Об идее уничтожения государства, общине и коммунизме

Самодержавие не смогло справиться с вызовом нового времени. Большевики собрали обломки рухнувшей империи в иное государственное образование.Об идее уничтожения государства, общине и коммунизме 

Они не разрушали, как Столыпин, крестьянскую общину, а избавили её от архаики, поставили её на современную промышленную основу, подняли её до масштаба всей страны, сделав всех граждан единым собственником промышленных и сельскохозяйственных средств производства.

То, что на протяжении многих веков сохранялось в русской культуре общинных отношений, было поднято на уровень государственной социальной политики.

В связи с тем, что производственные отношения крупного промышленного производства формируются не в мелких масштабах родовой или соседской земледельческой общины с шаговой доступностью соседей, то и государственный механизм выстраивается не над мелкой сельскохозяйственной общиной, как это было в России до свержения самодержавия, а внутри громадной промышленной производственной общины, как должно быть в коммунистическом государстве. Община и государство не противостоят друг другу, а сливаются в единое целое.

К. Маркс, рассуждая о государстве в философской работе «Критика Гегелевской философии права», разделил понятие «государство» на «мнимое государство» и «истинное государство». Исходя из марксизма — если народ осуществляет свою власть непосредственно через самоуправление, то такое государство является истинным государством, так как управляется каждым гражданином страны, участвующим в выработке совместного решения, управляется напрямую, самостоятельно, без посредников.

Если же в государстве воля народа не выражается напрямую через соответствующие процедуры выработки решений совместно, а вместо этого лишь декларируется всенародная поддержка решений, принимаемых узкой группой лиц (например, депутатами Государственной Думы РФ), принимаемых, якобы, от имени всего народа и в интересах всего народа, то это всего лишь имитация власти народа. Это — мнимая власть народа страны.

На самом деле, это воля группировки, узурпировавшей власть народа России. Ведь источником власти является не весь народ, а власть принадлежит некой группировке, получившей её в результате политической борьбы. И использует она её, как правило, прежде всего, в своих собственных групповых интересах.

Властвующая группировка с помощью силовых и прочих государственных структур навязывает народу страны своё мнение, своё решение, свою волю. В классовом обществе мнимое государство выражает волю господствующего класса. И именно такое — мнимое государство — марксисты и призывают уничтожить.

Разъясняя это положение Ленин в книге «Государство и революция» приводит рассуждения Маркса об опыте Парижской коммуны: «... «Единство нации подлежало не уничтожению, а напротив, организации посредством коммунального устройства. Единство нации должно было стать действительностью посредством УНИЧТОЖЕНИЯ ТОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ, КОТОРАЯ выдавала себя за воплощение этого единства, но ХОТЕЛА БЫТЬ НЕЗАВИСИМОЙ ОТ НАЦИИ, НАД НЕЮ СТОЯЩЕЙ. На деле эта государственная власть была лишь паразитическим наростом на теле нации»... «Задача состояла в том, чтобы отсечь чисто угнетательские органы старой правительственной власти, ее же правомерные функции отнять у такой власти, которая претендует на то, чтобы стоять над обществом, и передать ответственным слугам общества».

Технологическое требование теснейшей взаимосвязи современных наукоёмких производств сплачивает все производства в один многоотраслевой концерн. Сегодня труд, по факту, обобществлён. Каждое промышленное изделие — это результат труда большого количества людей, которые спроектировали изделие, исходя из имеющихся научных знаний, придумали технологию его изготовления, добыли сырьё для его создания, доставили сырье к месту изготовления и потребления, изготовили и собрали в единое целое все необходимые детали, используя созданную для промышленного производства инфраструктуру и энергообеспечение.

То есть, труд, включая и овеществлённый в средствах производства, в знаниях и умениях работников и прочих необходимых компонентах, является общественным трудом, а не результатом деятельности каких-то одиночек. И только юридическое право частной собственности на средства производства позволяет небольшой группе людей, владеющих этим капиталом, присваивать результат общественного труда в частную собственность.

Только это позволяет отдельным людям распоряжаться присвоенными в капиталистическую собственность результатами коллективного труда. Только архаичные законы, не соответствующие объективной реальности, позволяют капиталистам эксплуатировать чужой труд и присваивать общественные богатства.

