Смирились? Будет ли заполнен политический вакуум в Забайкалье...

Вице-премьер, глава администрации губернатора Забайкальского края Алексей Казаков 11 октября сообщил о своей отставке. Несмотря на то, что чиновник сделал акцент на увольнении по собственному желанию, достаточно очевидно, что отставка связана с неудовлетворительными результатами его работы.

 В этих провалах виноват и губернатор Александр Осипов, который с момента приезда в регион так и не научился контролировать ключевой орган исполнительной власти.

Администрация губернатора при всех руководителях региона, кроме Константина Ильковского, являлась хребтом региональной системы органов власти. Её предшественник – аппарат администрации Читинской области – был создан заместителем главы администрации Читинской области Сергеем Трофимовым по образу и подобию администрации президента.

Придя в 1996 году по приглашению Гениатулина из администрации Читинского района, этот советской ещё закалки чиновник быстро сосредоточил в своих руках всю кадровую политику, определение структуры и полномочий органов госвласти, взаимодействие с Читинской областной думой и федеральным центром, сложную и противоречивую работу с главами муниципальных образований, законотворчество.

Трофимов был не идеален, но широко шагал, глубоко копал, детально разбирался во всех курируемых процессах, смотрел на перспективу и по старой привычке строил систему, способную работать при любых исполнителях.

После слияния в 2008 году Читинской области с Агинским Бурятским автономным округом чиновники из сибирского полпредства вынудили Гениатулина убрать из правительства объединённого региона так называемых старых замов. У Трофимова не было преемника (единственным заместителем был возрастной Виктор Першин), и Гениатулин в рамках опасного эксперимента с так называемыми молодыми замами поставил на пост Трофимова заместителя прокурора области Геннадия Чупина.

И у атамана не две головы на плечах

Эксперимент провалился. Быстро выяснилось, что Чупин не намерен разбираться в деталях, не читает толком документы и скачет по верхам. В конце последнего губернаторского срока Гениатулина Чупин ушёл в почти открытую оппозицию к губернатору и, вероятно, в том числе поэтому сохранил должность при Константине Ильковском.

Второй губернатор Забайкальского края работал широкими мазками, не боялся экспериментов и, казалось, воспринимал правительство региона как большой бизнес-проект. В рамках этого проекта Ильковский ничтоже сумняшеся, ни в чём толком не разбираясь, буквально первым своим решением разогнал гениатулинское правительство. Чупин сохранил должность, но администрация губернатора быстро растеряла почти всю власть, которая ушла в сторону приехавшего с якутским энергетиком Алексея Шеметова, работавшего у Ильковского первым замом.

Ильковский дошёл до того, что свесил на Чупина краевую комиссию по чрезвычайным ситуациям и назначил его главным атаманом забайкальских казаков. Этот цирк была вынуждена разгонять уже Наталья Жданова. Буквально через месяц после назначения на должность врио губернатора она заменила Чупина на руководителя исполкома регионального отделения «Единой России» Дмитрия Кочергина.

Начали за здравие, закончили за упокой

Вспыльчивый и самоуверенный Кочергин ещё до сентябрьских выборов 2016 года быстро прибрал растерянную предшественником власть к рукам. Чрезвычайные ситуации вернули первому заму, казаков отодвинули на положенное им место вместе с Чупиным, структуру правительства скорректировали в сторону здравого смысла.

На этом заслуги Кочергина закончились – с трудом контролирующий собственные эмоции вице-премьер не сильно отличался от предшественника в плане глубины и развалился на первом же испытании. Устроила его молодому и ретивому заместителю сама Жданова, посадившая в администрацию первым заместителем Кочергина… Трофимова. Знавшие друг друга с детства Кочергина чиновники в борьбе за влияние на главу региона развалили администрацию губернатора на два враждующих лагеря, тем самым во многом предопределив быструю отставку Ждановой.

За месяц до отставки Ждановой Кочергин проиграл выборы в заксобрание, на которых КПРФ, ЛДПР и «Единая Россия» набрали почти одинаковые проценты. Одновременно администрация губернатора в очередной раз провалила выборы в Читинском районе, где растащившие голоса провластные кандидаты расчистили дорогу безвестному представителю ЛДПР Вадиму Захарову.

Вообще, выборы в Читинском районе могут служить тестером качества работы внутриполитического блока регионального правительства. В ключевом муниципалитете региона без года 30 лет творится форменный бардак, посеянный ещё Трофимовым и последовательно поддерживаемый всеми его сменщиками. Краевая власть десятилетиями маринует на этой должности случайных людей, статусных пенсионеров или, как в случае с Кочергиным, пропускает на должность ноунеймов. Все они очень быстро вляпываются в серьёзные неприятности и лишаются должности.

