов горбуши по нечетным годам в течение 8 лет — «кроме продовольственной потребности туземного населения».

После 1925 года был запрещен лов осенней кеты частными капиталистическими промыслами (в целом частный бизнес в СССР до 1929 года вполне спокойно работал). Кроме того в устье Амура частично запретили заездки и уменьшили количество рыболовных участков.

Конечно, население массово игнорировало запреты, но промышленники были вынуждены их соблюдать — времена были суровые, нарушитель мог очень плохо кончить.

Впервые была организована охрана нерестилищ по главнейшим притокам Амура и предприняты попытки наладить воспроизводство молодняка.

Правда, поскольку в моде тогда были революционные идеи, делалось это довольно странно. Так, всерьез рассматривался «внезаводской» метод искусственного воспроизводства лососей. Суть его состояла в том, что надо искусственно оплодотворять и закладывать икру прямо в грунт нерестилищ, чтобы избежать строительства дорогостоящих рыбоводных заводов. Однако, дальше опытных работ дело не пошло, поскольку выяснилось, что это нереально как с точки зрения объема земляных работ, так и финансов. А еще пробовали вселить в Амур нерку. Но она не прижилась.

Сто лет горбуши не видать: что будет с красной рыбой в Амуре
Нерка в Амуре не прижилась.

Две руки власти

Дальше до самых 1990-х годов в условиях плановой экономики дела с красной рыбой на Амуре шли ни шатко ни валко, с тенденцией к снижению. Власть одной «рукой» требовала ловить как можно больше, другой — изредка давала по голове любителям перегибов и периодически прислушивалась к науке. Известно, например, что однажды дирекция Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра во Владивостоке решила ликвидировать хабаровский филиал, который занимался изучением популяции амурских лососей под предлогом, что «Амур — не Тихий океан». По легенде, спас рыбную науку здесь тогдашний «хозяин» Хабаровского края, первый секретарь крайком КПСС Алексей Черный.

— А если мне потребуется срочная консультация по рыбохозяйственным вопросам, сможете прибыть через час с докладом? — спросил он приморское руководство ТИНРО.

В итоге, хабаровский филиал оставили в покое.

С начала 1990-х годов в условиях всеобщего развала и расцвета браконьерства наметилась новая тенденция на быстрый спад численности красной рыбы в Амуре. Дошло до того, что в начале 2000-х одни предлагали внести кету и горбушу в Красную книгу, другие — просто запретить вылов.

Однако у науки были доводы, что колебание популяции лососей в Амуре вызвано не только объемами вылова, но и природной цикличностью, а стало быть запреты пока преждевременны. Вскоре эти доводы нашли подтверждение.

Уловы начали расти с 2006 года, в 2012-м в Амур повалило невиданное десятилетиями количество красной рыбы, а в 2014-м был поставлен рекорд за всю новейшую историю, начиная с царских времен — почти 50 тысяч тонн вылова.

Сто лет горбуши не видать: что будет с красной рыбой в Амуре
Всем было понятно, что эта благодать не надолго, она как пришла, так и уйдет.

Бизнесмены в массовом порядке начали строить перерабатывающие заводы, выбивать квоты и закупать новейшее оборудование, власти бросились обещать населению доступную рыбу. Хотя всем было понятно, что эта благодать не надолго: она как пришла, так и уйдет.

— В 2017 году запасы амурских лососей стали естественным образом снижаться. Этот природный процесс был усугублен чрезмерным прессом промысла и браконьерским выловом. В итоге уже в 2017 и 2018 годах отмечен ряд негативных тенденций в состоянии кеты и горбуши. Это проявилось в снижении уловов, кроме того, резко снизилось число рыб-производителей, учитываемых на нерестилищах, — отмечается в докладе Хабаровского филиала ВНИРО (экс-ТИНРО, тот самый, который спас Черный).

В целом, по данным науки, 2021 год на Амуре будет очень «низкоурожайным». По осенней кете прогнозируются самые плохие показатели за 12 лет.

Интересно при этом посмотреть на графики уловов в Амуре более чем за 100 лет.

Сто лет горбуши не видать: что будет с красной рыбой в Амуре
Динамика вылова кеты и горбуши в Амуре по данным Хабаровского филиала ВНИРО. 

Максимумы добычи горбуши четных поколений были отмечены в 1926 году (16,1 тысяча тонн) и в 2016-м (23,1 тысяча тонн). То есть, цикл естественного упадка и восстановления длился 90 лет, причем с большим 50-летним минимумом.

Пики добычи осенней кеты приходились на 1907–1910 года (50,3 тысяч тонн) и на 2010-е (порядка 30 тысяч тонн). Длительность цикла — около 100 лет с 40-летним минимумом. График летней кеты примерно такой же по динамике.

Получается, все виды красной рыбы в Амуре были многочисленны в начале 20 века, затем их запасы резко уменьшались и по полвека находились на низком уровне, но резко восстановились в начале 21 века.

Логично предположить, что после всплеска 2012—2016 годов мы находимся в самом начале новой многолетней рыбной депрессии. В общем, рыбы нет, но вы держитесь здесь.

Напомним, летняя путина на Амуре была полностью под запретом. Осенняя начнется во второй половине августа. В этот раз рыбакам внезапно разрешили использование плавных сетей, которые еще в прошлом году запрещали. Возможно, это сделано в связи с сентябрьскими выборами, поскольку поставлена задача показать, что «рыба в Амуре есть» и не допустить недовольства граждан. Есть опасение, что при таком подходе в главной дальневосточной реке полностью добьют осеннюю кету ради политических целей, но это мало кого волнует.

Иван Васильев, новости Хабаровска на DVHAB.ru

Сто лет горбуши не видать: что будет с красной рыбой в Амуре
Горбуша режется на две половины вдоль брюшка, а затем вывешивается для просушки на жерди в корм собакам

P.S. Для сведения читателей: вчера в рыбной столице ДФО Владивостоке один килограмм непотрошенной горбуши продавали на рынке Третьей рабочей, где  ранее располагалось трамвайное кольцо, за 450 рублей.

10:03, 19.07.2021 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Сто лет горбуши не видать: что будет с красной рыбой в Амуре

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2021 г. Редакция: v.f.goncharov@gmail.com.
Редактор: Гончаров Вячеслав Фёдорович. Тел: +7(924)331-05-58. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100