Так как труд коллективный и произведённый продукт появляется в результате рабочих усилий подавляющего большинства граждан страны, то и произведённое общим трудом должно распределяться между всеми в порядке, установленном общим решением. Из этой объективной реальности и исходит марксистская теория необходимости смены капитализма коммунизмом.

Откуда возник термин «коммунизм»? Это производное от слова коммуна. Это слово использовалось в названии «Парижская Коммуна», которое классики марксизма употребляли, как исторический пример революционного захвата и реализации власти пролетариатом. Во Франции и сегодня используется название «коммуна», которым, как и во время отмечаемых исторических событий, обозначаются административно-территориальные единицы нижнего уровня.

В ряде стран подобная общность именуется словом «община». Смысловое содержание используемых слов в обозначении общности людей по месту проживания, общности в границах которой граждане получают права избирателей органов местной власти.

В России у тех, кто развалил СССР, слова «советы» и «коммуна» вызывали пугающие ассоциации. Не понравилось им и русское слово «община». Ментально близким своим реформам посчитали слово «муниципалитет», «муниципальное образование».

Марксистская теория при использовании термина «коммуна» в расширительном значении «коммунизм», применяя его к определённому типу общественного устройства, не ограничивается только обозначением социальной общности по месту проживания. При использовании этого термина в марксизме показываются не принципы административного управления, не конфигурация демократических процедур самоуправления, а, прежде всего, способ воспроизводства материальной жизни людей на основе общности имущества.

То есть, слова «коммуна» и «община» и их производные в марксизме используются для обозначения коммунистического или, что одно и то же, общинного способа материального производства.

В политэкономии категория «способ производства» означает исторически конкретное диалектическое единство и взаимное влияние производительных сил и производственных (экономических) отношений. Каждый исторически конкретный способ производства имеет присущий ему тип реализации отношений собственности на средства и условия производства и обмена в процессе производства и распределения произведённых благ.

Какое из двух слов «община» или «коммуна» лучше использовать в названии социально-экономического образования при смене общественного устройства, об этом мы можем прочитать в рассуждениях классиков теории коммунизма – у Энгельса и Ленина.

Энгельс, критикуя проект Готской программы, писал Бебелю: «Следовало бы бросить всю эту болтовню о государстве, особенно после Коммуны [тут имеется ввиду Парижская Коммуна], которая не была уже государством в собственном смысле. Мы предложили бы поэтому поставить везде вместо слова государство слово “община”, прекрасное старое немецкое слово, соответствующее французскому слову “коммуна”».

Комментируя это высказывание, Ленин накануне взятия большевиками государственной власти в октябре 1917 г. в книге «Государство и революция» пишет: «При пересмотре программы нашей партии совет Энгельса и Маркса безусловно следует принять во внимание, чтобы быть ближе к истине, чтобы восстановить марксизм, очистив его от искажений, чтобы вернее направить борьбу рабочего класса за его освобождение. Среди большевиков, наверное, противников совета Энгельса и Маркса не найдётся. Трудность будет, пожалуй, только в термине. По-немецки есть два слова: “община”, из которых Энгельс выбрал такое, которое не означает отдельной общины, а совокупность их, систему общин. По-русски такого слова нет и, может быть, придётся выбрать французское слово “коммуна”, хотя это тоже имеет свои неудобства».

История распорядилась иначе, и новое социально-экономическое устройство с общественной собственностью на средства производства, образовавшееся на обломках российской империи, стало называться не Российским Общинным Союзом (РОС), а Союзом Советских Социалистических Республик (СССР), стало называться не общинным государством, а социалистическим государством. Хорошо это или плохо – спорный вопрос. Кто-то предлагает назвать новое общественное устройство снова СССР (СССР вариант №2). Но есть такое выражение: как корабль назовёшь – так он и поплывёт.

Сергей Киселёв, гор.Владивосток

Подробней тут: «Прошлое и будущее государства-общины» (https://proza.ru/avtor/ksergal)

14:05, 06.08.2021 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Об идее уничтожения государства, общине и коммунизме

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2021 г. Редакция: v.f.goncharov@gmail.com.
Редактор: Гончаров Вячеслав Фёдорович. Тел: +7(924)331-05-58. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100