После сентября 2018 года напрашивалась отставка не только Кочергина, но и Ждановой. После увольнения начальницы в октябре глава администрации губернатора встречал нового руководителя региона Александра Осипова около трапа, по которому вслед за врио с чемоданами шёл Сергей Нехаев.

Нехай рулит

Известного во многих регионах страны политтехнолога журналисты идентифицировали только через несколько дней. Хотя теперь знаменитые уже на всю страну методы превращения никому неизвестных людей в избранных народом губернаторов Нехаев начал применять буквально с первого дня работы Осипова в регионе. Врио губернатора под пристальным руководством Нехаева за несколько месяцев триумфально превратился в самого популярного политика в регионе.

Нехаев занялся политическими махинациями в циклопических масштабах. Он разделял, властвовал, сосредотачивал у себя в руках все ключевые полномочия и финансовые потоки. Кочергин продержался при новых руководителях несколько месяцев, после чего благополучно уехал в Самару. Нехаев занял его должность, довольно быстро усилил её статусом первого вице-премьера, отремонтировал себе царский кабинет на втором этаже здания на Чайковского, 8, и переехал с предбанника губернаторского кабинета поближе к земле и подальше от плохо контролируемого Осипова.

Уже через полгода после появления в регионе глава региона начал захлёбываться в скандалах, с которыми не расстаётся до сих пор – Нехаев широко шагал и не учитывал недостойные его внимания детали.

Сначала технологи врио губернатора допустили казавшуюся фатальной ошибку – Осипов пошёл на выборы самовыдвиженцем, хотя Устав региона предполагал выдвижение только от политической партии. Хитро выждавший время оппозиционер Жданов выложил этот козырь, когда было поздно что-томенять. Выдумывать новую юридическую реальность пришлось федеральному ЦИКу, который цинично заявил, что на выборах можно всё, что прямо не запрещено действующими нормами.

К середине лета 2019 года стало понятно, что в кампании Осипова задействованы какие-то невероятные деньги – позже выяснилось, что новые руководители региона вовсю использовали ресурсы Фонда развития Забайкальского края, куда скидывались на благотворительность и благие дела крупные компании.

За месяц до выборов журналисты «Чита.Ру» случайно поймали команду Осипова на фееричных несостыковках при сборе подписей за соперников врио губернатора на выборах. Часть глав и депутатов, которые якобы оставляли подписи за кандидатов-спойлеров, заявили журналистам под диктофонную запись о том, что на самом деле они подписывались исключительно за Осипова. Разгорелся невероятный скандал, в котором в другие времена мог сгореть весь региональный нотариат, но дело традиционно кончилось ничем – наговорившие лишнего резко одумались и навсегда забыли эту историю.

Впрочем, в главном Нехаев не рисковал – с выборов снесли слабого, но всё же коммуниста Юрия Гайдука. Осипов в итоге соперничал с политическими тенями и набрал на залитых деньгами выборах под 90% голосов.

Пирог арзамасский с рыбой астраханской

За полгода после победы на выборах Нехаев доказал, что выборами он занимается гораздо лучше государственного строительства. Слабое правительство Ждановой за 1,5 года совместной работы Осипова со своим знаменитым политтехнологом превратили в натуральный фарш, которым набили четырёхслойный политический пирог.

На первом слое этой конструкции находится сам Осипов и его неведомое окружение – какие-то загадочные люди, которые влияют на принимаемые им решения.

На втором слое работают вице-губернаторы и вице-премьеры, которых за три года работы Осипова стало больше, чем министров – 14 против 9.

Это не укладывается ни в какие управленческие теории, но это факт – заместителей у Осипова почти в два раза больше, чем министров, которые находятся где-то там на третьем слое и вынуждены выполнять разнородные поручения многочисленных вышестоящих начальников, которые сами давно запутались в том, за что именно они отвечают.

На четвёртом уровне конструкции находятся промежуточные руководители и другие исполнители запутанной высшей воли. Сверху вниз по вертикали льётся бесконечный поток поручений, которые неисполнимы просто в силу их количества.

Ситуация усугубляется отсутствием стабильности – никто не знает, какого нового заместителя придумает Осипов через неделю, как покрошит очередное министерство или кого с кем сольёт. Почти все заместители Осипова и многие министры годами работают в призрачном статусе исполняющих обязанности, который как будто подчёркивает неуверенность губернатора в завтрашнем дне.

Вертикальное безумие усугубляется бесконечной ротацией во властных горизонталях. Вице-премьеры и министры при Осипове меняются каждый год, на некоторых позициях по 2-3 раза. В 9 из 10 случаев должности занимают совершенно незнакомые системе люди, которые съезжаются в регион буквально со всей страны – из Владивостока, Хабаровска, Москвы, Кирова, Перми, Бурятии и многих других регионов.

Били Фому за Ерёмину вину

С одной стороны Казакову всё это мутное бесхребетное хозяйство досталось в наследство, а с другой он в течение года до отставки Нехаева работал у него первым замом и несёт полную ответственность за тот хаос, который творится в органах исполнительной власти до сих пор.

Буквально за неделю до отъезда из региона Нехаев каким-то образом продавил через аморфное заксобрание закон, позволяющий главе региона производить бесконечное количество вице-губернаторов, не согласовывая ни должности, ни людей на них с депутатами. Народные избранники умудрились дать этим вице-губернаторам полномочия и зарплаты вице-премьеров, упёршись только на помощниках – аппаратов у вице-губернаторов так и нет.

Казавшееся аппаратным преимуществом решение в руках у губернатора Осипова окончательно запутало ситуацию и через год ударило по самому Казакову. Сейчас у главы региона четыре заместителя в статусе вице-губернатора, и системе известен примерный функционал только одного из них – руководителя представительства региона при правительстве страны. Но и здесь Осипов довёл всё до сумасшествия, назначив на сугубо техническую должность героя федеральных телешоу Петра Попова.

Ещё один вице-губернатор – бывший прокурор края Василий Войкин, чей функционал полностью дублирует полномочия главы администрации губернатора, при этом сам он никак не подчиняется вице-премьеру.

Третий заместитель – Аягма Ванчикова, которая с поста вице-губернатора вроде как курирует работу социального блока, то есть двух профильных вице-премьеров — Инну Щеглову и Татьяну Цымпилову. Вместо одного заместителя по социальной политике у губернатора их стало три – настолько же больше, насколько больше стало бардака в системе.

В момент назначения четвёртого вице-губернатора Александра Костенко показалось, что дни Казакова на должности сочтены – полномочия нового зама не просто повторяли полномочия руководителя администрации губернатора, Костенко как будто и был этим руководителем.

Дублирование полномочий в полной мере распространяется и на сами органы госвласти, в том числе и на администрацию губернатора вместе с её подведомственными структурами. С одной стороны это путает исполнителей, с другой подпитывает систему коллективной безответственности.

Плохая снасть отдохнуть не даст

Придуманная Нехаевым система превратила привычную пирамиду властной вертикали в управленческого великана с широченными плечами разной длины и хлипкими ногами. В апреле 2020 года политтехнолог укатил на Камчатку успешно избирать губернатором очередного варяга.

Казакову на старте пандемии коронавируса, кроме этой странной конструкции, достались многочисленные местные выборы, голосование по поправкам в Конституцию, отсутствующие отношения с заксобранием и пустое отделение «Единой России», очередной провалившийся глава в Читинском районе, требующий постоянного управления и корректировок сити-менеджер Читы, злобное неуправляемое ИА «Чита.Ру», муниципальная реформа, перманентный неутихающий скандал с Фондом развития Забайкальского края, а ещё разворачивающаяся пандемия коронавируса.

Казаков с честью справился как минимум с двумя задачами – устроил успешную кадровую атаку на «Чита.Ру» и канонично провёл голосование по поправкам в конституцию.

Половину редакции «Чита.Ру» переманили в органы госвласти и развёрнутый на федеральный грант Центр управления регионом (ЦУР). На голосовании за Конституцию при отсутствующем контроле и при космической явке в 60% дали почти 75% голосования за изменение основного закона страны. Всё это произошло с одним мелким скандалом – на одном из УИКов отловилиперемещение 200 голосов из ненужной графы в нужную.

В остальном успехи четвёртого главы администрации губернатора Забайкальского края выглядят весьма сомнительно.

Двое пашут, семеро — руками машут

Буквально с первых дней работы на новой должности Казаков взялся за собственную кадровую политику. У него сразу появилось три новых заместителя.

Первым замом стал ставленник бывшего главного федерального инспектора Игоря Цветкова (сам он уехал в дальневосточное полпредство помощником полпреда Юрия Трутнева) Александр Якимов. Замом по кадровой политике назначили директора политехнического колледжа Людмилу Емельянову. С третьим замом экспериментировали – сначала им был выходец из силовых структур Игорь Бутырский, курировавший губернаторский протокол. Теперь Бутырского нет, но есть выходец из Росгвардии Олег Рычков. Все трое имели нулевой опыт госслужбы в органах госвласти Забайкальского края.

Работа заместителей Казакова за пределами администрации губернатора мало кому понятна и почти никому не известна, но им явно хватает хлопот – в этом органе власти кроме семи секретариатов вице-премьеров развёрнуто 18 (!) подразделений в основном в статусе профильных управлений.

Администрация губернатора за год пропускает через свои недра больше 1,1 миллиарда рублей (согласно бюджету 2020 года в последней редакции), что в 5,5 раза больше тех денег, которыми управлял Дмитрий Кочергин (212 миллионов в 2018 году).

Этот монструозный орган исполнительной власти является учредителем нескольких серьёзных госучреждений. Например, созданного в 2020 году для сражения за верную информационную повестку и освоения бюджетных денег краевого Центра социально значимой информации (иногда его за глаза называют фабрикой троллей, но вряд ли сотрудники этой организации занимаются производством комментариев в интернете). Или Ресурсного центра развития НКО, через который пустили все грантовые деньги, посадив на должность руководителя известного соратника забайкальского митрополита Димитрия Наталью Макарову.

Жена Казакова Вероника после его назначения случайно видимо возглавила «Точку кипения» — пространство коллективной работы в Пушкинской библиотеке, которое финансировалось частными инвесторами, и откуда заблаговременно не без участия Макаровой вышвырнули неугодного Александра Ломакина. Казакову по итогам очередного кадрового конкурса называли одним из самых ярких лидеров, не скрывая факта стажировок во вражеских США, но продержалась Вероника не больше года.

Кадровым провалом закончилось назначение Казаковым на должность начальника управления пресс-службы его знакомой из Приморского края Ксении Хапицкой (предыдущий руководитель управления пресс-службы Вячеслав Кулаков, который тоже приехал из Приморья, ушёл в Центр управления регионом).

Хапицкая в течение года работы пресс-секретарём губернатора старательно топила своего шефа в скандалах, ругаясь с журналистами, путаясь в комментариях и публикуя в социальных сетях умопомрачительные посты о том, как ей непросто даётся работа на новой ответственной должности.

Вообще работа Казакова со СМИ часто не задавалась несмотря на то, что он сам выходец из медиа. Примеров тут можно привести немало, но это банально опасно – можно нарваться на очередное заявление в полицию с просьбой возбудить в отношении журналистов уголовное дело или на судебное разбирательство по поводу тех или иных формулировок.

Журналисты и хаотичная бесперспективная кадровая работа – не единственные проблемы Казакова. Он не смог выстроить отношения с местными элитами (кажется, даже не разобравшись с тем, кто это вообще такие и где их искать). В 2021 году ситуацию довели до прямых грубых атак в проправительственных анонимных телеграм-каналах на своего же сенатора Баира Жамсуева.

Ни Нехаев, ни Казаков вместе со своими дублёрами Костенко и Войкиным не систематизировали работу с расхристанным заксобранием, из которого все эти годы топорно и грубо пытаются выбивать нужный результат без учёта людей, которые это заксобрание составляют.

Не видно работы правительства с общественниками. Неконтролируемо продуцирует светские и церковные скандалы митрополит Читинский и Петровск-Забайкальский Димитрий, считающийся соратником Александра Осипова.

Слабым и беспомощным много лет остаётся региональное отделение «Единой России». При Казакове краевые власти провалили массу местных выборов, сталкивая лбами людей в Могоче и Краснокаменске, в Каларском округе и Нерчинском районе. Ничего не было сделано для того, чтобы хоть как-то обелить перемазанный коррупционными скандалами Фонд развития Забайкальского края.

Вряд ли удовлетворительными можно назвать результаты выборов в Госдуму. При помощи административного ресурса «Единую Россию» буквально за уши дотащили до 38%, но этот результат на 10 с лишним процентов ниже, чем партия власти получила в среднем по стране. КПРФ, несмотря на полное отсутствие лидеров в региональном отделении и глумливую многолетнюю травлю в анонимных каналах, смогла набрать 20% — максимальный результат на федеральных выборах за последние 20 лет.

Имидж ничто. И нигде

Казаков продемонстрировал неспособность управлять образом и имиджем губернатора Александра Осипова – сущностями, на которых держится весь раздутый Сергеем Нехаевым рейтинг главы региона. Осипов безусловно нуждается в серьёзной пиар-поддержке, но пиар-блок под управлением Казакова все эти 1,5 года не только не помогал с этим, но и как будто намеренно создавал губернатору проблемы.

Во всей работе Казакова это самое удивительное, поразительное какое-тоявление. Казаков по образованию и опыту работы – чистый пиарщик с достаточно широким опытом работы на этом направлении. В его руках к моменту назначения были сосредоточены какие-то совершенно невероятные человеческие и материально-технические ресурсы.

Развёрнутая сеть наполненных людьми пресс-служб, два профильных пиар-управления и курирующий их заместитель, ЦУР, Центр социально значимой информации, внештатные специалисты, наверняка под выборы в регионе работала команда политтехнологов – и это только то, что лежит на поверхности.

У Казакова всё это время был собственный телеканал – пусть без телевидения и в полупустом здании, но с операторами, режиссёрами и полным штатом журналистов. А ещё раскачанные соцсети, своя газета с прикрученной к сайту цитируемой новостной лентой, частные управляемые медиа. И несмотря на всё это созданный Нехаевым образ Осипова бесконечно ветшает, а к работе регионального правительства с каждым месяцем возникает всё больше вопросов.

Дело даже не в коррупционных скандалах – у созданной при Осипове системы не видно хотя бы краткосрочного будущего. Широкоплечий колосс как будто семенит от одной отставки к другой, от одного непонятного назначения к следующему, от отчёта к отчёту, от совещания к совещанию, от отчаяния – к отчаянию.

Какая конечная цель этой истории? Ради чего работают все эти люди? Чем должен ознаменоваться губернаторский срок Александра Осипова? Есть ли перспективы появления у этой системы каркаса? Или мы просто ждём назначения нового губернатора?

Всё же администрация губернатора в том смысле, который в неё вкладывали создатели, — это орган власти, который не только определяет идеологию работы государственной машины в крае, но и строит саму систему, корректирует её работу на ходу и балансирует между ключевыми центрами силы как в регионе, так и за его пределами. Администрация губернатора – это, насколько я могу судить, про систему и интеллект, про развитие и консолидацию, про нивелирование рисков, про деятельное созидание и грамотное распределение полномочий между органами исполнительной власти.

Как так вышло, что работу этого важнейшего органа власти вывернули в разрушение, злость, страх и тотальную дезорганизацию? Почему ключевыми целями работы государства в отдельно взятом регионе сделали старательное закрывание глаз на любые проблемы, освоение бюджетов и агрессивное неприятие любой точки зрения кроме официально согласованной? Какова перспектива системы, которая старательно отгораживается от реальности и работает на перспективу, ограниченную сроком полномочий отдельно взятых чиновников, не связывающих свою дальнейшую судьбу с регионом?

В Забайкальском крае давно уже никто не ждёт ответов на подобные вопросы. Нас приучили к тому, что не нужно их ждать. И что вообще не нужно ждать. И, наверное, Казакову тут нужно сказать спасибо, что он научил нас всех терпению и в какой-то мере смирению. Мы все смирились – политики и журналисты, общественники и силовики, чиновники и вузовские преподаватели, врачи и учителя. Казаков стал символом этого политического вакуума, и все, кто хотел, увидели, к каким ужасным искривлениям реальности это приводит.

Мне очень хочется, чтобы эти искривления увидел и губернатор Забайкальского края Александр Осипов. И чтобы настоящей причиной отставки Казакова было не его собственное заявление об отставке, как об этом сказано в официальном пресс-релизе, а, наконец, решение самого Осипова.

Если это хоть насколько-то так, значит, есть хоть какая-то надежда, что мы в этом состоянии не будем колдыбаться до 2024 года.

Жизнь ведь у всех у нас одна.

И все мы явно заслуживаем большего.

Автор — АНДРЕЙ КОЗЛОВ, «Чита.ру»

15:01, 13.10.2021 г. — VestiRegion.ru

VestiRegion.ru → Горячие новости → Смирились? Будет ли заполнен политический вакуум в Забайкалье...

НовостиНародные новостиПробки во ВладивостокеПубликацииRSS

© VestiRegion.ru 2009–2021 г. Редакция: v.f.goncharov@gmail.com.
Редактор: Гончаров Вячеслав Фёдорович. Тел: +7(924)331-05-58. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100